Академик Глазьев: В новом мире, который строится на наших глазах, доллар утратит статус главной валюты планеты

Правительство США объявило себя банкротом по отношению к обязательствам, которые у них есть перед Россией

Академик Глазьев — один из самых авторитетных в России экономистов. К его мнению прислушиваются даже отпетые либералы. Неслучайно он много лет был советником президента России. Главное, что Сергей Юрьевич, не только называет причины тех или иных проблем, но всегда предлагает пути их решения.

Тем интереснее услышать его точку зрения на происходящие события.

«СП»: — Наша страна сейчас столкнулась с беспрецедентными санкциями, которые касаются и микроэлектроники, и автомобилестроения, нефтеперерабатывающей отрасли. Как нам быть? Все эти отрасли либо были завязаны в какой-то мировой кооперации, либо они должны быть полностью автономны. У нас сейчас ни того ни другого нет. Как дальше будет развиваться наша экономика?

 — Не волнуйтесь, будет развиваться. А что до санкций… Во-первых, мы же предупреждали, что они введут эти санкции, об этом было известно и два года назад, и пять лет назад. Когда произошло воссоединение с Крымом, в принципе, они уже были тогда готовы ввести эти санкции.

Я лично написал очень много об этом записок и в Центральном банке выступал на национальном банковском совете многократно, предупреждая, что будут вот такие вот именно санкции. И последний документ, который недавно обнаружил у себя в архиве — это записка 2016 года, с которой я выступал на Национальном банковском совете с предупреждением о том, что будут введены санкции, включающие, в том числе риск замораживания всех активов в валюте. Говорил о необходимости вывода наших валютных резервов из валют стран НАТО.

Так что всё можно было предвидеть, и можно было подстраховаться, избежать арестов валютных активов.

«СП»: — И что теперь делать?

— В этой ситуации я бы не паниковал, хотя монетарные власти не подготовились, и в итоге позволили, по сути дела, конфисковать половину валютных резервов — это, конечно, огромная сумма, это целый год работы наших экспортеров, заместить эту сумму стараться бессмысленно. Надо исходить из того, что наши западные «партнеры» покончили со своими валютами как с резервными валютами. То есть, евро и доллар и фунт заодно с ними сегодня не могут рассматриваться как резервная валюта, в них нельзя работать.

Доллар давно стал токсичной валютой. Например, китайские банки отказывались проводить долларовые платежи, боясь американских санкций.

Мы видели, как это Венесуэле произошло совсем недавно, там не просто отобрали валютные резервы банка Венесуэлы, а отдали их врагам нынешней власти.

Поэтому нужно дать понять всем нашим хозяйствующим субъектам, гражданам, что давайте от этих валют избавляться, давайте привыкать жить без них.

Некоторые сейчас, несмотря на высокий курс, все равно хотят закупить валюту, потому что рубль мол, неустойчивый. Они ожидают девальвации. Но возникает вопрос, кому нужны валютные счета, по которым нельзя работать? Кому нужна валюта, за которую ничего нельзя купить? Зачем рисковать накапливать эту валюту, если завтра ее могут заморозить?

Меня, честно говоря, удивляет поведение наших коммерческих банков, которые сегодня подняли процентные ставки по валютным депозитам для того, чтобы сохранить их у себя, чтобы народ не снял, хотят привлечь ещё новые.

Возникает вопрос: куда вы под такие проценты будете вкладывать эту валюту. 7% получить, где сейчас можно? Какой нужно найти актив в долларах или в евро, который будет приносить 7% для того, чтобы обеспечить эти проценты нашим вкладчикам? Это же авантюризм. Завтра они просто прекратят обслуживать эти вклады.

Привлекать доллары и евро под 7% годовых без всяких шансов их где-то разместить на разумных условиях, даже близко к этим процентным ставкам — это бессмыслица. Они могут купить валютные облигации российского правительства, но российское правительство сегодня не может их обслуживать. Это тоже бессмыслица.

Ни в России, ни за рубежом нельзя найти сегодня, актив, который будет приносить 7% в долларах или евро. Возникает вопрос: как наши банки и банкиры собираются рассчитываться?

