Диверсанты, чиновники или изменение климата — кто виноват, что российские леса снова горят?

Лесными пожарами охвачены 77 из 85 регионов страны

Российские леса снова полыхнули. Сообщения МЧС всё больше напоминают фронтовые сводки.

Екатеринбург накрыл смог, город задыхается от запаха гари. Виной тому природный пожар в Березовском округе, сообщает региональный главк МЧС.

«Пожар площадью 62 гектара локализован и не угрожает населенным пунктам и объектам экономики», — говорится в сообщении.

МЧСники советуют жителям не открывать окон, поменьше находится на улице, не пить — не курить и в случае недомогания обращаться за врачебной помощью, а синоптики объясняют, что смог завис из-за маловетреной погоды. Наверно, жителей это должно успокоить. Но если налетит ветер, то локализованный пожар с большой долей вероятности разгорится с новой силой.

В Приморском крае, в Дальнегорске, и того хуже: пожарным пришлось отводить огонь от жилых домов. Протяжённость линии огня достигла километра.ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕОдесса: Как русские ракеты уничтожили стратегический склад авиазапчастей ВСУСБУ и Mi-6 ищут наших разведчиков в самом ближнем окружении Зеленского

В Красноярском крае из-за огня погибли семь человек, ещё 19 получили травмы. Огненная стихия разбушевалась в более чем 16 населенных пунктах. Причиной возгораний стали множественные короткие замыкания, вызванные обрывами линий электропередачи из-за штормового ветра, порывы которого достигали 40 метров в секунду. Из-за обрывов вспыхнули 273 пожара в 18 муниципалитетах.

А вот в Омской области — двойное ЧП. Первое — как нетрудно догадаться, масштабные пожары, и это — страшно. А второе — мэр омского города Называевск Виктор Лупинос задержан за злоупотребление полномочиями. А конкретнее — за головотяпство. Лупинос своевременно не организовал выполнение противопожарных требований. В результате сгорело не менее 100 строений домохозяйств. Мэру предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями). Следствие обратилось в суд с ходатайством об избрании Лупиносу меры пресечения в виде заключения под стражу, отметили в региональном следственном управлении СК.

Иркутской области тоже приходится туго. Там еще 7 мая ввели режим ЧС в связи с неблагоприятными погодными условиями и с распространением природных пожаров. За 10 мая в области было потушено 16 пожаров. Огню противостояли 140 пожарных-десантников, 272 сотрудника лесопожарных формирований, 136 единиц наземной техники. Пришлось даже граждан мобилизовывать, их в тушении пожаров участвовало более 60 человек. Для авиационного мониторинга задействовали семь самолетов. Причиной возгораний называют погодные условия.

Огонь разгулялся так лихо, что вмешался президент России. Он провёл совещание по борьбе с пожарами.

«Если угроза разрастания пожара реальная, помощь должна поступать немедленно, а не по каким-то условным нормативам», — наказал Владимир Путин.

«Нужно оценивать реальную угрозу, потенциальные риски и разворачивать силы там, где они нужнее всего», — добавил он.

Пользователи сети распоряжение президента одобряют, но возмущаются, что без указания сверху проблемы на местах не решаются.

«Ни один чиновник в России не работает без пинка президента, потому что на них нет серьезных законов от Госдумы об ответственности, прокуратура и контролирующие инстанции — все зависят от местной администрации»;

«Не призывать надо, а заставлять. А то болтовня сплошная. Нет вертикали власти»;

«Нужно искоренять не пожары, а причины этих возгораний», — пишут возмущённые граждане.

А ведь мы еще не забыли прошлогодние пожары, когда огонь охватил тайгу в Сибири и на Дальнем Востоке. Тогда за лето выгорело более 17 млн гектаров. Впервые в истории (по крайней мере, с того момента как начали вести спутниковое наблюдение) дым от лесных российских пожаров достиг Северного полюса. Лучше бы такого «рекорда» вообще не было!

Кстати, в прошлом году, когда обсуждались причины лесных пожаров, наряду с погодным фактором и бесхозяйственностью звучало слово «диверсия». Ветеран спецслужб Александр Михайлов считает, что это тоже нельзя сбрасывать со счетов. Особенно памятуя о спецоперации на Украине.

— Поджог леса — это простой способ нанести большой урон стране. Мы в первую и вторую чеченские кампании ловили таких «чертей». Они по злобе или по дурости леса поджигали. Ведь гибнут не только деревья и лесная живность, огонь часто перекидывается на населённые пункты, горят жилые дома, гибнут люди. Так что вероятность диверсий тоже надо иметь в виду. Но, в первую очередь, нужно вернуть лесников и егерей, которых некоторое время назад разогнали. Они следили за лесом, видели, где возникает угроза возгорания, и могли вовремя принять меры, чтобы не дать огню распространится. К сожалению, у нас в стране всё делается от обратного. Сначала создадут проблему, а потом пытаются её решить.

Самым страшным по количеству лесных пожаров стал 2002 год: было зарегистрировано почти 43,5 тысячи очагов. Площадь выгоревших лесов тогда превысила 1 млн 369 тыс. га. Огнем были охвачены все федеральные округа. Ущерб был нанесён колоссальный — без малого полтора миллиарда рублей!

Эколог Валерий Бриних полагает, что уменьшить количество возгораний можно только одним способом: тотально закрыть леса. Запретить их посещение без каких либо исключений. Ни сбора грибов-ягод, ни прогулок с младенцами в колясках, ни, тем более, шашлыков. И в населённых пунктах, расположенных возле лесов, запретить разведение огня на улицах и придомовых участках. Потому как бывает, что барбекю приводит к пожару на участке, а потом огонь перекидывается на лес. И еще — строжайше запретить сжигание мусора на свалках. Это тоже может обернуться лесным пожаром. Но это поможет только снизить число возгораний. Лес будет продолжать гореть, и к этому придётся привыкать.

— Мы сейчас сталкиваемся с последствиями изменения климата. В частности, с потеплением. Устанавливается непривычно жаркая погода, да еще с сильными ветрами. Это провоцирует верховой пожар, который можно потушить только палом, пустив встречный огонь. Мне, когда я работал в заповеднике, приходилось тушить такие пожары. Это очень и очень тяжело. При этом погибает много деревьев.

Из-за изменения климата особо сильно страдают хвойные леса. Ведь сухая хвоя — прекрасный горючий материал. Она легко воспламеняется. Есть вероятность, что ельники мы просто потерям, а сосновые леса останутся небольшими островками. В целом же хвойный лес через некоторое время постепенно заменится широколистным. И лесные пожары — часть этого процесса, с которой придётся смириться.

Ну, или остановить глобальное потепление. Но это уже другая история.

Вера Жердева

Источник