«Мы должны поставить условие: энергоносители только в обмен на товары. Бартер. Никаких финансовых и валютных расчетов»

У Ирана была программа «нефть в обмен на продовольствие», мы должны провозгласить такую же, только наоборот, как свое эмбарго в отношении Запада: газ в обмен на самолеты

Глава Центробанка Эльвира Набиуллина, отвечая на вопросы депутатов в Госдуме, объясняла то, что, в принципе, и так было понятно всем, кто имеет хоть какой-то опыт внешнеэкономической деятельности и международных расчетов. Больше половины наших золотовалютных резервов (ЗВР), номинированных в долларах и евро, находились в США и Европе, потому что больше им находиться было негде. Любой безналичный доллар, даже если он зачислен на счет в вашем российском или любом другом банке, на самом деле является цифровой записью на корсчете в американском банке, и по-другому быть не может. То же самое с евро.

Хитрый парадокс доллара состоит в том, что хотя он используется как платежное средство в международных расчетах, он остается целиком и полностью национальной валютой США. Никакие международные организации и договоры над долларом не властны. США могут его в любой момент отменить, заменить, деноминировать, а любые безналичные доллары – заморозить или изъять. Что они и делали уже неоднократно (случай с воровством денег России просто самый масштабный и вопиющий, но не исключительный) и будут делать всегда, пока доллар используется как резервная валюта во всем мире.

Мы могли перевести больше ЗВР в наличные (какое-то количество успели перевести), но эта мера заведомо была ограничена в размерах. Трудно представить себе, что такое сто миллиардов долларов наличными. Да и как осуществлять расчеты наличными, когда оплачивать нужно сотни миллионов? Впрочем, если бы мы смогли собрать столько кэша, Америка не постеснялась бы провести денежную реформу, прежние дензнаки отменить, напечатать новые, но обменивать их не только лишь всем, а кроме России. Как говорится, никогда такого не было, и вот опять.

Зачем же мы держали свои ЗВР в долларах и евро? Ответ тоже логичен: потому что такова структура наших доходов и расходов. Мы получали доходы от продажи нефти и газа в долларах и евро, мы тратили на внешнем рынке доллары и евро, потому, соответственно, и накопления делали в долларах и евро. Любой семейный финансовый консультант вам скажет, что накопления нужно делать в той валюте, в которой вы: а) зарабатываете и б) тратите. Другое дело, почему такая ситуация не менялась годами? Задача дедолларизации российской экономики была провозглашена давно, но выполнение этой задачи шло вяло и нерешительно. По-настоящему этим занялись только сейчас, когда не то что жареный петух в задницу клюнул (он клевал давно и настойчиво), а просто не осталось другого выхода.

Еще вопрос: зачем мы вообще собирали эту кубышку, которую у нас в итоге своровали? Зачем экономили на своих пенсионерах, матерях-одиночках, инвалидах, бюджетниках? Почему не построили школы, больницы, мосты (построили, но можно было больше), дороги? Почему не закупили на Западе (когда нам еще продавали) больше товаров, техники, оборудования? Почему не вложили эти деньги внутри страны, в улучшение жизни народа и развитие экономики? От Набиуллиной ответа на эти вопросы мы не дождемся, это не ее компетенция. Но, мне кажется, причины две: а) потому что мы верили в финансовый капитализм, в резервы, банки, акции, облигации, инвестиции и вот это вот всё; б) в связи с ограниченной пропускной способностью нашего управленческого аппарата – как государственного, так и корпоративного (деньги мало выделить, их надо еще и эффективно освоить, а ряд наших ведомств не успевают это сделать в отчетный период, а когда осваивают, то потом Счетная Палата находит кучу нарушений – не то чтобы все разворовали, а потратили бестолково и не на то, на что было нужно).

Получается, то, что произошло, было по-своему закономерно и неизбежно. Однако это не значит, что нам не нужно в полной мере понять, осознать и сделать выводы для настоящего и будущего.

Во-первых: наши деньги, больше половины ЗВР, около четырехсот миллиардов долларов в долларах и евро, примерно полтора годовых бюджета всей нашей страны, были не «временно заморожены», помещены под санкции, арестованы. Они у нас уже отняты, конфискованы, изъяты, сворованы. Навсегда. Эти деньги нам никто и никогда не отдаст. Подонки обсуждают только, как лучше их «использовать»: может, отдать Киеву, чтобы он купил на эти деньги у Америки оружие, которым будет убивать российских солдат и бомбить мирных жителей в ЛДНР, России и на Украине. Или просто рассовать по своим американским карманам, немножко загасить пожар перманентного кризиса капиталистической экономики.

