Генеральши непыльных карьер

Женщины-генералы – к чему бы это?

Помнится, в молодости с интересом читал роман писателя Андрея Алдан-Семенова «Красные и белые», рассказывающего о некоторых значимых событиях Гражданской войны. Да, автор стоял в большей степени на большевистских позициях, в книге явно романтизировались фигуры Тухачевского, Уборевича, Азина, ряда иных. Это было заметно даже по тем временам, когда я читал книгу, в конце 1980-х. Но в целом книга интересная, масштабная, заставляющая задуматься над некоторыми проблемами. Кроме хронологий боев между красными и белыми, достаточно много веских психологических наблюдений, чувствуется, что автор черпал информацию для выводов в книге, что называется, из первых рук. По идеологическим предпочтениям фигуры, например, Колчака и Каппеля и их окружения автором рисуются с меньшей симпатией, чем красных командармов. Но все же один момент в нескольких местах романа Алдан-Семенов убедительно доказывает. Это – степень разложения Белой армии, показателем чего являлся до безобразия молодой возраст основной массы белых генералов.

Многие опытные генералы и старшие офицеры царской армии не шли в Белое движение по причине того, что монархисты не могли найти общего языка с преобладающим офицерским духом в Белой армии идей феврализма, республиканства и прочих «демократий», да и не хотели ничего иметь общего с Антантой. Другие опытные белые генералы и полковники просто погибали в боях. И на высокопоставленные генеральские должности, от которых зависела судьба боев, фронтов и армий, выдвигались буквально «мальчишки», которым было чуть за двадцать лет. Обычно за счет своей удали, проявленной в каком-либо отдельном бою. Более старшие по возрасту, тридцатилетние или сорокалетние младшие или средние офицеры, видя абсурдность команд вновь испеченных молодых генералов, часто отказывались их выполнять или молча делали все по-своему. Это видели рядовые белогвардейцы. В результате – разложение армии, бардак и неразбериха, отсутствие единоначалия, левая рука не знала, что делает правая. У красных были те же проблемы, но в меньшей степени. Как это ни парадоксально, если говорить в целом, в Красной армии были более квалифицированные военные специалисты, командиры среднего звена и военачальники, в том числе и из состава бывших царских офицеров, и «комиссары в пыльных шлемах». Хотя, если смотреть на возраст того же Тухачевского, то тоже – чуть за двадцать. Но Тухачевский, несмотря на свой юный возраст, всё же имел хорошее военное образование, тактический и стратегический опыт управления подразделениями, да и жизненный – прошел через немецкий лагерь.

И вывод Алдан-Семенова: если человек с генеральским потенциалом и масштабом мысли находится, скажем, на капитанской должности, то это в большей степени его личная проблема, зато свои функции капитана он выполняет добротно и исправно, на образцовом уровне. Но, если наоборот, человек с психологией капитана или поручика оказывается на генеральской должности, то это становится проблемой всей армии. Единичный случай система еще может выдержать, впоследствии исправить, но если таких «поручиков-генералов» тьма, то рано или поздно это закончится трагедией. Юный возраст белых генералов являлся одним из предвестников дальнейшего фиаско всего Белого движения. Вопрос кадров, так сказать. Вышесказанное относится не только к военному управлению, но и к любой иной сфере жизнеобеспечения государства, к органам власти вообще.

Всё позитивное имеет свою «золотую середину». Одно отклонение – геронтократия, например, при Брежневе, когда престарелые руководители закупоривали продвижение более молодым, но уже опытным управленцам. Вот сейчас в США в их политической элите наблюдается аналогичная картина. Другое – «инновационное помешательство», заигрывание с молодежными тенденциями, независимо от того, какие из них к чему ведут, подбор кадров по «креативности». При том, что по-хорошему молодежь нужно воспитывать, а не кокетничать с нею, как при премьерстве Дмитрия Медведева. Для чего «инновации», в каких целях, какие из них к чему ведут – вопрос второй по логике «эффективных менеджеров», главное, чтобы было все креативненько, амбициозненько, толерантненько. И кадры соответствующие подбирались, не знающие ничего, что нужно для государственного развития, кроме набора либеральных клише, а еще – умеющие переучиваться и быстро адоптироваться, то есть – приспосабливаться, заодно не забывающие о своих личных меркантильных интересах. Вот и «мальчишки-генералы», члены правительства при Медведеве — Аркадий Дворкович, Максим Акимов, Максим Орешкин, Михаил Котюков, Михаил Абызов, ряд иных. Молодые, «креативные». Некоторые из них, кстати, как Абызов, докреативились до тюрьмы. Ну, ладно, молодые белые генералы в Гражданскую войну выдвигались хотя бы благодаря своей удали, личной храбрости, проявленной в боях. А эти «генерал-министры», «талантливые политтехнологи» и «эффективные менеджеры»? Они-то за какие заслуги назначались на высочайшие ответственные должности? К чему привело их «управление»? И нужно ли было таких вообще вносить в список какого-то «кадрового резерва», проводить через какие-то «курсы», потом назначать на высокие должности, чтобы потом по итогам их «деятельности» расформировывать весь кабинет министров во главе с премьер-министром?