«СП»: — На что же тогда рассчитывают?

— Это очень странное поведение, которое наводит на мысль, что есть какие-то краткосрочные интересы — валюту хапнуть, и куда-то сбежать. Я просто не понимаю, зачем ещё такие операции проводить.

Нужно наоборот сказать гражданам: мы не можем гарантировать вам валютные сбережения, потому что активы государственные в валюте заморожены. Поэтому либо меняйте валюту на рубли, или мы не распространяем наш механизм гарантирования вкладов на валютные вклады. Я, кстати, уже давным-давно предлагал систему гарантирования вкладов распространять только на рублёвые вклады, потому что мы не можем отвечать за сумасбродные действия американского и европейского центральных банков. Это не наша юрисдикция, они могут, как сейчас, всё заморозить. Так что само гарантировать вклады в иностранной валюте — это была большая ошибка и глупость.

«СП»: — А что касается рублёвых накоплений?

— Сейчас есть разные мнения на этот счет. Некоторые граждане стараются всё снять, положить под подушку. Либо стоит оставить рублевые накопления, если они у кого есть. Наши банки сейчас могут гарантировать сохранность этих накоплений, рублёвых именно.

Государство, безусловно, гарантирует сохранность рублевых сбережений, которые попадают под программу гарантированных сбережений по вкладам. Это, насколько я помню, до полутора миллионов рублей.

«СП»: — Была новость, что могут арестовать в случае супер санкций.

— Рублевые? Кто рубли может арестовать? Никто не может. Их, конечно, может прокуратура арестовать, если есть состав преступления. А так никто не может арестовать.

Просто надо понимать, что мы должны думать об устойчивости банковской системы в данном случае, потому что возврат вкладов — это вопрос устойчивости банков. Если банк какой-то лопнет, то мы знаем, что после этого происходит. Граждане обращаются в Агентство по страхованию вкладов, и это агентство гарантированный минимум возвращает.

«СП»: — С рублевыми накоплениями можно быть спокойными. А что касается единой валюты ЕврАзЭС? Сергей Юрьевич, вы предлагали отвязаться от доллара ранее и ввести единую валюту для страны ЕврАзЭС. Сейчас актуально ваше предложение?

— Это более чем актуально. Это предложение никак не было до сих пор оформлено с точки зрения какого-то документа или решения, поскольку у нас все международные валюты функционируют вне правового пространства. У нас нет международного договора, согласно которому мы работаем, допустим, с американским долларом как мировой валютой или с евро.

Известно, что нынешняя международная валютная система как-то зафиксирована на основе Ямайковского соглашения, которое было подписано после того, как американцы объявили дефолт по своим обязательствам в 1971 году США.

Если кто не помнит, тогда прекратили обмен долларов на золото. По современной терминологии — это дефолт. Они «кинули» всех держателей долларов, которые согласно Бреттон-Вудским соглашениям имели прямое основание требовать от США обмена долларов на золото.

Но попытки тогда французского президента де Голля выдать золото в обмен на доллары успеха не имели. Американская Федеральная резервная система отказалась, президент США объявил всем дефолт по обязательствам обмена долларов на золото. После чего была разработана новая международная система — Ямайковская, где доллар был освобождён (и все другие валюты) от необходимости золотого эквивалента. То есть все валюты стали фидуциарными или, как любят сейчас говорить, — фиатными, ничем не обеспеченными.

Дело к этому шло объективно, потому что сама эмиссия доллара устроена таким образом, что 90% долларовой массы обеспечено долгами правительства США. Федеральная резервная система печатает доллары под покупку облигаций американского казначейства, но почему-то нашему Центральному банку категорически запрещено это делать — кредитовать дефицит правительства.

Сама долларовая система устроена именно на основе эмиссии, денежная эмиссия в пользу дефицита правительства США, то есть основной поток долларов, которые печатаются, идёт на покрытие дефицита бюджета. Соответственно, когда Федеральная резервная система США печатает доллары, они в обмен получают сами облигации, просто выкупают на рынке и таким образом доллар обеспечен облигациями правительства США.

