Владимир Азаров : Специальная военная операция

Вопросы и ответы военного эксперта

Уже два с лишним месяца идёт война на Украине, но явных успехов Российских войск там пока не наблюдается. Никто, конечно, не требует от них немедленного перехода в решительное наступление на всех фронтах, принося в жертву победе здоровье и жизни наших доблестных воинов-освободителей, но представление о какой-то конкретной цели в действиях Армии, понятной простому гражданину хотя бы в общих чертах, у населения страны всё-таки должно быть.

Регулярные брифинги Министерства Обороны РФ о ходе проведения Специальной военной операции (СВО), как правило, проходят в форме выступления по телевидению руководителя департамента информации и массовых коммуникаций МО генерала И.Е. Конашенкова, который бодрым голосом докладывает, сколько ударов и по каким объектам было сделано. Но этого явно недостаточно, чтобы граждане нашей страны могли убедиться в том, что «всё идет по плану!». Столь ограниченное информирование вызывает у людей массу вопросов к Минобороны. По непонятным причинам оно почему-то не учитывает того обстоятельства что мы живём в век информационных технологий, когда всякая попытка скрыть информацию приводит только к ненужным репутационным потерям того ведомства, которое за неё отвечает. Любая скрытая информация всё равно становится достоянием широкого круга граждан, и происходит это очень быстро.

Если случилось какое-то чрезвычайное событие или происшествие, попытка скрыть его детали выглядит вдвойне скверно и вызывает в обществе резонный вопрос: «Зачем? Зачем об этом умалчивать?». Яркий тому пример – гибель крейсера «Москва» и попытки оправдать бездарное и глупое решение, принятое каким-то высокопоставленным начальником, об отправке крейсера без сопровождения фрегатов и корветов вдоль одесского берега. Ложная и неполноценная информация об этой трагедии вызывает недоумение не только у военных специалистов, но и у простого населения. Спрашивается, что и кому хотело показать командование, выпустив «Москву» на эту «прогулку»? Желали продемонстрировать мощь? Но «Москва» не выглядит как линкор «Миссури» с его огромными орудийными башнями. Ее видом никого не испугаешь. Зачем же тогда корабль ходил вдоль берега Одессы? Чтобы прикрыть возможную высадку десанта? Но от этой идеи благополучно отказались. Или, может быть, хотели помахать перед украинцами гордо реющим российским флагом? Притом, что крейсер был вооружен противокорабельными ракетами, которыми можно поражать наземные цели, но которые не являются высокоточным оружием. Да и зачем вообще отдельным кораблям был отдан приказ действовать самостоятельно?

Вопросов как обычно много, но ответов на них нет. А поскольку народу ничего не сообщают, то возникает огромное количество слухов, которые порождают всякие небылицы, способствуют появлению фейков, что, в конце концов, вызывает недоверие к власти. Спрашивается – зачем это делать? Не лучше ли говорить всё честно и признавать ошибки! Лишь однажды, после двух-трех недель проведения специальной операции, генерал Конашенков отступил от выбранной МО тактики информирования и сказал, наконец, о потерях Российской армии, забыв, правда, про Росгвардию и другие части, которые хотя официально не относятся к Министерству обороны, но участие в операции принимают. Забыты были также Народные милиции ЛНР и ДНР.

Далее. В своих выступлениях генерал ежедневно докладывает о поражении пунктов управления, складов с боеприпасами, артиллерийских подразделений на огневых позициях, а также «опорных пунктов противника и сосредоточения живой силы и военной техники», причем количество поражённых объектов указывается в цифрах превышающих 150 единиц. Но, согласно всем уставам и наставлениям, опорные пункты имеют в обороне только взвода и роты, остальные части и соединения располагаются в районах обороны. В развёрнутой танковой или мотострелковой дивизии имеется около 150 взводных опорных пунктов танкистов или мотострелков. Таким образом, согласно данным МО, почти ежедневно силами всех наших огневых средств поражается почти полнокровная дивизия украинских войск. Но если у противника такие чудовищные потери, кто же тогда так яростно обороняется в течение двух с половиной месяцев на Донбассе? Видимо, Минобороны следует более правильно информировать население и использовать необходимую в таких случаях терминологию, указывая, что было поражено такое-то количество объектов и районов сосредоточения живой силы и военной техники. Армейский язык требует точности высказываний.