Кстати, именно к такому подбору кадров на будущее, прикрываясь именем президента Путина, ведут многие сегодняшние конкурсы для молодежи. На это во многом ориентирована и «школа губернаторов». Сужу по тем лицам, которых назначают нынче губернаторами русских областей. По возрасту, впрочем, они уже не столь и молоды, но воспитанные все той же «школой реформаторов», такими же безответственными мальчишками и остались. Впрочем, об этом, как о самом Медведеве, так и о всевозможных кадровых конкурсах и «новых людях», неоднократно уже отмечал.

Такое же разложение в системе управления характеризует наличие женщин на несвойственных «сильному слабому полу» должностях и уровнях управления. Уж о спекулятивных феминистских программах и планах по увеличению женщин в органах власти – не говорю. Это давнишняя мода всех ветвей и уровней российской власти – делать сомнительные комплименты и преференции женщинам, постоянно искусственно увеличивая их количество в органах управления. Конкретный управленец на конкретной должности должен отвечать соответствующим критериям, не зависимым от гендера. В этом смысле нет никакой разницы – мужчина или женщина. Главное, чтобы результат был позитивным. И так женщин на среднем уровне управления гражданской государственной службы чисто объективно больше. Хотя бы потому, что кабинетно-офисная работа в большей степени свойственна женщинам. Но зачем искусственно повышать или понижать процент мужчин и женщин во власти? Критерии отбора – личные, моральные, профессиональные качества. Но не «мужчина-женщина». Разве это не элемент и начало тому, что во весь рост мы видим на Западе со всякими «харассментами», двадцатью полами, «родителями № 1 и № 2», правами транссексуалов выступать в женских спортивных состязаниях и пользоваться женским туалетом и тому подобными ЛГБТ-штучками? В тех вопросах, где нужно четкое разделение на мужское и женское – все перемешивается, а где гендерный вопрос не имеет значения – устанавливаются какие-то правила, планки, проценты для мужчин и женщин. Это же – управленческое умопомешательство!

А вот для армии – ситуация отдельная. По-хорошему на офицерских должностях там вообще нечего делать женщинам. Просто – по смыслу предназначения женщины. Но у нас в последнее время почему-то из каких-то вновь насаждаемых толерантных установок культивируют, например, образ девушек-десантниц, женщин-летчиц боевых самолетов и т.д. Разве это не помешательство? Разве это не гарантия будущего разложения армии?

А вот и «вишенка на торте». Зачем стране, да и отдельным государственным службам, генеральши-женщины? И каким образом некоторые из них становятся собственно генералами? Было бы смешно, да не до смеха, учитывая, что этот показатель, «женщины-генералы», сродни (и даже много превосходит) тому самому показателю возрастного разложения системы «мальчишками-генералами».

По состоянию на прошлый год в России 44 женщин в звании генерала. На сегодня, видимо, уже больше. Хотя источник и год назад оговаривал, что возможно не всех женщин-генералов посчитал. И смотрю, те из генеральш, кто был генерал-майорами, за прошедший год уже стали генерал-лейтенантами. Особенно интересное распространение генеральш в МВД, аж целых 16. Неописуемой красотой некоторых из ответственных генералов можно полюбоваться по отдельной ссылке.

Как отмечают, даже в США, со всеми их трансгендерными и иными трансгуманстическими наворотами, всего около 20 женщин-генералов на различных должностях. В Китае – всего две женщины в звании генерала. В Советском Союзе практика назначения на генеральские должности женщин не существовала. И это не случайность. Как известно, воинские уставы и воинские традиции писаны пóтом и кровью многих поколений предков. Когда происходит нарушение устоявшихся правил, то начинаются системные сбои.

Не сомневаюсь, что в числе этих четырех-пяти десятков женщин-генералов есть, действительно, заслуживающие этого высокого звания. Но таковых – единицы. И их, кстати, девальвирует массовый поток генеральш. Ну, природу просто нельзя обманывать! Какие-то отдельные случаи, когда женщина своими делами заслужила высокого воинского звания, могут быть, но когда это входит в систему – жди беды.

Андрей Сошенко

Источник