От Московского патриаршества к «Московскому папству»?

Не является ли встреча патриарха с папой спланированной акцией в ходе «реформы Православия»?

Наивно считать, что в наши времена унии нет и не будет. Она уже давно тихо идёт в ползучем формате. Все православно-католические совещания, смешанные комиссии – официальные и неофициальные, собирающиеся последние 30 лет – все это давно осуществляющаяся криптоуния.

Встречи смешанных католическо-православных комиссий и диалоги католиков с православными, по сути, посвящены поиску путей поглощения католиками православных. Правда, говорится об этом не напрямую, а иносказательно. В документах этих комиссий еретическое католическое учение об абсолютной власти папы в Церкви (папский примат) стал называться «первенством служения», а во время обсуждений вопросы покаяния Римской церкви перед Богом вообще запрещены, как запрещены исторические и патриотические доводы православной стороне. А весь «диалог» сводится к арифметике и механике – к вопросу «как объединить две структуры». Такое ощущение, что за разрешение сложнейших вопросов религиозной жизни целых народов и племен взялись социологи и политологи-позитивисты, не верующие в Бога. Для них католицизм и православие – лишь «церковные структуры», которые нужно как-то объединить… Дело облегчается тем, что «структуры» не чувствуют боли, не страдают и не плачут.

Они увидели, что специфика «структуры» православия – отсутствие папства, но наличие соборности, а специфика католицизма – как раз отсутствие соборности, но наличие папства. Каков предполагаемый путь согласования «церковных структур»? Нам говорят, что через «реформу католицизма» и «реформу православия». И насильственную «реформу православия», мы уже видим в исполнении патриарха Варфоломея на Украине. Он, в соответствии с планами католических «социологов», начал искусственно создавать то, чего никогда не было в православии – папство во главе с собою.

После событий на Украине многие православные архиереи резонно предложили прекратить Русской Православной Церкви и остальным поместным церквам всяческие межхристианские диалоги с католиками. Ведь события на Украине – практическая реализация «реформы православия» для насильственного объединения с католиками. Но наши профессиональные дипломаты из ОВЦС и МИДа, похоже, не видят и не хотят видеть этого в упор.

Папа Франциск (в прошлом «ординатор восточного обряда», т.е. давний специалист по униатам), оказывается, готов «реформировать» и структуру католической церкви по направлению к так называемой «синодальности».

В октябре 2021 года он направил католиков по «синодальному пути». Некоторые наши православные СМИ стали заявлять: «Сенсация! Франциск движется в сторону православия, он хочет возродить соборность!» Но что это за «синодальность»? По сути дела, это епископские совещания со священниками и мирянами, которые продлятся до 2023 года.  Возможно, наговорят синодалы очень много, но к православной соборности это не будет иметь никакого отношения.

Папство не введёт ничего, что ограничит его власть. Когда-то, в XV веке, когда папство находилось в жестоком кризисе,  германские императоры созывали соборы в Констанце и Базеле. Католический историк Гергей пишет, что как только папство выбралось из кризиса, представление о соборном принятии решений в католической церкви (синодальность или конциляризм) сразу было объявлено ересью. С тех пор никто этого решения не отменял.

То есть то, что сейчас появится под видом «синодальности», никак не умалит власть папы римского и тех сил, что ныне стоят за ним. В католицизме это невозможно. Просто мирянам и рядовым священникам дадут возможность время от времени что-то говорить и направлять предложения. Для католицизма потерять папство – это значит потерять всё. Ведь в соответствии с заблуждениями католиков, папа – гарант присутствия благодати в Католической церкви. Веками и тысячелетиями структура их церкви реформировалась и оттачивалась под папу.

О том, что вся «синодальность» – не для решения реальных проблем и даже не для благовестия, об этом лучше всего свидетельствует ситуация с Собором Парижской Богоматери. Ни французы, ни епископ Парижа не хотели отдавать остатки собора, сохранившиеся после рукотворного и показательного пожара в 2018 году, на поругание. Делать из него «диснейленд», окончательно превращать в «место мерзости и запустения» французы хотели менее всего. О какой синодальности можно говорить, когда так запросто уничтожается всемирно известный христианский символ Франции вопреки желаниям паствы и епископов, вопреки желаниям католиков во всем мире?!

Но у нас некоторые православные заявляют: «Ура! папство движется к соборности!» Не нужно нас обманывать. Это движение осуществимо только через покаяние перед Господом и через отказ от всех заблуждений. Но еще Марк Эфесский под впечатлением от вероломств Ферраро-Флорентийского собора писал, что убеждать латинян в их неправоте – это всё равно, что варить камни с целью сделать их мягкими.