Об отсутствии информационного обеспечения операции говорится уже на всех государственных каналах. Гости и постоянные участники телевизионных информационных программ и политических шоу почти в один голос твердят, что с военнослужащими ВСУ и с украинским населением необходимо проводить определённую пропагандистскую работу! Но почему-то её до сих пор никто как положено не проводит. Почему? Да потому, что у нас просто нет соответствующей структуры, нет основополагающих документов, нет сил и средств.

В своих статьях мне уже неоднократно приходилось указывать на примеры работы отрядов пропаганды и агитации (ОПА), которые прекрасно зарекомендовали себя во время войны в Афганистане. Но этим вопросом заниматься пока, наверное, некому. И снова возникает вопрос: а какова же тогда роль в действиях на Украине Военно-политического управления Министерства Обороны России? В настоящее время, в ходе проведения Специальной военной операции, это управление должно быть самой мощной структурой, укомплектованной квалифицированными специалистами, возможно призванными из запаса, и обеспеченной соответствующим оборудованием. Тем более, что такое оборудование у нас используется, но только для других целей. Например, во время прохождения Бессмертного полка по улицам Москвы было задействовано большое количество звуковещательных машин, которые воспроизводили для граждан песни военных лет. Почему бы такие машины не отправить на передний край в Донбасс, к окопам, чтобы через них можно было обращаться к солдатам ВСУ с призывами сложить оружие, чтобы не продолжать бессмысленную бойню? С той же целью необходимо использование листовок. До сознания украинских военных следует постоянно доводить мысль, что Российская Армия не воюет с братским украинским народом! Она воюет с бандеро-фашисткой властью и неонацизмом в стране! Надо говорить им, что пора создавать новую собственную антифашистскую Украинскую Армию! Такая работа помогла бы сохранить жизни тысячам украинских и российских солдат.

Это крайне важно для успешного завершения операции, для восстановления прежних связей между украинцами и русскими, являющимися единым народом, исповедующими единую веру. Не пора ли, в таком случае, руководству нашей страны провести хотя бы частичную мобилизацию Российских Вооруженных сил, чтобы не только обеспечить указанное направление деятельности войск на Украине и в Донбассе, но и подготовить реальные силы и средства для проведения денацификации, для создания военно-гражданских комендатур, а также частей и подразделений охраны и обороны на освобожденных от нацистов территориях? Ведь очевидно и предельно ясно, что отсутствие должной разъяснительной работы с украинскими военными и местным населением при массированной контрпропаганде со стороны украинского режима обуславливает дальнейшую ожесточённость сопротивления и затягивание военного противостояния. К тому же, вопреки всякой военной логике, украинские пропагандистские и информационные центры до сих пор почему-то не нейтрализованы.

Тем самым, на фоне навязываемого украинскому населению образа России как жестокого и безжалостного оккупанта, на Украине закладывается мина под перспективу восстановления на ее территории цивилизованного гражданского общественного устройства. В результате этих недоработок продолжают создаваться благоприятные условия для укрепления информационной изоляции и демонизации России на международной арене, наращивания против неё экономических санкций. В недрах Министерства Обороны уже давно должен быть выпущен документ по денацификации, в котором чётко и конкретно определено, что она из себя представляет, какая структура в Министерстве будет этим заниматься, как денацификация будет проводиться на местах и кто будет ее осуществлять?

Важно отметить и то, что опыт денацификации Украины у нашей страны есть. Еще во время Великой Отечественной войны руководство СССР очень продуманно работало по данному вопросу. В то время это звучало как «борьба с украинскими националистами». Для понимания целей и задач этой борьбы, которая велась главным образом силами войск НКВД, издавались различные директивы, постановления и инструкции. Чего, например, стоит одно только Постановление Политбюро ЦК КП(б)У «Об усилении борьбы с украинскими националистами в западных областях Украины от 10 января 1945 года». Почему подобные документы не разрабатываются в нашем Министерстве Обороны или Правительстве РФ? Почему бы нам не вернуться к опыту борьбы с нацистами проводимой восемьдесят лет назад?

В народе уже прозвали специальную военную операцию «странной войной». У многих людей вызывают недоумение действия главнокомандования, которое порой принимает какие-то половинчатые решения.

