Крупный отток: как остановить обмеление Волги

В Астраханской области ожидается нарушение водоснабжение более десятка населенных пунктов

Из-за сложной гидрологической обстановки в Астраханской области ожидается нарушение водоснабжения более десятка населенных пунктов, будут остановлены паромные переправы. Дело в том, что уровень воды на нижней Волге упал более чем на 60 см, что на 20–25 см ниже, чем в самом маловодном 2010 году. Почему в реке постоянно не хватает воды и как с этим бороться — разбирались «Известия».

Что случилось на Волге

О проблемах на нижней Волге сообщили специалисты Всероссийского научно-исследовательского института по проблемам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций МЧС России (ВНИИ ГО ЧС).

— Сложная гидрологическая обстановка складывается в Астраханской области, где в результате обмеления нижней Волги, ильменей и ериков прогнозируется нарушение водоснабжения 13 населенных пунктов Наримановского, Лиманского, Икрянинского районов, где проживает более 10 тыс. человек, — заявили в институте. — Вероятны остановка паромных переправ, снижение промысловых запасов рыбы в результате затруднения судоходства, а также заморные явления в зимний период.

Указывается, что уровни воды в створе Астрахани оказались ниже показателей 2010 года. Сейчас эксперты предлагают местным властям спланировать и провести комплекс превентивных мероприятий для минимизации ущерба в период маловодья и надежного обеспечения населения водой.

По состоянию на четверг, 21 октября, по данным «РусГидро», уровень реки на Волжской ГЭС — последней перед астраханским створом — составлял 14,47 м. Это примерно на 2,5 м больше, чем так называемый уровень мертвого объема (УМО), предельного для спуска водохранилища. Несколько дней назад уровень Волги приближался к этому показателю и выправился лишь недавно.Сброс воды на Волжской ГЭС

Сброс воды на Волжской ГЭСФото: ТАСС/Дмитрий Рогулин

Проблемы есть и на других ГЭС — например, уровень воды на Чебоксарской гидроэлектростанции составляет 63,08 м при УМО в 63 м. Почти на всех волжских ГЭС уровень воды ниже нормального подпорного уровня — отметки полного наполнения водохранилища при нормальных условиях.

В Росводресурсах на днях обсуждали проблему водохозяйственного комплекса нижней Волги, отметив, что на Волжско-Камском каскаде продолжается сработка водохранилищ для гарантированного обеспечения судоходства. Ведомство отмечает, что ситуация стабилизируется, но предупреждает о проблемах в дальнейшем.

Почему в реке не хватает воды

— Основная причина маловодья, которое сложилось в бассейне Волги, — крайне низкая естественная приточность в III, IV кварталах 2021 года, — сообщили «Известиям» в Росводресурсах. — Это связано с количеством осадков, сезонными температурами.

Весной водохранилища были наполнены до максимума, к началу периода расходования запасы каскада составляли 99%. Вегетационный период был пройден уверенно, водой были обеспечены все отрасли: ЖКХ, сельское и рыбное хозяйство, транспорт, энергетика. Однако в период отдачи приточность составляла лишь 30–40% от нормы, отметили в ведомстве. Возможность удовлетворения потребностей отраслей остается «исключительно за счет накопленного в весеннее половодье ресурса». Не будь каскада, подчеркивают в Росводресурах, природный сток был бы вдвое меньше.

— Количество осадков в первой декаде октября не достигло и 10% от нормы, — заявили в ведомстве. — По данным Росгидромета, наиболее вероятная величина притока в водохранилища Волжско-Камского каскада в октябре составит 11,5 куб. км при норме в 14,9 куб. километров. Но аномальным маловодье на Волге назвать нельзя. Минимальным значением за последние 10 лет отметился 2010 год, тогда приток составил 8,7 куб. км.рабочий

Фото: РИА Новости/Кирилл Брага

Опрошенные «Известиями» эксперты также указали на проблемы притока как основную причину маловодья. Генеральный директор Фонда «Без рек как без рук» Олег Ломаков отмечает, что Волжский бассейн вбирает в себя огромное количество малых рек, но те привносят в Волгу совершенно не то количество воды, что раньше.