Но как мы только что видели, США отказались платить нам по своим облигациям. Они по сути дела объявили нам дефолт. Мы говорим о том, что смирились с тем, что называем санкциями, но если говорить языком финансистов — это дефолт, это банкротство.

Правительство США объявило себя банкротом по отношению к обязательствам, которые у них есть перед Россией. Таким образом, долларовые бумаги с нашей точки зрения, все долларовые обязательства, бумаги — это дефолтные бумаги, они ничего не стоят, потому что мы не можем купить. А те, кто купил, не могут их продать.

Однако мы не можем пойти в какой-то суд и потребовать от США компенсации, нет такой инстанции, по которой можно потребовать деньги, которые они у нас украли, если называть вещи своими именами. Это типичное пиратство.

«СП»: — И это не первый случай в мировой истории.

— Да. Если вспомнить, с чего начиналась финансовая система Англии, хорошо известно по историческим фактам, то в основе английского золотого запаса лежали скупка награбленного. Пираты покупали английское подданство, выплачивая королеве половину награбленного у испанцев золота.

В основе английской финансовой системы изначально лежал грабеж. После грабежа испанских кораблей с золотом, последовал грабеж целых стран -ограбление Индии, конфискация царского золота России, до которого они добрались. Пиратство в крови у них. Англосаксы все свои основные резервы сформировали на основе грабежей.

Сначала грабили пираты и покупали на награбленное титулы у английской короны, а затем грабили целые континенты. И война всегда для англосаксов была способом сбрасывания с себя обязательств и отъёма чужих богатств. Надо этому положить конец. Мы сегодня находимся в состоянии мировой трансформации. Видим, что старый мирохозяйственный уклад прекращает своё существование, мы его называли имперским мирохозяйством.

Прежде в мире было две империи, которые всем диктовали правила игры. Советская система рухнула раньше, теперь рушится американская система. Такие сдвиги происходят уже четвёртый раз в мировой истории, предыдущий сдвиг происходил, когда ломалась европейская система мировых колоний.

Всегда трансформация происходит через мировые войны. В прошлый раз переход от колониального мирохозяйственного уклада к имперскому проходил через первые две мировые войны. В их ходе властвующая элита Великобритании пыталась удержать свою глобальную гегемонию, стравливая между собой Россию и Германию как двух главных конкурентов. Но эти две мировых войны, унесшие больше 100 миллионов жизней, всё равно не позволили Великобритании сохранить свои колонии.

Вскоре после завершения Второй мировой войны, они потеряли колониальную систему, но бились за нее до последнего, провоцируя войны между главными конкурентами.

«СП»: — Почему же британцы потеряли колониальную систему?

— Потому что она стала неэффективной. Советский Союз и США, а дальше нацистская Германия сумела обойти Великобританию по организации промышленного производства и объему выпускаемой продукции, по эффективности производства. Колониальная система отжила.

Точно также сейчас изжила себя имперская система вертикально-интегрированных структур с жесткой централизацией политико- экономической системы, и США, оставшиеся гегемоном после краха Советского Союза, пытаются удержать своё доминирующее положение за счет старой англосаксонской традиции стравливания между собой своих потенциальных конкурентов.

Исторически главный геополитический удар получаем мы, потому что англосаксонская геополитика изначально была нацелена на тему, как уязвить Россию, как её разрушить, как ее сдержать и как ее уничтожить. Вся английская геополитика об этом, в сущности.

Сегодня Британия оказалась в ситуации экономического проигрыша. За счет Китая и Индии сформировался новый мирохозяйственный уклад, он бурно растет. Это мирохозяйственный уклад, в котором сочетается стратегическое планирование и рыночная самоорганизация, где государство выполняет роль интегратора всех социальных групп и предприятий, потом его назвали интегральным мирохозяйственным укладом.

В отличие от имперского мирохозяйственного уклада, когда государство выражает интересы какой-то одной социальной группы, будь то олигархи в США или номенклатура в СССР, интегральный мирохозяйственный уклад пытается гармонизировать государства в рамках этого уклада, пытается гармонизировать различные социальные интересы вокруг единой цели — роста общественного благосостояния.

«СП»: — В чем его особенность?