Возникает чувство, что в стране нет единства армии и тыла. В то время как наша доблестная Армия бесстрашно воюет на Украине, тыл живёт по своим мирным законам. Государство продолжает игнорировать войну и ее растущие угрозы, что ещё более ослабляет «партию власти» и усиливает «партию денег». По сути, после начала СВО, в нашем государстве ничего не изменилось ни в системе управления экономикой, ни в сельском хозяйстве, ни в науке, культуре и образовании. Серьёзных кадровых решений, способных изменить ситуацию к лучшему, принято не было. «Пятая колонна» и бюрократы продолжат выступать операторами интересов крупного олигархата, что может привести к катастрофическим последствиям, сравнимым с итогами Первой мировой войны.

В современных условиях ведения войн главными целями обычно выступают центры и инфраструктура управления, транспортная логистика и политическое руководство. Это демонстрируют все последние конфликты современной эпохи. Почему-то Российская сторона демонстрирует «иную» логику. Прошло уже больше двух месяцев войны, но до сих пор не было нанесено массированных ударов по центрам управления группировками, основной инфраструктуре (мосты, железнодорожные узлы, логистические хабы, трубопроводы) и другим центрам управления информацией. После обстрелов российской территории наши верховные власти только пригрозили, что нанесут удары по политическому руководству Украины и центрам принятия решений, но пока ничего не было воплощено в реальность.

На Украине почему-то продолжает действовать финансовая и государственная система, сотовая и специальная государственная связь. Полностью восстановлена и действует транспортная (ж/д) инфраструктура и логистические хабы, связывающие украинский фронт с центрами обеспечения. Как это ни парадоксально, но ни одно направление действия не изолировано, что позволяет непрерывно и ритмично снабжать фронты боеприпасами, ГСМ и прочими видами довольствия. Все трассы, идущие от Киева к фронту на востоке, практически открыты и заполнены конвоями снабжения. Украина провела уже три волны мобилизации и активно проводит перевооружение, что усложняет значительно ситуацию на Донбассе и на Юге Украины.

В обществе блуждают предположения, что причиной такой ситуации является возможный сговор украинского и российского олигархата, где российская бюрократия выступила в привычной роли оператора корпоративных интересов, а украинский капитал продолжает диктовать свою волю нашему руководству, сделав украинскую территорию западнее линии Киев – Днепропетровск – Одесса неприкосновенной. Складывается впечатление, что Российское государство безвольно играет в поддавки с украинскими олигархами за счет жизней российских солдат и матросов, в то время как Украина продолжает воевать по-настоящему.

Украинское руководство мобилизовало на войну весь свой народ, и относится к ней очень и очень серьезно, подключив все внутренние и международные силы и средства, в том числе ведения информационной войны, чего наша страна в столь серьёзной обстановке практически не делает. Видя бездействие власти и военного руководства, в российском обществе спонтанно образовывается Народный информационный фронт, претендующий на функции отсутствующего в стране единого Министерства информационной политики, которое на Украине функционирует уже в течение восьми лет. Но такой подмены допускать нельзя. Столь важный вопрос, как информационное обеспечение операции, нельзя отдавать в руки волонтёрам-добровольцам. Это прерогатива государства.

По утверждению Минобороны, совсем недавно закончился Первый этап операции, который показал многие недостатки её ведения. Прежде всего, обнажилось почти полное отсутствие кадрового пророссийского резерва для удержания и развитии освобождённых от неофашистов территорий. Об этом красноречиво свидетельствует тот факт, что за восемь лет нацистского режима на Украине нами не было сделано ничего, чтобы сохранить на местах или подготовить лояльные Российской политике кадры. В лучшем случае пророссийски настроенные люди были предоставлены сами себе, в худшем – скомпрометированы неумелой, или, возможно, сознательно провальной работой из Москвы с известными последствиями. Киев, напротив, проводил последовательную идеологическую, кадровую работу, продвигая на местах пробандеровские кадры, перемешивая их с командированными из других регионов.