Во-вторых: наши ответные меры должны быть зеркальны, решительны и понятны. Так, чтобы любому школьнику или домохозяйке можно было объяснить. У нас есть суверенные и корпоративные долги перед враждебными странами (в сумме, превышающей сворованные ЗВР). Их можно обнулить. Но тут начинается разброд и шатание. То говорят, что мы их платить не будем совсем. То говорят, что платить будем, но в рублях, а рубли будут висеть на счету в российском банке и ждать разморозки активов. То мы все-таки оплачиваем долги из остатков своих ЗВР и новополученных от продажи газа денег. Так нельзя. Решение должно быть одно, оно должно быть четкое и не допускающее люфта туда-сюда.

В оплату своих долгов мы можем делать платежные поручения на перевод денег со своих ЗВР. А если платеж не проходит из-за «заморозки», то в том не наша вина. Все кредиторы из враждебных стран должны получить ответ: вы знаете, у кого наши деньги, там и получайте. И не надо бояться, что эти подонки объявят: у России дефолт. Пусть кричат, что хотят. Дружественным странам мы платим, проблем нет. Эта ситуация похожа на то, что грабитель на улице отбирает у тебя кошелек с деньгами, а потом предъявляет к оплате вексель. Ты говоришь: но ведь мои деньги у тебя! А грабитель: это не считается, не можешь оплатить вексель – ты банкрот!

В-третьих: на конфискацию имущества России, корпораций и граждан России (пусть даже и олигархов) мы должны немедленно отвечать конфискацией имущества враждебных стран, корпораций и граждан этих стран. Не нужно бояться. Бояться уже нечего, все самое страшное уже случилось. Дальше и хуже может быть только ядерная война, но если она, не дай Бог, начнется, то вообще все равно будет, у кого какие ЗВР и на кого были записаны превращенные в ядерный пепел заводы и пароходы.

В-четвертых: продолжать торговать с враждебными странами мы должны только по бартеру. Сейчас мы требуем от них оплаты в российских рублях, и это уже вызывает у них истерику. Они отказываются покупать газ за рубли, ну а мы перекрываем вентиль. Хотя платят они так же, как раньше, в евро, но за эти евро Газпромбанк покупает на бирже рубли, и только по зачислении рублей оплата считается состоявшейся. Евро растворяются в бирже и заблокировать их становится труднее (но не невозможно). Европа же хотела получать газ и ничего за него не платить. Например, отправлять евро на счета «под санкциями», а потом эти деньги отдавать Киеву, чтобы Киев купил у Европы ракеты и бомбы, чтобы убивать российских солдат и мирных жителей России, ЛДНР и Украины. Очень хитрая схема, но на каждую хитрую гайку найдется болт с винтом.

Однако этого мало. Евро и доллары, пусть даже и растворенные в биржевых операциях, все равно остаются долларами и евро, и страны-эмитенты могут их контролировать, заблокировать, арестовать и своровать в любой момент. И, главное, сами эти цифры и бумажки ничего не стоят. Они стоят чего-то только потому, что на них можно купить какие-то нужные нам товары. Враждебные страны отказываются поставлять нам свои товары. Так зачем нам их деньги? Пока что мы расплачиваемся долларами и евро за товары из дружественных стран, но торговля с ними постепенно выходит на национальные валюты. А значит, доллары и евро нам скоро будут совсем не нужны, ни наличными, ни на счетах, ни на бирже.

Мы должны поставить условие: энергоносители только в обмен на товары. Бартер. Никаких финансовых и валютных расчетов. Товар за товар. У Ирана была программа «нефть в обмен на продовольствие», мы должны провозгласить такую же, только наоборот, как свое эмбарго в отношении Запада: газ в обмен на самолеты. Или на другие необходимые нам вещи. Поставляете нам самолеты, причем с доставкой до нашего порта или до границы, на условиях CIF или DAF (чтобы не было сюрпризов с логистикой) – мы открываем вентиль. А нет так нет. Бумажки свои можете засунуть себе куда хотите, и циферки тоже.

Надо понять, что мировой рынок кончился, мировая банковская система кончилась, мировые резервные валюты кончились, финансового капитализма больше нет. Запад обнулил все это своими «санкциями» и экономической войной против России. Да, мы возвращаемся в каменный век. Вперед, в прошлое! Надо смело применять древние испытанные методы платежей и торговли. Денег больше нет. Только бартер, только хардкор.

Герман Садулаев

Источник