Если война послезавтра

Андрей Паршев: «РФ передала Западу предложения, по сути, о заключении какого-то современного Пакта о ненападении. Предложение, на которое надо как-то реагировать — и в настоящее время ситуация такова, что отказ Запада от дачи гарантий будет равнозначен объявлению войны. А в чем-то положение дел даже хуже, чем в 41-м»

Мы требуем, чтобы Запад дал, по сути, гарантии ненападения на нас; а что будет, если таких гарантий не дадут? Войска и базы Запада придвигаются всё ближе к нашим границам, армии 30-ти стран гораздо сильнее, чем наши вооруженные силы, даже с учетом наших немногочисленных союзников. Будет ли война?

Двадцать лет назад я (похвастаюсь) предсказал войну в Заливе, то есть вторжение США и их союзников в Ирак, с нарушением всех норм международного права (это я про войну, а не предсказание). Это было тогда совсем неочевидно, очень многие считали, что американцы просто нагнетают, угрожают и т. д., «ну не могут же они без санкции ООН» и прочая чепуха.

Я исходил из экономических соображений. Война — дело очень дорогое, очень затратное. Войска надо возить, войска надо снабжать, а иначе получится как у немцев под Москвой: ««Наши солдаты всё еще носят свою летнюю униформу. Но командование группы армий приняло «принципиальное» решение, что подвоз боеприпасов и питания важнее, чем доставка одежды.

Американские военные очень хорошо понимают, что логистика важнее тактики. Войска надо обеспечивать. У немцев в прошлую войну были такие нормативы — в тяжелых боях, и оборонительных, и наступательных — отдай и не греши 20–25 кг разного снабжения на одного солдата. В день. Это текущие расходы. При перевозке мотопехотных и танковых дивизий приходилось везти 5–6 тонн веса — в расчете на одного солдата. Данные приводятся в ЖЖ nai2008.livejournal.com (это оценки разведки союзников от 1945 года). Какие нормативы у американцев и натовцев? Не знаю, думаю — в разы больше.

Вот и прикиньте, сколько всякого надо привезти на войну.

Так вот, по открытым данным тогда, в 2002 году, из США на Ближний Восток привезли 300 тысяч солдат со всеми причиндалами. Это более миллиона тонн, а может, и более двух. Но главное — даже когда войска не воюют, а только находятся в боевой готовности — они потребляют, хоть и не так, как в наступлении.

Идти на такие траты можно только если всё это вскоре будет пущено в ход. Вот поэтому осенью 2002 года я и предположил, что вскоре начнется война — и вскоре она, действительно, разразилась.

Возвращаясь в 1941 год, надо понять, почему война была всё же неожиданной. Дело в том, что Гитлер очень грамотно спланировал её начало, достигнув высочайшего градуса вероломства. К тому времени в Европе уже лет сто не было такого подлого нападения. Войн было немало, но все они являлись апофеозом, последним актом каких-то серьёзнейших политических конфликтов. Противники обменивались нотами, ультиматумами, угрозами, объявляли мобилизации. Даже Гитлер задолго до вторжения в Польшу 1 сентября 1939 года денонсировал Пакт о ненападении с этой страной (в апреле).

С Советским же Союзом Германия обходилась максимально корректно. Уже перевозя сотни дивизий в нашим границам, немцы не предъявляли никаких претензий, или, упаси господи, угроз. Всё хорошо, всё нормально, мирное сосуществование. Войска перевозятся на Восток из-за бомбежек английской авиации, ведь идет война.

Единственно, где немцы немного приоткрыли свои намерения, была история с Заявлением ТАСС от 14-го мая. В этом Заявлении мы опровергали слухи о близости войны, а также о претензиях Германии к СССР, и сообщали о передвижениях германских войск и учениях войск советских, и выражали уверенность, что всё это не предназначено для войны. Это Заявление в пропаганде последних лет принято считать «ошибкой Сталина», но на самом деле это был важный дипломатический шаг с целью вызвать хоть какую-то реакцию германской стороны. И как вспоминал потом тогдашний глава МИДа В.Молотов, мы пытались уговорить немцев сделать совместное заявление по этой теме — но немцы навстречу не пошли. Это укрепило уверенность Советского руководства в близости войны, хотя точную дату, естественно, никто назвать не мог.