— Государство берет от социализма идеологию — рост общественного благосостояния, первенство общих интересов над частными, но при этом пользуются рыночными механизмами — конкуренция, разворачивает механизм рыночной конкуренции для обеспечения эффективности производства, контролирует денежное обращение, обеспечивает дешёвое кредитование, частного бизнеса, в том числе под цели наращивания производства, повышение общественного благосостояния.

Этот интегральный мирохозяйственный уклад сегодня сформирован и в Китае, и в Индии, он на порядок более эффективен, чем американская политико- экономическая система. Поэтому США уже проиграли экономическую конкуренцию с Китаем.

Китай уже больше производит, темпы роста в три раза выше, динамика потрясающая, 30 лет подряд Китай демонстрирует 7−8% в год и продолжает идти вместе с Индией по этой траектории.

США экономическую войну проиграли, но властвующая американская элита не хочет признавать поражение, поэтому они развязывают мировую торговую войну ради сдерживания Китая.

«СП»: — Нам тоже достается.

— Да, удар этой приходится и по нам. По их мнению, мы самое слабое звено и, если, как они считают, они снова захватят над нами контроль, как это было при Ельцине, тогда они смогут реально сдерживать Китай.

Тогда они могут ограничивать возможности КНР, потому что Пекину нужна сырьевая база. Но это всё — такие политико-экономические упражнения, которые ведут к мировой катастрофе. И они не позволят США сохранить свою гегемонию, всё равно Штаты эту войну проиграют, их система управления — гораздо менее эффективна, чем та, которая работает в Китае и Индии…

«СП»: — Значит, интегральный мирохозяйственный уклад вбирает в себя все экономические и правовые достижения человечества, которые были до сих пор? Это и есть социальное государство?

— Государство стало социальным еще в период имперского мирохозяйственного уклада. Традиции социального государства — это социальная гарантия, бесплатное образование, здравоохранение и так далее. Второе, государство с интегральным мирохозяйственным укладом — правовое, что очень важно. Сейчас США разрушили международное право. Его больше не существует ни в политике, ни в экономике. Их санкции это уже длятся полтора десятилетия — эта гибридная война. Она началась с мирового финансового кризиса и сегодня мы уже живем в правовом вакууме.

Интегральный мирохозяйственный уклад предполагает объединение стран на основе взаимовыгодного сотрудничества, уважения национальных суверенитетов, добровольного сотрудничества. Исключается применение силы. Принимается разнообразие всех культур, систем управления — в отличие от либеральной глобализации или централизованного советского планирования, которые пытались накрыть весь мир своей системой.

В новом мирохозяйственном укладе допускается разнообразия типов хозяйствования, разнообразие политических систем, никто никого не пытается подстричь под одну гребёнку. Так, в этом новом укладе, мировые деньги тоже будут основаны на международном договоре, до сих пор такого не было. США навязали всему миру использование доллара после войны, по сути, принудительно, своим западным партнёрам. А после развала Советского Союза — и всем остальным. А до этого англичане навязывали свой фунт.

Новый уклад, я убежден, будет развиваться. В ближайшее время будет договорная международная валюта. Мы видим, как мировые эмитенты злоупотребляют своим правом денежной эмиссии. США уже многие десятилетия оплачивает дефицит платёжного баланса за счёт печатание денег.

Мы им поставляем реальное сырье, а в итоге получаем записи на счета, за которыми ничего не стоит. А сейчас стало ясно, что эти записи — могут умножить на нуль в любой момент. Поэтому весь мир объективно заинтересован в том, чтобы разработать международную правовую систему, которая регулирует мировое денежное обращение, все внешнеторговые сделки, операций с капиталом и прочее.

«СП»: — И какая это должна быть валюта? Не для стран ЕврАзЭС, а именно всемирная?

— Для стран ЕврАзЭС, в силу разницы в размерах де-факто получается, что общая валюта — российский рубль. Наша взаимная торговля преимущественно завязана на Россию. Товаропотоки между Казахстаном и Белоруссией, между Арменией и Киргизией незначительны. Большая часть товара идет через Россию. Поэтому российский рубль в силу центрального положения российской экономики де-факто играет роль резервной валюты Евразийского экономического Союза. Другие валюты тоже используются, но в гораздо меньшей степени. Все они конвертируемые, поэтому нет проблем с валютообменными операциями, и объективной необходимости в том, чтобы придумать особую валюту ЕврАзЭС, нет.

