Госплан возвращается?

Кабмин утвердил Стратегические инициативы социально-экономического развития до 2030 года

Заявлено 42 важных дела, которые за короткий срок (до 2030 года) должны преобразить страну до неузнаваемости. Инициативы поделены на семь основных разделов, затрагивающих все сферы жизни граждан, и подчинены одной цели – сбережению и приумножению народонаселения, созданию условий, при которых жить в крупном городе или небольшом населенном пункте должно быть одинаково комфортно и уютно.

Совершить невиданный рывок предполагается с помощью бюджетных инвестиций и средств Фонда национального благосостояния. Но основную часть финансирования, как сообщил премьер-министр Михаил Мишустин, должны составить уже заложенные в бюджет ресурсы, деньги институтов развития, госкомпаний и частных инвесторов. Масштабы преобразований можно назвать грандиозными. Выполнение единого плана по достижению национальных целей развития только на ближайшие три года потребует более 39 триллионов рублей. С принятием такой программы меняется и роль государства в рыночной экономике.

Переход от прогнозирования (мы вам просчитаем сценарии, а там как рынок вывезет) к конкретным планам с указанием даты начала и окончания работ по тем ли иным объектам не имеет ничего общего с либеральными подходами к развитию страны.

В документе четко указано, какие заводы появятся в регионах и какие налоговые поступления от них ждать. Сколько людей получат работу, как и за счет чего помогут многодетным, пенсионерам и как изменится жизнь самых отдаленных населенных пунктов.

Приведены не абстрактные стоимостные показатели, а конкретные цифры, ориентированные на нужды людей в медицинской помощи («первичное звено для каждого»), образовании, комфортном жилье и так далее. Вся работа правительства, как говорится в документе, теперь должна быть построена вокруг человека, его семьи. Хорошо жить должны люди не только в мегаполисах, но и в совсем небольших городах, до которых у государства не доходили руки.

Все это было бы похоже на сказку, если бы не конкретные даты с указанием ответственных лиц, источников финансирования, включая государственный бюджет и частный бизнес. Новый план развития страны на несколько лет вперед дает представление о том, где, когда и сколько построят заводов, дорог, школ, больниц, жилых домов на основе новых технологий и лучших мировых практик. Как выполняется намеченное, можно будет проследить в режиме реального времени, не выходя из дома, с помощью компьютерных программ и видеосвязи. Когда каждый россиянин своими глазами, а не в телевизоре, сможет увидеть, как вокруг меняется жизнь, недоверие к власти исчезнет.

С такой точностью при составлении долгосрочных планов новая Россия сталкивается впервые. Аналитики усмотрели в этом возврат к государственному планированию, на котором строилась советская экономика. Не случайно выход 42 инициатив правительства совпал со столетием Госплана, которое отметили в этом году.

Выступая на Московском финансовом форуме, председатель правительства РФ Михаил Мишустин заявил, что переход к долгосрочному комплексному стратегическому планированию и усилению роли государства – дело решенное. Такой подход уже был применен и дал первые результаты на фоне пандемийных ударов по экономике, когда социальная помощь миллионам граждан была оказана за счет дополнительных доходов, а не работы печатного станка.

Доходы бюджета к концу августа этого года увеличились почти на треть, рост ВВП – 4,8 %, что превосходит прогнозы Центробанка и либеральных экономистов. Основной капитал получил инвестиционную подпитку, деньги пошли в реальный сектор. И впредь, как заметил премьер, в реализации национальных целей правительство будет опираться на систему государственных институтов развития, а не на «невидимую руку рынка».

В направлениях, заданных премьером, обозначены изменения экономической политики, приоритет государственного централизованного системного планирования над рыночной стихией. Неужели время монетаризма, реализуемого по советам Запада, подходит к концу?

Многие здравомыслящие экономисты во всем мире признают, что планирование не противоречит рыночным отношениям, а только повышает их эффективность. Благодаря государственным планам, расписанным по пятилеткам, начали быстро развиваться Япония, Южная Корея, Малайзия. Сегодня народно-хозяйственные планы принимаются в 39 странах мира.

Ближайший наш сосед Китай выполняет уже 13-ю пятилетку, подавая миру пример плодотворного сочетания плановой и рыночной экономики, социализма и капитализма. С помощью государственного планирования в Китае сформировалась конвергентная или интегральная, экономика, при которой, по выражению Си Цзиньпина, «невидимая рука» рынка использует «видимую руку» госуправления. Благодаря этому вот уже 40 лет страна развивается без кризисов, с высокими темпами роста, увеличивая продолжительность жизни населения.

У стратегического планирования в нашей стране есть немало противников из либерального стана. Они не раз тормозили принятие закона о стратегическом планировании, который разрабатывался и принимался почти десять лет. Потом принятый закон заморозили до 2018 года, но до сих пор он так и не заработал в полную силу. «Регионы подключили к созданию своих стратегических планов развития сомнительные фирмы, в результате чего у 42 субъектов из 85 главным видом стратегической деятельности оказалось производство автоприцепов! – заметил парламентарий Сергей Калашников. – Реализация закона обратилась в полную профанацию, потому что механизма под него не разработано». Это подтвердила и Счетная палата РФ, сделав вывод, что «система управления экономикой разбалансирована и неэффективна, недостаточно нормативно урегулирована и методически обеспечена, с низким уровнем контроля и исполнительской дисциплины». Иными словами, без стратегического и проектного (программного) планирования более четверти века страна плыла по воле волн, ориентируясь на прогнозы и сценарии, выдаваемые Минэкономразвития.

