Немая степь: что ждет Казахстан без русского языка

Парламент страны пошел на поводу у радикальных националистов

Парламент Казахстана решил перевести все вывески, меню и указатели только на казахский язык. Русский будут оставлять лишь при необходимости. Законопроект уже прошел второе чтение. Многие опасаются, что это лишь ускорит процесс дерусификации. Полтора месяца назад в стране заработали «языковые патрули». Националистов возмущало, что в повседневной жизни многие казахстанцы выбирают русский язык вместо казахского. Подробности — в материале «Известий».

Русский по необходимости

«Все вывески, рекламные объявления, ценники, меню, указатели и другие объекты в Казахстане должны быть на казахском языке. На русском — при необходимости» — с таким заявлением выступил на заседании мажилиса член комитета по социально-культурному развитию парламента Казахстана Берик Абдыгалиулы.

Поправки внесены в проект закона «О языках в Республике Казахстан». В феврале его одобрили в первом чтении, сейчас — во втором. По словам политика, причина в том, что казахи неграмотно излагают текст на родном языке, в некоторых случаях информации на казахском и вовсе нет. В действующей редакции закона говорится, что вся визуальная информация должна быть изложена на государственном языке, при необходимости — на других языках.

В последнее время ситуация с русским в Казахстане стала меняться. В августе казахстанские националисты стали устраивать «языковые рейды»: заходили в частные и государственные учреждения, магазины, поликлиники и т. д., проверяя, насколько хорошо сотрудники знают казахский. Акции прошли во многих крупных городах: Нур-Султане, Алма-Ате, Караганде, Павлодаре, Уральске и других. Происходящее снимали и выкладывали ролики в YouTube.

Публикация видеозаписей вызвала широкий общественный резонанс не только в самом Казахстане, но и за рубежом. Прежде всего в России. Особенно возмутил сюжет одного из главных «борцов за чистоту языка», блогера Куата Ахметова. Он заставлял русскоязычных жителей Казахстана извиняться за плохое владение казахским. В качестве ответной меры МВД России запретило ему въезд на территорию нашей страны. На родине на него завели уголовное дело по статье «Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни. Ахметов покинул Казахстан и, по некоторым данным, скрывается на Украине.

Глава Россотрудничества Евгений Примаков заявил, что власти Казахстана не реагируют на действия в отношении русского языка в стране. Он обвинил казахских националистов в русофобии и агрессии на этнической почве. Первый заместитель главы администрации президента Казахстана Даурен Абаев также раскритиковал действия «экстремистов», назвав созданные ими «патрули» проявлением «пещерного национализма». «В нашей стране подобные вещи жестко пресекаются вне зависимости от того, кто подвергся дискриминации, по какому поводу: казахи, русские или представители других этносов», — заявил он.

Российский МИД был более сдержан в критике. В ведомстве заявили, что «поддерживают позицию Казахстана о готовности пресекать любые проявления национализма на фоне данных о проведении в республике так называемых языковых рейдов».

А президент страны Касым-Жомарт Токаев, выступая с ежегодным посланием к народу, заявил, что современный Казахстан строится по принципу «многообразие в единстве», у страны «всегда был иммунитет к разобщенности». «Мы не допустим дискриминации по языковому, национальному или расовому признакам, унижения чести и достоинства, будем привлекать к ответственности по закону. Такие противоречащие конституции, безответственные шаги идут вразрез с интересами Казахстана»,— заверил он.

Токаев отметил, что один из ключевых приоритетов государственной политики — развитие казахского, который становится языком образования, науки, культуры и делопроизводства. При этом Токаев подчеркнул, что «использованию русского, согласно законодательству страны, препятствовать нельзя». Впрочем, многие заметили важную деталь: первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев одну половину ежегодного послания всегда произносил на казахском, вторую — на русском. Нынешний лидер почти всю речь произнес на родном языке.

Второй — запасной

По конституции страны, казахский — государственный язык. В 1997 году Конституционный совет выпустил постановление, в котором отмечалось, что, независимо от обстоятельств, «оба языка используются в равной степени». В органах местного самоуправления и государственных организациях русский официально употреблялся наравне с казахским.

Русскоязычные — вторая по численности национальная группа в Казахстане. В стране проживают около 3,4 млн русских — это почти 18,5% населения. На русском свободно говорит и пишет 84% граждан, на нем обучается 34,3% студентов.

До 2018 года русский использовался наряду с казахским на банкнотах. Но сейчас ситуация стала меняться. В последние годы правления первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев под предлогом декоммунизации фактически занялся дерусификациией общества. Стали переименовывать некоторые города и улицы.

Национал-популисты пошли во властные структуры. Например, от партии «Нур Отан» депутатом мажилиса стал националист Айдос Сарым — благосклонно принимаемый в Госдепе и Совбезе США автор скандального меморандума о признании голода 1930-х годов «геноцидом казахов».

Полгода назад появлялись сообщения о том, что власти собираются постепенно отказаться от обучения на русском и к 2023 году все учебные заведения должны перейти на казахский. Потом минобразования Казахстана эту информацию опровергло.

Единый тюркский алфавит

Пока ясно одно: к 2025 году Казахстан должен перейти с кириллицы на латиницу. Изначально об этом заговорили в 2008 году, через девять лет президент Назарбаев запустил этот процесс. Власти подают переход на латиницу как очередной этап модернизации гуманитарной сферы, который бы помог окончательно порвать с наследием советского строя. Но многие в это не верят.

Еще в 1990-е годы создать единый тюркский алфавит предлагала Анкара, но тогда сделать это не получилось. Потом мечта турецких властей всё же стала осуществляться: Узбекистан, Туркменистан и Азербайджан перешли на латиницу с кириллицы. Теперь очередь за Казахстаном.

«Влияние Турции в Центрально-Азиатском регионе очень велико. Устанавливать его стали еще в начале 1990-х. Исламский проповедник Фетхуллах Гюлен призвал молодых турок ехать в Азию — готовить протурецкую молодежь. Они добились создания надгосударственного проекта. Правда, экономически поддержать этот регион турки все-таки особо не могли, ресурсов не хватало. Всё же турецкие фирмы вкладывали деньги в регион, строили совместные предприятия. Многие сотрудники обучаются в Турции, у органов внутренней безопасности общая структура. Создается протурецкий взгляд на события, растет влияние на политику. Наши среднеазиатские партнеры пытаются усидеть на двух стульях — сочетать членство в ОДКБ с идеями Турана», — отметил в беседе с «Известиями» ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений им. Е. М. Примакова РАН Виктор Надеин-Раевский.

С ним согласен и доцент Дипломатической академии МИД России, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН имени Е.М. Примакова Владимир Аватков. «Попытка вытеснить русский язык с постсоветского пространства — целенаправленная политика Запада, реализующего ее не своими руками, а через тех партнеров в регионе, которые обладают большим влиянием на них. В данном случае это Турция. С этим связаны всплески русофобии и попытки снизить значение русского языка. Кроме того, национализм, подпитываемый тюркской идеологией, поднимает свою голову на постсоветском пространстве, не понимая, что в турецких планах по освоению тюркских государств постсоветского пространства место их национальной идентичности не предусмотрено, в отличие от исторического союза с Россией, когда Россия позволяла сохранять исторические корни тюркским народам, входившим вначале в империю, а потом в состав СССР», — пояснил эксперт в беседе с «Известиями».

Источник