Казахстан лавирует в битве между Россией и Западом

Казахстан помогает прибалтийским портам и намерен соблюдать западные санкции против России, но при этом хочет сохранить дружбу с Россией. Удастся ли удержать этот баланс?

Российские морские порты подверглись санкциям – грузы из них перестали принимать или принимают ограничено порты европейских стран. В результате трудности ощутили в том числе экспортеры из транзитных стран, использующих российские порты как перевалочный пункт. Это коснулось, в частности, Казахстана – партнера России по ОДКБ, по ЕАЭС и в целом одного из ближайших союзников Москвы.

Министерство индустрии и инфраструктурного развития Казахстана разъяснило сложившуюся ситуацию. По словам чиновников, у казахстанских экспортеров появились трудности при транспортировке грузов через порты в Санкт-Петербурге, Усть-Луги, а также черноморских – Новороссийска и Тамани. Крупнейшие перегрузочные транзитные порты – Антверпен, Гамбург, Пирей, Роттердам и Мугга отказались принимать грузы от российских судов. В том числе груженые товарами из Казахстана.

Обеспокоенные казахстанские бизнесмены призвали власти найти новые маршруты для застрявших в России грузов. В частности, бизнесмен Канат Копбаев, совладелец компании Kusto Group, распространил открытое письмо с требованием решить логистическую проблему. «Как вы все знаете, 90% наших грузов шли через нашего соседа… Сегодня в течение дня все крупные судоходные компании отказались принимать грузы, в том числе и из Казахстана. <…> Ни одно судно не зайдет в порт и не возьмет груз, который невозможно застраховать, а от этого отказались все», – заявил казахстанский предприниматель.

В Казахстане создали антикризисный штаб. В качестве альтернативы российским портам экспортерам были предложены латвийские порты – Рига, Лиепая и Вентспилс.

Через некоторое время грузы из Казахстана действительно стали отгружаться именно через латвийских транзитеров. А вместо черноморского Новороссийска был предложен обходной транс-каспийский маршрут. Через казахстанские каспийские порты паромным сообщением грузы идут до Азербайджана, далее по суше следуют до грузинских или турецких портов.

Таким образом, казахстанские экспортеры начали спасать исхудавший прибалтийский транзит, а также развивать азербайджанский и грузинский транзит на южном Кавказе. Если транзит через Азербайджан для России не имеет особого значения, это временная мера, и через эту горную страну невозможно перевозить большие объемы грузов. Иное дело Латвия.

Но дело в том, что отказ от пользования латвийскими и другими прибалтийскими портами – долговременная стратегия России. Теперь же может показаться, что один из ближайших союзников России – Казахстан – помогает экономике злейших врагов России, стран Прибалтики.

В конце марта министр индустрии и инфраструктурного развития Казахстана Каирбек Ускенбаев отчитался о том, что латвийские порты беспрепятственно принимают их транзит. «Сейчас никаких ограничений для казахстанских грузов нет: через территорию РФ наши грузы проходят, порты Республики Латвия принимают казахстанские грузы и отправляют дальше», – сообщил министр.

Однако было бы ошибкой утверждать, что Казахстан однозначно выступил в этой ситуации против России. «Решение Казахстана является вынужденным. Для Казахстана как страны, удаленной от морских портов, сохранение возможности без сбоев и задержек поставлять свои грузы на внешние рынки и получать импорт – одно из главных условий экономического роста, – пояснил газете ВЗГЛЯД доктор экономических наук, профессор СПбГУ Станислав Ткаченко. – Парадоксально, но от него выигрывают все вовлеченные в транзит страны. России удается подтвердить статус транзитной страны, сохранив загрузку железнодорожных магистралей между Центральной Азией и своей западной границей. В условиях фактической блокады российских портов со стороны перегрузочных портов в Северной и Западной Европе решение сохранить железнодорожный транзит, но потерять загрузку портов представляется рациональным».

По мнению Ткаченко, грузы из Казахстана для Прибалтики в любом случае не смогут в полной мере заменить российские. У Казахстана просто нет такого большого экспорта, чтобы заменить транзит российских металлов, удобрений, нефти и других товаров, которые в прошлом экспортировались Россией через прибалтийские порты. Но зато они могут помочь Прибалтике пережить трудные времена и сохранить в рабочем состоянии инфраструктуру перевалки и перевозки грузов.

Другая сторона вопроса – политическая. В текущем геополитическом противостоянии Москве надо четко понимать, на кого из союзников можно полностью положиться. Белоруссия после известных событий ясно показала свой выбор. А вот с Казахстаном вопрос сложнее. После ухода Нурсултана Назарбаева с поста президента тамошние элиты продолжают борьбу за власть. И в рамках этой борьбы звучат в том числе не самые приятные для Москвы заявления, которые выглядят как минимум противоречиво.

Например, первый замруководителя администрации президента Казахстана Тимур Сулейменов заявил, что несмотря на то, что Казахстан является частью ЕАЭС, его страна также является частью международного сообщества и будет соблюдать санкции, введенные против России. «Поэтому меньше всего мы хотим, чтобы к Казахстану применялись вторичные санкции США и ЕС», – пояснил Сулейменов.

Также, по словам Сулейменова, Казахстан «будет продолжать инвестировать в Россию и привлекать инвестиции для России» <…> «Но мы сделаем все возможное, чтобы контролировать санкционные товары. Мы сделаем все возможное, чтобы контролировать любые инвестиции в Казахстан лицами или организациями, которые находятся под санкциями, и это то, что мы хотели открыто донести до европейцев», – заявил замглавы Сулейменов.

Кроме того, после январского мятежа в южных регионах Казахстана президент страны Касым-Жомарт Токаев сделал ряд неоднозначных кадровых назначений. С одной стороны, пост вице-премьера получил этнический русский Роман Скляр (чего давно не было), с другой – пост министра информации и общественного развития достался известному русофобу Аскару Умарову. Другие действия властей также говорят о противоречивых интересах, а то и вовсе попыткой усидеть на всех стульях разом.

По мнению Станислава Ткаченко, попытка Казахстана балансировать в санкционной войне в целом Москву устраивает.

«Это очень деликатный для российско-казахстанских отношений вопрос. Разумеется, в Москве не планируют втягивать Казахстан в свое противостояние с Западом. С другой стороны, в Москве были бы очень разочарованы, если бы ее союзник по ОДКБ и Евразийскому союзу отказался от независимой внешней политики и стал применять на своей территории нормы санкционного законодательства США или Европейского союза. – говорит Станислав Ткаченко. – Нейтральная позиция Москву вполне бы устроила: мы сохраняем нынешние формы и объемы сотрудничества и не втягиваем Казахстан в наиболее очевидные формы обхода таких направлений санкционной политики Запада, как финансовая блокада или поставки высоких технологий. Надеюсь, в этом случае не придется обсуждать какие-либо «политические последствия».

Однако не исключено, что в итоге Казахстану придется сделать выбор. «Я считаю, что у руководства Казахстана есть четкое понимание того, что за спиной только Россия, а еще один подобный внутриполитический кризис (как это было в январе) может стоить Казахстану государственности, – заявил газете ВЗГЛЯД эксперт по постсоветскому пространству Семен Уралов. – Сам кризис являлся результатом многовекторности казахских элит. И продолжение транзита казахстанских грузов через прибалтийские порты свидетельствует, в частности, о том, что часть казахских элитариев продолжает активно играть в многовекторность. К сожалению, это может в итоге очень плохо закончиться».

Источник