Сейчас ситуация в чем-то сходная — РФ передала Западу предложения, по сути, о заключении какого-то современного Пакта о ненападении. Предложение, на которое надо как-то реагировать — и в настоящее время ситуация такова, что отказ Запада от дачи гарантий будет равнозначен объявлению войны. А в чем-то положение дел даже хуже, чем в 41-м: у Запада масса претензий к нам, политических и территориальных, от нас требуют отдать землю и воду и на западе, и на востоке, и Японии, и Украине. Протестуют против размещения оборонительных сил в Калининградской области и на Курильских островах.

Так вот есть ли опасность немедленного нападения?

Я думаю, что ожидать его еще рано. Понятно, что о глобальной войне речь вообще не идет. Наши партнеры не пошли на ядерное нападение даже во время упадка нашей армии в 90-е, и сейчас рисковать взаимным уничтожением они не хотят.

Нет сейчас и возможности вторжения а-ля Наполеон или Гитлер — нет в Европе таких армий и собрать их не получится.

Но их аналитики, не скрываясь, публикуют варианты возможных конфликтов НАТО с Россией. Это в основном конфликты на периферии, в Крыму или в Калининградской области. Некий аналог Крымской войны 19-го века, когда действия происходили на периферии России — на Камчатке, на Северном Ледовитом океане, в Закавказье, на побережье Черного моря. Вот и сейчас говорят и пишут о чём-то вроде Крымской войны-2. Например, напасть на Южную Осетию. Такое нападение не приведет к ядерной войне, поскольку согласно нашей военной доктрине, атомное оружие применяется только при угрозе государственности.

У нас есть и еще уязвимые территории — Приднестровская республика, например. Она не входит в РФ и многими считается областью Молдовы, но мы — гаранты ее существования. Так же изолирована Калининградская область, окруженная Польшей и Литвой. Доступ туда по морю может быть легко ограничен флотами НАТО.

Для такой войны надо развертывать сухопутную армию, хоть и небольшую (а это дело не одной недели), или формировать ударный кулак из отмобилизованных частей быстрого реагирования, которые есть в армиях стран НАТО. Суммарно таких войск, скорее всего, будет достаточно, скажем, чтобы захватить Калининградскую область.

Перебросить личный состав можно быстро, а вот с армейским имуществом сложнее, но воевать без броневиков и артиллерии нельзя. А просто привезти всё это не так-то легко, а главное — трудно выгрузить. Для приема техники и материальных запасов нужны логистические подразделения этих армий. Поэтому даже появление танковых и механизированных бригад НАТО в Польше и Литве еще не означает немедленную войну (этого пока нет), а вот развертывание этих самых логистических подразделений армий, например, Испании, Италии, Португалии — вот это уже серьезно, значит грядет переброска боевых частей. Кстати, вразброс эти подразделения уже бывали в Прибалтике на учениях, в предыдущие годы.

Пока ни боевых, ни тыловых частей НАТО около возможных театров нет. Значит, по крайней мере месяц военного конфликта не будет.

Есть, правда, вариант воздушной операции, которые очень любят наши американские партнеры. Речь идет о планомерном выбамбливании оборонительных сооружений, средств ПРО, ПВО и связи в угрожаемом регионе, с использованием тактической авиации, ракет морского базирования, а теперь еще и дронов. Дальность крылатых ракет такова, что для этого не нужно входить в Черное или Белое море — вполне можно запускать ракеты из международных вод.

США могут вести такую операцию неделями, насыщая ПВО противника, заваливая его расходными материалами. Как показывают действия Израиля и ранее США в Сирии и Ираке, такие действия могут быть успешны. До сих пор налеты израильской авиации обходятся без потерь, а какая-то часть ракет всё-таки прорывается через сирийскую ПВО. Вполне возможен вариант такой операции с последующим предъявлением какого-то ультиматума — например, о прекращении поддержки ЛДНР, или о демилитаризации Калининградской области. Если система ПВО в данном регионе будет разрушена, то отнестись к такому ультиматуму придется серьезно. Но вероятность такого развития событий невелика — есть риск для Запада, что российская армия предпримет ответные действия в форме наступательной операции. Для предотвращения этого НАТО всё равно должна подтянуть сухопутные войска — а этого пока не видно.

Так что получается, что в ближайшее время войны не будет.

Конечно, это не значит, что руководство США навсегда встало в миролюбивую позу — ведь зачем-то движение на Восток происходит, а это большие затраты — так что расхолаживаться не надо.

Источник