Анна Швабауэр: «Система QR-кодов как запрет на реализацию базовых прав граждан»

Из выступления на конференции «Медицинские, организационные и политические особенности вакцинопрофилактики от COVID-19 в России»  (20-21 октября 2021 г. Санкт-Петербург)

«В Петербурге и почти во всех регионах страны доступ на массовые мероприятия ограничен с помощью применения QR-кодов. Используют QR-код с сертификатом вакцинации и «иммунным сертификатом», что человек переболел не более 6 месяцев назад. Вскоре во все магазины, кроме продовольственных, сходить без QR-кода будет невозможно. В этой системе самыми опасными и бесправными людьми признаны здоровые люди, которые по тем или иным причинам реализуют свое законное право на отказ от прививки. Которое подтверждает, кстати, и Президент России.

Несмотря на всю спорность подхода, который оценивает иммунитет человека по уровню антител,  теперь даже наличие у людей антител не имеет значения. Чтобы дать человеку доступ к социальным благам, чиновники требуют именно QR-код, который никак не связан с антителами. То есть их волнует наличие у человека некой цифровой метки, связанной с единым интернет-порталом ЕСИА, а не иммунитет. Как известно, и привитые могут заражать, и люди с медотводами тоже, но эти факты по постановлению не имеют значения – их основной целью является введение этих кодов.

Во-первых, тут налицо дискриминация граждан. Согласно постановлению губернатора Беглова, лишь люди с QR-кодами могут реализовать свои права в тех или иных сферах. А как быть тем,  кто добровольно отказался от прививки, кто не имеет смартфонов, не желает регистрироваться на интернет-портале и оставлять там свои персональные данные? Как быть людям, которые переболели в легкой форме дома, без врача (сами врачи призывали не отвлекать их по «мелочам»)? Список можно продолжать, но суть в том, что людей, не имеющих эти QR-коды, — миллионы. По 19 статье Конституции у нас государство гарантирует равенство прав и свобод граждан, независимо от каких-либо обстоятельств. В случае с постановлением Беглова государство, напротив, вводит дискриминацию по необоснованным критериям наличия QR-кода у человека.

Статья 44 Конституции РФ дает каждому право на участие в культурной жизни, на пользование учреждениями культуры. Гражданам без QR-кодов об этом предлагается забыть. По 7 ст. Конституции РФ, Россия – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Можно ли назвать достойной жизнь, если без QR-кода, например, мать не может купить одежду своему ребенку? Или ручки, тетради, другие важные принадлежности? Очевидно, так у нас вводится сегрегация.

По статье 24 Конституции РФ каждый обладает правом на охрану частной жизни. Есть постановление Верховного Суда, согласно которому регистрация в ЕСИА добровольна, и лица, не желающие электронный вид госуслуг, могут получать их традиционным способом. На практике оно грубо наушается.

По 55 ст. Конституции РФ права и свободы человека могут быть ограничены только федеральным законом и только в той мере, в какой это соответствует перечисленным целям и задачам. Ни одна из перечисленных там целей не достигается. Какое отношение имеют QR-коды к здоровью? Они не лечат, напротив, они провоцируют людей, имеющих QR-коды, ходить по общественным местам. Создается реальная напряженность в обществе на фоне разделения и противопоставления двух групп людей. Принуждение граждан к обработке персональных данных и получению QR-кодов – это грубейшее нарушение статей 23 и 24 Конституции РФ, это нарушение их базовых прав.

Что такое QR-код по существу? Это тип маркировки продуктов, изначально разработанный для автомобильной промышленности в Японии. Сам термин является зарегистрированным товарным знаком. Это считываемая машиной оптическая метка, содержащая информацию об объекте, к которому она привязана. За ней стоит конкретное цифровое обозначение. То есть некий номер, позволяющий идентифицировать человека. По Гражданскому кодексу, гражданин осуществляет свои права под именем. Имя человека – нематериальное благо, которое принадлежит нам от рождения и является неотчуждаемым. А вот эта система идентификации людей как товара унижает человеческое достоинство непосредственным образом. По Конституции любые действия, умаляющие человеческое достоинство, не допустимы даже в период действия чрезвычайного положения, которого у нас, кстати, нет.