— Воду в малых реках разбирают на различные хозяйственные цели, также есть глобальная проблема, связанная с изменением климата, потеплением, — рассказал он «Известиям». — Теперь часто за весьма малоснежной зимой приходит очень быстрая и динамичная весна, и снег просто сжирается солнцем, не успевая переходить в агрегатное состояние в виде воды, просто испаряется. И у этих маленьких речушек не остается питательного ресурса.

Завкафедрой природообустройства и водопользования Казанского приволжского федерального университета Нафиса Мингазова также замечает, что сейчас приходится сталкиваться со снижением полноводности малых рек, питающих каскад водохранилищ.

— О том, что сокращается количество малых рек, исчезает их полноводность, говорится уже давно, — сообщила она «Известиям». — Еще в 1980-х годах были программы по сохранению малых рек, но именно сейчас как-то особенно стало заметно, что всё это очень сказывается на состоянии таких крупных объектов, как Волга.

Андрей Асташин, доцент кафедры географии, географического и геоэкологического образования Нижегородского государственного педуниверситета имени Козьмы Минина, отмечает, что сокращение водности притоков — это только одна из проблем. Причем, замечает он, не везде она актуальна — некоторые из притоков увеличили показатели водности, другие сократили. Но есть и вторая важная причина — уровень дна поднимается.волга

Фото: ТАСС/Артем Дергунов

— Происходит накопление донных отложений, которые в недавнем прошлом были не чем иным, как почвами, слагающими бассейны рек, питающих Волгу, — пояснил Асташин «Известиям». — Весной происходит таяние снега, летом — ливни, и обильный сток воды провоцирует разрушение почвенного покрова, который поступает через притоки в саму Волгу и оседает на дне. Это вообще естественный процесс, но в условиях высокой распаханности и низкой лесистости интенсивность поступления обломочного материала резко возрастает.

Лучший пример подобного явления — остров Гребневские пески на Оке в Нижнем Новгороде, который намыт течением из речного песка. Этот остров появился вокруг опор мостов через Оку, аналогичные постепенно появляются и на Волге. Тот почвенный покров, который не зацепился за эти острова, оседает на дне.

Куда ушла вода из притоков Волги

Андрей Асташин отмечает: что касается сокращения водности притоков, то здесь явно видна зависимость от сокращения площади лесов.

— Особенно принципиальна эта проблема в тех местах, где водотоки берут свое начало, — рассказал он. — Если леса сводятся там, это наиболее интенсивно влияет на сокращение водности притоков и, соответственно, сокращение водности самой Волги. Если лесистость сокращается в среднем и тем более в нижнем течении, это не так болезненно сказывается на состоянии водотока.

Нафиса Мингазова отмечает, что причина обмеления притоков Волги также кроется в нарушении водоохранных зон — их застраивают, вырубают лес, строят пруды или водохранилища, которые перехватывают воду на пути к большой реке.лес

Фото: ТАСС/Юрий Смитюк

— На Волжско-Камском каскаде несколько тысяч рек, и на них образовано 850 водохранилищ и прудов, — говорит она. — И количество прудов только растет. Но проблему мало кто представляет в полной мере.

По словам Олега Ломакова, проблемы малых рек вообще очень слабо исследованы. Даже в пределах Московской области, говорит он, где есть 4 тыс. малых рек, регулярную информацию получают об экологическом и гидрологическом состоянии только 20 из них, и то очень обрывочную.

— Мы сравнительно недавно из докладов государственных служб выяснили, что замеры в Оке производят один раз в месяц, — говорит Ломаков. — То есть 13-го числа делают замер, а 14-го, например, происходит прорыв нефтепровода, но целый месяц мониторингом ситуации теперь никто не будет заниматься.