Сложившаяся ситуация, когда исторические русские земли стали враждебны России, – это прямая ответственность тех лиц, которые монополизировали и за последние восемь лет провалили работу с Украиной. Мало того, эти люди всё еще продолжают отвечать за это направление. И до сих пор никто из них не понёс никакого наказания за явные ошибки и промахи, допущенные при подготовке и начале операции. Подобная практика отношения к кадрам очень сильно влияет на настроение масс. То, что в той или иной степени допустимо в мирное время, абсолютно недопустимо в период проведения Специальной военной операции. В обстановке военных действий следует с особым вниманием пересмотреть работу всех министерств и ведомств, в том числе деятельность российской таможни на границе с ЛНР и ДНР, к которой сегодня накопилось огромное количество нареканий и претензий.

И здесь круг замыкается. Мы снова упираемся в недосказанность, неясность целей Освободительного похода на находящуюся под фашистской властью Украину. Эта неопределенность может препятствовать действиям нашей славной Армии, порождать страхи и неуверенность населения России. Но наш народ по-прежнему готов поддерживать действия своей Верховной власти. И чтобы сохранить эту поддержку власть должна как можно скорее разъяснить нам, что именно нужно поддерживать и как. К сожалению, пока такой ясности у российского народа нет.

Особое напряжение возникает и в связи с переговорным процессом. Дамокловым мечом над нами нависает угроза заключения с нацистами мира без победы. Из уст первых лиц государства звучат слова о продолжении мирных переговоров с неонацистской властью. Достаточно вспомнить, что еще в конце апреля пресс-секретарь Президента Дмитрий Песков неожиданно объявил, что «украинской стороне передан наш проект документа, который включает в себя абсолютно чёткие, выработанные формулировки». Заключительными словами пресс-секретаря было: «Ждём ответа». Ответа от кого? Неужели власть не понимает, что подобные действия деморализуют Армию, а население пока ещё Украины из-за боязни такого мира будет опасаться оказывать поддержку русским войскам и новым местным властям. Люди знают, что, если завтра русские уйдут, всех сочувствующих постигнет жестокая кара нацистов. Примеров тому достаточно.

Армия должна точно знать, за что она сражается. Каждый солдат должен верить не только своему командиру, но и правительству страны, Верховному Главнокомандующему. Без этой уверенности боевой дух сражающихся войск падает, снижая эффективность боевых действий. Эту уверенность сильно подрывают как постоянные заявления о мирных переговорах, так и отсутствие ясного каждому бойцу целеполагания о конечной задаче СВО.

Следует признать и то, что в сложившейся ситуации назревает, вернее давно назрела, необходимость создать организованное сообщество патриотических сил, готовых поддержать единомышленников в верхах власти и противодействовать козням «пятой колонны».

И, наконец, у общества накопились к властям и другие вопросы. Например, такие: почему до сих пор Европе не перекрыт газ? Есть ли на это веские причины? Если есть, то тогда надо их публично озвучить, потому что молчание порождает слухи и даёт новые козыри вражеской пропаганде, и без того выигрывающей у нас информационную и пропагандистскую войну. Другой вопрос: почему враждебные действия ряда государств, направленные на военное поражение России и убийство наших военных и простых граждан, мягко именуются «недружественными»? Что мешает, например, министру иностранных дел Сергею Лаврову называть вещи своими именами и обращаться к мировому сообществу с жёсткими протестами, оформленными в подобающей форме документами?

Недосказанность и двусмысленность заявлений первых лиц России являются одной из основных причин того, что мы до сих пор проигрываем информационную войну. Им противостоят заявления украинских властей, которые ясны и решительны: Крым и Донбасс не отдадим; Запад нам помогает, и мы победим; победа – это уход всех российских войск со всей территории Украины, включая Донбасс. Эти заявления вселяют в украинских военных уверенность, и они продолжают сражаться. Население Украины, даже сочувствующая России его часть, как уже говорилось, опасается оказывать поддержку нашим войскам. При таком раскладе убеждённость киевских властей в возможности победы над Россией усиливается, тогда как наша правдивая пропаганда ослабляется. Министерство информационной политики Украины получает дополнительные козыри в распространении лжи и клеветы о России и её Армии.