Цитата из постановления судьи Конституционного суда:

«Цифровые номера могут выступать алгоритмом, идентифицирующим конкретное лицо, которое в силу ряда причин не желает быть связанным с информационными, числовыми и иными данными, если это противоречит его религиозным убеждениям и самосознанию. Эти права подлежат судебной защите».

То есть мы видим, что на нашей стороне судья Конституционного суда Рф, заявляющий, что принуждение к такой идентификации недопустимо. Система QR-кодов вызывает у граждан прямые ассоциации с фашизмом и с аусвайсами, которые выдавали гражданам на оккупированных территориях.

Система QR-кодов также нарушает права верующих – по 28 ст. Конституции РФ каждому гарантируется свобода совести, вероисповедания и убеждений. Для многих граждан принятие QR-кода неприемлемо по религиозным убеждениям. Церковь на Архиерейском соборе 2013 года постановила, что любое принуждение граждан к использованию электронных идентификаторов, автоматизированной обработки ПД, личной и конфиденциальной информации – недопустимо. Ограничение прав на свободу вероисповедания также запрещено в ходе режима ЧП, не говоря уже о «режиме повышенной готовности», который у нас длится бесконечно. То есть система QR-кодов является антиконституционной.

Более того, эта система является частью общего процесса по внедрению тотального цифрового контроля. К ней же относится закон о Едином регистре населения и другие инициативы по переводу всех отношений в обществе и государстве в цифру. Нам заявляют, что вскоре появятся электронные паспорта, которые будут существовать в виде обычной смарт-карты или QR-кода. То есть нынешняя система – это обкатка будущих электронных паспортов. В проекте цифрового управления государством в рамках федеральной программы «Цифровая экономика» прямо прописано «исключение участия человека из принятия решений при предоставлении госуслуг». Решать судьбу гражданина будут программа ИИ, неизвестно кем и как созданная. Это называется уничтожением человека как субъекта права. Если оказание госуслуг становится исключительно цифровым, гражданин имеет правовое значение для государства только в версии его цифрового профиля. То есть человека подменяет цифровой двойник, которого будут контролировать хозяева цифровой системы.

В «антикризисном» плане Правительства, принятом в прошлом году, предусмотрен переход на исключительно электронный формат обращений граждан, что никак не соотносится с 33 статьей Конституции РФ о праве каждого напрямую обращаться в органы власти. Фактически при полном переводе в цифру человек лишается всех личных документов, полный контроль над его жизнью будет иметь т.н. «архитектор платформы». Такой термин использует, например, Центр стратегических разработок, выпускавший стратегические документы по цифровой тематике. Понятие неприкосновенности частной жизни в такой системе полностью уничтожается. Субъекты права превращаются в объекты контроля и управления.

Теперь главное понять – кто будет управлять цифровой платформой «Россия», которая вводится на наших глазах на всех уровнях. Проект «цифровая экономика» полностью соответствует инициативам Всемирного Банка, который объявил себя и своих партнеров в РФ инициаторами цифровизации (все это прописано в докладах ВБ для России). Обкатка QR-кодов и электронных паспортов – это глобалистский проект, который лоббируется на международном уровне. В частности, речь идет о проекте ID2020, который поддерживается ООН. Среди структур, который поддерживают единый цифровой идентификатор человека – Фонд Рокфеллера, Microsoft, Accenture, альянс вакцинаторов GAVI, Фонд Билла и Мелинды Гейтс. Очевидно, что введение таких документов будет основанием для дискриминации граждан, не лояльных к новой системе. Также кураторы проекта ID2020 в своих документах пишут о необходимости разработки стандарта состояния иммунитета человека на международном уровне.

Что нам делать? Необходимо ставить вопрос об антиконституционности системы QR-кодов в целом. Будут опубликованы соответствующие образца обращений граждан – в частности, на ресурсах ОУЗС. На мой взгляд, надо гражданам отказываться от вхождения в эту систему, потому что далее нас ждет сплошная ревакцинация каждые полгода и другие тотальные ограничения прав».

Анна Швабауэр, кандидата юр. наук, эксперт Совета Федерации по вопросам семейного законодательства.

Помимо детального описания проблемы, юрист на конференции порекомендовала  гражданам подавать иски и заявления в массовом порядке – тут нужен широкий резонанс, общественная демонстрация несогласия с проводимыми реформами, чтобы прокуратура и суды начали наконец заниматься защитой граждан и Конституции.

Источник