Так как католики не достигнут соборности, ставка была сделана на первых порах на Константинопольский патриархат, социологами ему было поручено произвести механическую реформу Православия. Он должен добиться в среде православных первенства своей власти. Предполагается, что через расколы и купленных американцами политиков он лишит поместные церкви автокефалии, выдаст новые томосы уже автономным, а не автокефальным церквам и таким образом трансформирует всю структуру Православия – для близости с папством. Так социологические схемы обретают кровавый окрас.

Но есть одно «но». С огромным Московским патриархатом он просто может не успеть проделать это. При естественном ходе событий ни Франциск, ни Варфоломей могут не дожить до того момента, когда Московский патриархат лишится по их воле автокефалии и отдаст власть над своей паствой Стамбулу. Похоже, решили зайти одновременно и с другой стороны – с трансформации Московского патриаршества в «Московское папство», чтобы папа римский психологически был понятен 150-миллионной пастве РПЦ.

Признаки реформы и трансформации православия к католицизму мы обнаруживаем в новшествах устава РПЦ и странных положениях, скопированных и внедрённых нам из католических кодексов (мы писали об этом в статье «Русская церковь и ветер перемен»). Обнаруживаем, что так называемые ежегодные «молебны о творении» в Русской Церкви – это тоже мировые экуменические акции, возглавляемые папой римским и Варфоломеем и не прекращающиеся даже после преступлений Варфоломея на Украине… В Православии везде, где возможно взращивается и насаждается папство.

Обратим внимание, что при обсуждении предполагаемой тайной поездки патриарха к папе во всех российских СМИ подчеркивается, что будут встречаться главы двух церквей (то есть наш патриарх – не меньше папы). Об этом говорит не только Франциск, но исключительно так подает дело глава Отдела внешних церковных связей – митрополит Иларион. Эти главы, якобы, сами принимают решение о встрече, исходя из принципа необходимости. Умалчивается о существовании других 300 епископов и Синода в Русской Православной Церкви. Возможно, это делается не случайно, наше сознание трансформируют по пути восприятия самовольных решений на основе «необходимости» как обычного для православия явления. Осуществляется удар по соборности.

Под этим кроются и годы католических исследований, разработок сценариев и годы воспитания некоторых наших архиереев на инославном западе и усвоенные богословские католические заблуждения о пределах власти папы.

Обратим внимание, что те главы поместных церквей, что под давлением масонских политических сил признали ПЦУ, тоже единолично встречаются с папой. Варфоломей встречается с папами исключительно лично, архиеписокп Иероним во время недавнего пришествия Франциска в Грецию тоже встретился с ним лично. А в 2019 году греческие «карликовые папы» Варфоломей, Феодор, Хризостом и Иероним самовольно признали ПЦУ. В Африке этот вопрос с архиереями вообще не обсуждали, в Элладской и Кипрской церквях надавили на архиереев в синодах.

Напротив, когда светские власти пригласили папу Франциска в Болгарию, с ним вынужденно встречался не только Болгарский патриарх Неофит, но и все члены Синода. Покойный сербский патриарх Ириней когда-то выразил мнение о том, не пригласить ли папу в Сербию на один из крупных юбилеев, тогда архиереи Сербской Церкви не дали согласия и разговоров об этом более не было.

На сегодня почти все православные люди поняли, что стамбулец Варфоломей уничтожает принцип автокефальности в православии и если не бороться с ним, то православные во всём мире получат папизм. Похоже, то же самое происходит и в Русской Церкви – самостоятельные (или внушённые кем-то) решения главы ОВЦС по важнейшим вопросам могут постепенно привести к тому, что Московское патриаршество постепенно превратится в «Московское папство» – для удобства социологическо-католической реформы по «унификации Христианства» и «объединению структур».

Сегодня очевидно, что при всей религиозно-политической ситуации, сложившейся на Украине, аморальны не только встречи православных (и хорошо информированных) иерархов с папой, но и какие-либо переговоры с католиками.

Без сомнения, кровавая «унификация христианских структур», экуменизм, уния – это не христианское, а антихристово дело с целью извержения Истины из мира и объединения всех в сатане, который завидует Богу и хочет украсть у Него человеческие души. «Обезьяна Бога» тоже призывает людей к единству, своему экуменическому единству: «будьте едины во мне и вместе со мною, друзья и труженики мои: папы и их духовные братья, «митрополиты» и кардиналы, великие магистры и подмастерья, фарисеи и саддукеи … будем едины, прославим наше великое единство… там, где плач и скрежет зубов».

Романов Игорь Анатольевич, Романова Владислава Николаевна, Центр церковно-государственных отношений «Берег Рус»

Источник