Чтобы экономика развивалась, мало задать направления и обозначить задачи. Основы государственной политики в сфере стратегического планирования, которые одобрило правительство, должны перевернуть сложившееся представление о рыночной экономике, заставить бизнес работать в интересах государства.

Пока трудно сказать – в каком виде появится этот документ после окончательной доработки. Не захотят ли подправить его доморощенные либералы? Сторонники свободного рынка пытаются доказать, что плановая экономика в СССР была обречена, а добиться высоких темпов роста «народного хозяйства» в тридцатые удалось за счет насильно изъятого у крестьян хлеба, который продавали за границу в обмен на технологии и оборудование. А в пятидесятые успех советской экономики во многом зависел от огромных послевоенных репараций (в Россию были перевезены значительные валютные резервы и тысячи заводов из Германии, Японии и других стран).

Но если модель хозяйствования, созданная в годы правления И.В. Сталина, оказалась «искусственной и нежизнеспособной», то чем объяснить тот факт, что основной рост экономики СССР приходится именно на 1929-1955 годы? В течение 26 лет ВВП страны Советов прирастал более чем на 10% в год (!) в то время, как темпы роста общемирового ВВП не превышали 5%. За четверть века продолжительность жизни советских людей увеличилась на 26 лет, прирост населения составил 46 млн человек, и это, заметим, с учетом военных лет. Реальная заработная плата выросла в 4 раза, а вклады в сберкассах – в 5 раз. Именно в это время (1929-1955 гг.) создаются ракетные, ядерные войска, радиотехническая (электронная) промышленность.

Уже к 1953 году в СССР создается самое современное производство в мире. Достичь всего этого было бы невозможно без народно-хозяйственного планирования.

Послевоенную экономику двигал вперед не подневольный труд заключенных, как пытаются доказать некоторые прозападные историки, а материальный стимул, бережливое отношение к производству.

Каждую пятилетку вложения государства в экономику удваивались (!). В начале пятидесятых на сдельной оплате труда было занято более 70% рабочих. При выполнении плана директор получал в распоряжение премиальный фонд в размере 10%, при перевыполнении – 50%. «Бережливое производство» СССР высоко ценили в Японии, и многие процветающие компании его использовали.

В пятидесятые быстро росли объемы производства, усложнялись производственные взаимосвязи, а вместе с ними увеличивался поток информации. С огромным наплывом цифровых показателей нельзя было справиться с помощью обычных бухгалтерских счет и арифмометров. Центральный научно-исследовательский институт технического управления (ЦНИИТУ) в Минске под руководством Николая Ведуты предложил динамическую модель межотраслевого баланса (МОБ), отвечающую принципам экономической кибернетики. До сих пор – это единственная цифровая технология, которая позволяет конструировать развитие экономики в направлении роста общественного блага.

Именно система живого планирования экономики с обратной связью, созданная при Сталине, лежала в основе централизованного управления. Благодаря ей наша страна победила во Второй мировой войне, быстро восстановила экономику, достигла военного паритета с США.

«Сегодня кибернетический подход к планированию экономики заблокирован во всем мире. И это легко объяснимо, поскольку в мире рулит глобальная система финансового управления, – считает Елена Ведута, дочь прославленного кибернетика, профессор МГУ. – Все произведенные доходы и активы перераспределяются в пользу международной финансовой олигархии (МФО). Ей не нужна координация деятельности производителей для выхода на траекторию роста общественного блага».

Спасение человечества от катастрофы, ведущей человечество к цифровому колониализму с помощью искусственного интеллекта, как считает Ведута, должно прийти из России. Ведь только у нас в стране есть научные институты, обладающие динамической цифровой технологией конструирования будущего. Киберэкономика позволит ликвидировать корни коррупции и укрепить национальную валюту.

Наше государство с помощью автоматизированной системы управления экономикой, основанной на динамической модели МОБ, может одержать победу в условиях глобальной «нешуточной конкуренции идей, труда и капитала».

Переход к стратегическому планированию вовсе не означает отказ от рыночной экономики. Основы рыночных отношений никак не порушат разработка и реализация прогнозов, концепций, стратегий, программ и планов, если они «будут базироваться на основе современных методов анализа и моделирования с учетом оперативного выявления угроз национальной безопасности и рисков социально-экономического развития».

А все планы регионов сойдутся в единой цифровой аналитической платформе стратегического управления. Тогда «распилить» бюджетные деньги будет невозможно.

Чтобы состоялся возврат к плановой экономике в новом качестве, предстоит немало сделать: оптимизировать количество принимаемых документов, прежде всего на региональном и муниципальном уровнях, и четко увязать их с федеральными. Обеспечить согласованность стратегического планирования и бюджетного процесса, сосредоточив ресурсы на ключевых направлениях, повысить уровень информационно-аналитического обеспечения, усовершенствовать контроль и мониторинг. Словом, сделать все для того, чтобы государство могло быстро корректировать и донастраивать планы и программы в любой ситуации. Все эти задачи, обозначенные главой государства при обсуждении проекта Основ стратегического планирования, хорошо согласуются с системой живого, или кибернетического, планирования.

Юрий Алексеев

Источник