Эта тема многократно поднималась, но политическое решение таково, что мы не занимаемся разработкой какой-то новой валюты Евразийского экономического Союза. Работаем в национальных валютах — это наше кредо. Формирование нашего платёжного расчётного пространства происходит в национальных валютах.

Если мы говорим о евразийской валюте в широком смысле, не только для ЕврАзЭС, но и всей Евразии, всего мира, мы должны исходить из того, что эта валюта должна быть удобной. Она должна быть прозрачной. Она должна чего-то стоить, то есть у нее должно быть какое-то основание.

Эмиссия такой валюты должна вестись на основе корзины разного рода валют. Это, во-первых, валюты стран, которые участвуют в договоре. Также сегодня есть такая квази-мировая валюта Международного валютного фонда. Все страны — забрасывают свои деньги, делают взнос и получают взамен специальные права заимствования.

То есть мы получаем право затребовать эту валюту, и с ней работать. Это такой международный квази-валютный инструмент, который существует только в теории. Никто так не рассчитывается, расчеты ведутся в долларах и других мировых резервных валютах, которые по факту заняли эту позицию. Новая расчетная валюта не будет выходить в купюрах, она нужна только для международных расчетов. Она должна имитироватся по определённой формуле: вес страны, её валюты, биржевых индексов нефти, газа, металла, минеральных удобрений, зерна, даже воды. Специалисты называют это валютно-товарным жгутом.

Мы анализировали динамику индексов цен. И если на базе биржевых товаров сконструировать их обобщенный индекс, то он будет достаточно устойчивым. Разумеется, там будет и золото, и серебро и некоторые другие драгоценные металлы. Получится такая синтетическая расчётная мировая валюта. Самое время сейчас предложить и вывести в ней ценообразование.

«СП»: — Но сейчас Россия оказалась в изоляции, а вы говорите про договор между странами. Между какими? С кем договариваться, когда очень многие отвернулись, за исключением Китая да Вьетнама?

— Китай сегодня — это страна номер один по объёму производства товаров. Производит и торгует больше чем США. Высокотехнологичную продукцию экспортирует. В совокупности Китай, Индия и страны Индокитая — производят больше, чем Европа и США вместе взятые. Этот разрыв будет с каждым годом нарастать. По сути, своими санкциями против России европейцы выстрелили себе в ногу.

Американцы, понятно, добились определённых преимуществ для себя. Этими санкциями они вышибли Россию с Европейского рынка, построили своих европейских партнёров в шеренгу, заставили сделать то, что нужно США. Они заставляют европейцев увеличивать военные расходы, освобождают рынок для американской продукции, в том числе для газа.

И американцы сбросили с себя обязательства перед нами. Но европейцы-то пострадали. Европа погружается в глубокий кризис из-за этих санкций. Сейчас уже многие европейские экономисты начинают приходить в чувство и объяснять обезумевшим русофобским политикам, что они себя, по сути, уничтожают экономически. Сплошные убытки, никаких преимуществ нет.

Самое главное, что мы поняли в результате этих санкций, что евро, которое претендовало на роль чуть ли не главной резервной валюты для нас и для азиатских стран — неинтересно. Евро стал токсичным, вместе с долларом и фунтом.

Китайцы, в отличие от нас, любят учиться на чужих ошибках. Они видят, что все их триллионы валютных резервов в долларах и евро может постигнуть такая же участь, что и валютные резервы России. Могут в какой-то момент умножить на нуль. Поэтому Китай вместе с нами заинтересован в том, чтобы переходить к другой валюте.

«СП»: — Китай будет предлагать свой юань?

— У юаня есть определенные недостатки, связанные с тем, что он, во-первых, не свободно конвертируемый, а во-вторых, мы опять попадаем в неравное положение.