Далее нельзя не сказать о проблемах, возникающих на Российских территориях. Украина продолжает наносить удары по нефтебазам и другим гражданским объектам в приграничных с нею областях. Судя по первоначальной реакции местных руководителей, они не были готовы к такому повороту событий. По российской традиции факты, как обычно, замалчиваются, чтобы настроения местного населения не вышли из-под контроля. Похоже, в верхних эшелонах власти никто вовремя не сориентировал руководителей на местах и не издал соответствующих руководящих документов о том, как они должны действовать в условиях военного времени. Это также серьезная недоработка, поскольку во всех государственных и хозяйственных структурах уже давно должны быть разработаны мобилизационные и оперативные планы действий в различных ситуациях, в том числе в непредвиденных обстоятельствах. Значит, что все наши министерства и ведомства продолжают жить в условиях мирного времени, что в период проведения СВО недопустимо.

Вывод напрашивается следующий. Вероятно, при подготовке и проведении Специальной военной операции Генеральный штаб и все военачальники руководствовались так называемой «доктриной Герасимова» или концепцией войны нового типа – «Гибридной войны», разработанной в 2013 году начальником Генштаба ВС России Валерием Герасимовым. Исходя из этого, получается, что наше военное руководство на доктринальном уровне готовило войска к военному противостоянию с заведомо слабыми противниками (как, например, было в Сирии). Любые боевые действия на территории Российской Федерации не рассматривались ни в каком виде. Причём невоенные действия по отношению к военным, согласно Доктрине, соотносятся как 4:1. Предполагается, что в эпоху «гибридных войн» единственной опасностью для государства являются разного рода «пятые колонны» и «агенты влияния», для противодействия которым следует создавать мощный силовой аппарат. Все прочие сценарии развития войны пресекаются наличием ядерного оружия.

Не исключаю, что все мобилизационные планы и организационные инструкции для военного и гражданского руководства на случай начала «гибридной войны» были по большей части свёрнуты Верховным главнокомандованием и оказались ненужными. На этом фоне наблюдается значительный контраст с руководством Украины, которое под непосредственным патронажем заинтересованных в войне сторонних государств готовило свои вооруженные силы к классическим боевым действиям с планами ведения всенародной войны и применением тактики «выжженной земли» как на своей, так и на российской территории.

Таким образом, в военном противостоянии Украины и России ясно проявляется различие в подходах к ведению войны. Украина воюет серьезно, тогда как мы, следуя «Доктрине ведения гибридной войны», руководствуемся принципом нахождения на Украине в состоянии «ни войны, ни мира». Россия просто проводит Специальную военную операцию, что вполне соответствует тезисам из работы начальника Генерального штаба, в которой он писал: «В XXI веке прослеживается тенденция стирания различий между состоянием войны и мира. Войны уже не объявляются, а начавшись, идут не по привычному нам шаблону. Возросла роль невоенных способов в достижении политических и стратегических целей, которые в ряде случаев по своей эффективности значительно превзошли силу оружия. Акцент используемых методов противоборства смещается в сторону широкого применения политических, экономических, информационных, гуманитарных и других невоенных мер, реализуемых с задействованием протестного потенциала населения».

Но и здесь возникает вопрос. Почему же мы не применяем весь набор перечисленных в Доктрине невоенных мер, включая меры экономического характера, а также ведение информационного противоборства и мероприятий в сфере культуры и искусства? Где в данном случае чиновники от культуры? Где государственный заказ в литературе, музыке, кино?! Где старые песни военных лет и новые о событиях на Украине? А ведь в нашей стране много талантливых людей, которые способны создать прекрасные патриотические фильмы о военных действиях на Украине, написать глубокие и проникновенные слова о сегодняшних событиях. Такие произведения уже появляются. И власть должна показать заинтересованность в творческой активности патриотически настроенных деятелей культуры. Особенно теперь, в столь непростой для жизни нашей страны период, когда время настойчиво требует единения власти и народа!

Сегодня нам требуется консолидация государства, его перестройка в свете назревших военных, политических и экономических вызовов. Пора всем чиновникам, управленцам, представителям культуры и искусства «проснуться» и понять, что против нашей страны ведется открытая беспощадная война, организованная коллективным Западом. За Украиной, этой многострадальной частью нашего Отечества, стоит совокупный военный и экономический потенциал ЕС и США. Время требует обращения к правде и перемен во всем!!! 

Владимир Алексеевич Азаров, ветеран локальных войн и военных конфликтов, член Союза писателей России, кандидат политических наук

Источник