Он считает, что нужно говорить о единой системе питания функционирования рек и следить за за ней с помощью масштабной системы мониторинга.

Андрей Асташин замечает, что для решения второй проблемы — поднятие уровня дна — нужно заниматься водоохранными зонами, которые выполняют функцию последнего барьера на пути стока в русло, а также полезащитными полосами, которые сокращают интенсивность эрозии в бассейне рек.

— Если процесс эрозии почв заглушить в самом начале, на полях, то в Волгу обломочный материал не будет попадать, — сказал он. — Если не удалось этого сделать, то последняя попытка остановить поток на пути в Волгу — водоохранные зоны, где нельзя ничего рубить.

знак

Он замечает, что остановить разрушение почвенного покрова важно еще и для продовольственной безопасности страны, так как в реку уходят сформированные почвы. Делать это нужно, высаживая защитные лесополосы, что практиковалось еще до Советского Союза. Многие из них сейчас оказались заброшены.

— Если заняться этим снова, можно даже не двух зайцев — а целую их стаю убить, — говорит Асташин. — Потому что, например, есть еще одна проблема — сокращение биоразнообразия. Представьте себе лесной массив, в котором живет один лось, а второй — в 5 км в другом таком же лесу. Между ними поля и дороги. И они никак не встретятся, что приводит к вымиранию. Для решения этой проблемы в Западной Европе придумали концепцию сетей живой природы — зеленых коридоров, полос небольших лесных массивов, которые обеспечат пути миграции животных. То есть такие защитные лесополосы могли бы как минимум решать проблему поднятия дна рек, сохранения почвенного слоя и сокращения биоразнообразия.

Как решить проблему обмеления

В России принят федеральный проект «Оздоровление Волги», который входит в нацпроект «Экология». Однако эксперты замечают, что озвученными выше проблемами он не занимается.

— Проект «Оздоровление Волги» вообще не смотрит на проблемы притоков, — говорит Мингазова. — Он направлен в основном на то, чтобы построить новые очистные сооружения, реконструировать старые, убрать накопленный вред, в частности, затонувшие судна, где-то берегоукрепление сделать. Это важно, но это только малая часть проблем.

Она заметила, что в программе ничего не говорится про озеленение водоохранных зон, про усиление режима их охраны, про мероприятия по экореабилитации нарушенных территорий в бассейне Волги.

Андрей Асташин замечает, что чиновники вообще очень часто не понимают слово «бассейн реки», подразумевая под этим лишь ее русло.

— Заниматься оздоровлением только этого русла — это всё равно, что пытаться решить проблему тонущего корабля вычерпыванием воды, — замечает он. — Воду, конечно, надо черпать, но это можно бесконечно делать, пока не заделаешь пробитый борт.волга

Фото: ТАСС/Владимир Смирнов

Нафиса Мингазова отмечает, что программу нужно значительно увеличивать, рассматривая проблему целиком, с мероприятиями, касающимися всех ее аспектов, и с мощным научным обоснованием.

В Росводресурах заметили, что если рассматривать перспективы решения проблем, вызванных маловодьем, в разрезе федерального проекта «Оздоровление Волги», то нужно понимать, что работы, касающиеся повышения водности, сосредоточены в низовьях — Волго-Ахтубинской пойме.

— Для волгоградского региона и юга России территория выполняет важнейшую климатоформирующую и средообразующую роль, а также имеет огромную международную природоохранную значимость, — сказали в ведомстве. — Гидрология территории изменилась в результате строительства каскада. Сегодня мероприятия по восстановлению Волго-Ахтубинской поймы, уникальность экосистемы которой признана на уровне ЮНЕСКО, входят крупным блоком в федеральный проект «Оздоровление Волги» нацпроекта «Экология».

Указывается, что в пойме реализуется комплекс мероприятий по восстановлению проточности водных объектов и строительству гидротехнических сооружений, необходимых для пропуска паводковых вод. Весь комплекс мероприятий по расчистке водных объектов и строительству водопропускных сооружений позволит не только восполнить утраченное биоразнообразие Волго-Ахтубинской поймы, но и повысить качество жизни населения, заявили в Росводресурсах.