Международная валюта должна соответствовать требованиям нового мирохозяйственного уклада, принципу добровольности, взаимовыгодности, прозрачности, законности и надежности. Если мы этого хотим, то нужно срочно садиться за стол с Китаем, Ираном, Индией, со странами АСЕАН и договариваться о новой международной валютно-финансовой системе для азиатского региона.

«СП»: — Сергей Юрьевич, возвращаясь к ситуации в нашей стране, в авиа- и автомобилестроении, в микроэлектронике, по мнению ряда экспертов у нас не хватает чипов. Скоро будут проблемы с авиасообщением даже внутри страны. Как и насколько быстро мы сможем провести реиндустриализацию? Сколько времени на это уйдет?

— Давайте попробуем разобраться с этой ситуацией на примере авиастроения. Мы имеем производственные мощности по изготовлению самолётов всех типов: узкофюзеляжных, широкофюзеляжных, региональных, магистральных. В постсоветский период мы имели возможность производить и летать на наших собственных самолетах. Они ничем не хуже «Эйрбасов» и «Боингов».

Советский Союз оставил в наследство современнейшие модели, более эффективны, чем западные. Ту-204, Ту-334, Ил-96 мы сами собирали во всей комплектации — это не «Сухой-суперджет», который на 80% состоит из иностранных комплектующих. Мы не зависели от импорта, мы их не делали.

Точнее, мы делали их для главы государства, для правительства, для Министерства обороны. Там, где не могли допустить, чтобы в самолётах оказались «жучки». Или чтобы в какой-то момент в полёте они не были заблокированный и просто не упали. Те, кто должны быть защищены, с точки зрения национальной безопасности, летали все эти годы и продолжают летать на наших самолетах.

«СП»: — У некоторых граждан возникает вопрос: «Почему я лишен права летать на российских самолётах?»

— Получается, что те, кому положено, летают на наших самолётах, а все остальные граждане зависят от американцев и европейцев.

Причем, покупают самолёты наши государственные банки. Когда в 2014 году курс рубля упал, выяснилось, что в собственности российских банков оказались самолёты «Боинги» и «Эйрбасы».

«СП»: — И что мешало им российские покупать?

— Есть какая-то выгода, откаты и комиссии в офшорах — вот и весь секрет.

Потом эти государственные банки передают в лизинг государственной авиакомпании иностранные самолеты. «Аэрофлот» не покупает наши самолёты, потому что у него нет денег. Он берет в лизинг иностранные самолёты. Банки не покупают наши самолёты потому что, они якобы неликвидные и их трудно продать. И наконец, правительство, которому подчиняются и «Аэрофлот», и государственный банк, имеющий контрольный пакет акций этого предприятия не может организовать эту элементарную цепочку из трех составляющих. Если рынок не организовать, его и не будет.

Почему мы тратим сотни миллиардов рублей на разработку отечественных самолетов, построили заводы, загруженые на 15%? Они работают только по спецзаказу. Потому, что государственный банк не покупает у государственных заводов.

У государства всего три учреждения, которыми можно научиться управлять. Это государственные заводы, которые планируют выпуск самолётов, там все для этого есть. Государственные банки для финансирования и государственные же авиакомпании.

Выпуск самолётов мы должны были наладить по концепции принятой в 2008 году. Сегодня должны производить по 150 самолётов в год. Где эти самолеты? Концепция была принята 12 лет назад, утверждена правительством, люди получили награды за её разработку.

«СП»: — Что же помешало?

—  Государственные предприятия не производят самолёты в нужном количестве, а государственные банки их не выкупают, передавая в финансовый лизинг государственным авиакомпаниям. А мы как пассажиры не летаем на этих самолетах, оплачивая билеты.

Если бы всё это заработало, закрутилось, промышленность получила бы колоссальный локомотив экономического роста.

Мы торгуем нефтью. Тонна нефти стоит значит в 4 000 раз меньше, чем килограмм авиатехники. Мы лишили себя этого локомотива экономического развития. А ведь каждый рубль, вложенный в производство самолётов, дает 10 рублей дополнительной активности в смежных секторах. Это была бы поддержка всей промышленности и приборостроения, двигателестроения, авионики, электроники.

Окончание следует

Источник