Председатель Конституционного Суда России Валерий Зорькин о возможности создания Евразийского суда по правам человека

Такие институты могут создать дополнительные правовые гарантии соблюдения и восстановления прав

В 2010 году лидер движения «Народный Собор» Олег Кассин предложил создать  в противовес существующему  Европейскому суд по правам человека  аналогичный Евразийский суд, который отслеживал бы ситуацию с правами человека, в том числе в странах Евросоюза и в США.

Эта идея «Народного собора» была поддержана  30 октября 2010 г. в Москве на митинге в защиту общественной нравственности и традиционной семьи, где собралось более 2000 человек. В дальнейшем она многократно озвучивалась участниками «Народного Собора» на различных общественных мероприятиях, в прессе, интернете и на радио.

Недавно  в пользу этой идеи высказались председатель Ассоциации юристов России, бывший председатель Правительства РФ Сергей Степашин и глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин.

Но еще ранее о допустимости существования Евразийского суда высказался председатель Конституционного суда Российской Федерации  Валерий Зорькин.

В связи с тем, что тема Евразийского суда сейчас вновь актуализирована в СМИ, редакция сайта «Народный Собор» напоминает нашим читателям  позицию Валерия Зорькина по этому вопросу, которую он озвучил  в декабре 2013 года в своем интервью  информационному агентству «Интерфакс». Ниже мы публикуем его фрагмент, касающийся данной темы.

«Путь права требует разума, воли и ответственности»

Председатель КС Валерий Зорькин рассказал «Интерфаксу» о взаимодействии с ЕСПЧ,  создании Евразийского суда по правам человека и вызовах, которые стоят перед правовой системой

— Как вы оцениваете перспективу создания Евразийского суда по правам человека? Что бы вы ответили вероятным критикам на мнение о том, что такая организация формируется, возможно, для «отделения» от ЕСПЧ, а мотивы ее создания — желание игнорировать решения Страсбурга?

— Прежде всего необходимо отметить, что Конституция Российской Федерации (часть третья ее статьи 46) гарантирует каждому право в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты исчерпаны. Предложения о создании новых межгосударственных юрисдикционных инстанций по защите прав, на мой взгляд, не стоит априори отвергать. Ведь такие институты могут создать дополнительные правовые гарантии соблюдения и восстановления прав.

Почему, собственно, органы международного правосудия не могут «конкурировать» между собой за заявителей? Ведь если результатом такого рода конкуренции станет более оперативная и при этом эффективная защита прав и свобод — например, время ожидания судебных решений уменьшится, а результативность содержащихся в них мер, напротив, будет расти, — разве от этого кому-нибудь будет хуже?

И в этой связи опасения, касающиеся некоего «отделения» или «отдаления» в этом случае от существующих в общеевропейском правовом поле наднациональных институтов судебной защиты не имеют под собой оснований. В конце концов, кто сказал, что правозащитная деятельность двух наднациональных судебных инстанций обязательно должна представлять собой «две вещи несовместные»?

Источник