Что будет с Волгой дальше

Научный руководитель Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян подчеркивает: как такового обмеления Волги нет — если учитывать среднемноголетние показатели годового стока. Эти показатели не уменьшаются, а находятся на одном уровне более 30 лет.

— Иногда бывают неприятности, как со всеми абсолютно природными явлениями, — говорит он. — В позапрошлом году, например, быстро прошло низкое половодье, и, несмотря на большое количество снега, таяние было неблагоприятным. В результате нерестилища высохли прежде, чем рыба до них смогла доплыть. Но никакого обмеления не произошло, потому что годовой сток был примерно на традиционном уровне.спасатели

Фото: РИА Новости/Антон Денисов

Он подчеркнул, что Волга действительно мелеет летом, в летнюю межень. Зимой же сток в Волгу существенно увеличивается, просто это не так заметно.

Данилов-Данильян указывает в первую очередь на серьезные проблемы маловодности Дона, как раз по причине отсутствия лесов в его бассейне.

— Бассейн Волги расположен в значительной части в лесной зоне, в лесостепной зоне, степной зоне и в зоне сухих степей, — рассказал он «Известиям». — Осадки в лесной зоне только растут, поэтому даже если будут — а они, конечно, будут — определенные неприятности в других зонах, особенно в зоне степей и сухих степей, то на Волге это не должно сказаться. А вот в бассейне Дона лесной зоны практически нет. Он течет по лесостепи, по степи и по сухим степям, а там с осадками неизвестно что будет, а испарение точно увеличится из-за потепления.

Он добавляет, что проблемы есть и на Волге.

— Например, есть отрезок между Городцом и Нижним Новгородом в 40 с лишним километров, через который с трудом проходят в межень крупнотоннажные суда, — говорит Данилов-Данильян. — Но это не потому что Волга мелеет, а потому что не достроен Волжско-Камский каскад и, по-видимому, не будет достроен. И нет компенсирующих сооружений, которые могли бы держать уровень на этом участке.

волжская гэс

Об этой проблеме в ИВП РАН уже неоднократно говорили. Так, в институте со ссылкой на главного научного сотрудника отдела гидрологии речных бассейнов Виталия Беликова отмечают, что из-за этого отрезка единая глубоководная система европейской части России практически разорвана пополам. При этом реальных альтернатив строительству Нижегородского низконапорного гидроузла, вокруг сооружения которого уже сломано немало копий, фактически не существует, отмечают в институте.

По словам Данилова-Данильяна, в целом долгосрочные прогнозы по Волге в основном говорят, напротив, об увеличении водности и лишь некоторые предсказывают ее уменьшение.

В Росводресурсах осторожно относятся к подобным прогнозам.

— Климат, действительно, меняется, — заявили «Известиям» в ведомстве. — И на водных ресурсах это сказывается в первую очередь, амплитуда колебаний становится шире. Говорить о том, когда водность на Волге повысится, пока нельзя.

Говоря в целом о проблеме обмеления Волги, в Росводресурсах указали на необходимость своевременных профилактических мероприятий, которые бы гарантировали дальнейшую работу водозаборных сооружений в условиях малой естественной водности.зима

Фото: ТАСС/Владимир Смирнов

— Регионам Нижней Волги необходимо адаптироваться к существующим гидрологическим особенностям территорий с учетом проектной отдачи каскада: ЖКХ и сельское хозяйство — в первую очередь, — отметили в ведомстве. — Тогда каскад сможет функционировать на запроектированных пониженных отметках безболезненно для населения.

Пока не будут реализованы основные мероприятия — в частности, проработка рисков образования шуги, переустройство водозаборов, создание новой инфраструктуры, — нужны аварийные системы, чтобы население было обеспечено водой при любых погодных условиях. Также энергокомплекс должен иметь ресурс на случай сильных холодов.

Источник