«Оптимизация» русского языка продолжается: к англицизмам теперь добавился мат

В последние годы повсеместно наблюдается очень некрасивая тенденция – многие новые телесериалы или фильмы не обходится без ненормативной лексики

А уж про «современных властителей дум» – сверхпопулярных блогеров — и говорить нечего.

Причем создается такое впечатление, что нецензурщина едва ли не специально впихивается туда, где без неё вполне можно обойтись. Особенно учитывая всю широту и богатство русского языка. Но нет, теперь в редком фильме и сериале герои не матерятся как пресловутые сапожники, словно соревнуясь в мастерстве построения пятиэтажных матерных словесных конструкций. Причем соревнуются так активно, что даже те самые сапожники испытали бы нечто вроде испанского стыда.

Глупо отрицать очевидный факт – любой человек знает ненормативную лексику и никто не старается изображать из себя ханжу и ярого поборника чистоты языка. Мат давно является частью языка и будет такой частью оставаться и дальше, хотим мы этого или нет. Но то, что нормально выглядит, например, в пивном баре и в мужской компании, пришедшей посмотреть футбол, однозначно неприемлемо в художественных произведениях. Будь то книги или кино. Крепкое словцо, конечно, можно вставить, но – зачем? И уж тем более непонятно, зачем заставлять героев материться так, что у зрителей уши моментально начинают сворачиваться в трубочку.

Если это предполагает показать всю «правду жизни», то художественное произведение на то и художественное, чтобы давать зрителю возможность самому домыслить то, что хотел сказать и показать его создатель. Например, пронзительный фильм «А зори здесь тихие» 1972 года прекрасно передал всё то – и без всякой матерщины, – что хотел рассказать режиссер Станислав Ростоцкий и что описывал в своей повести Борис Васильев.

А описывал он ситуацию на грани – а где-то и за гранью человеческих возможностей, – что не редкость на войне. И где, казалось бы, самое место крепким выражениям, но герои фильма прекрасно обошлись без них. Даже погибая, они не опускались до лексики сапожников. Зато в новейших фильмах и сериалах герой или, что ещё хуже, юная героиня по поводу и без него то и дело поминают известную мать и посылают кого-то по не менее известному адресу.

Стоит ли удивляться, что даже школьники теперь разговаривают «на мате»? Чему, наверняка, многие были свидетелями, причем неоднократно. Мат настолько засорил наш великий язык, язык Толстого, Лермонтова и Чехова, что многие без матерных выражений, похоже, вообще уже не способны разговаривать. Сейчас какая-нибудь киносериальная актриса в образе тургеневской девушки, от которой ожидаешь глубокого монолога, моментально рушит всю романтичную ауру, произнося, исподлобья глядя в камеру, «Да пошел ты на, твою мать и т.д.». По мнению создателей таких кинопродуктов, именно так и выглядит наша «реальная» жизнь. Обойтись без мата можно, но, в понимании современных мастеров культуры, наша жизнь без посылания «в» и «на», видимо, будет выглядеть слишком прилизанной и приглаженной и оттого неправдоподобной.

Как нас уверяют пришедшие к власти в 1991 году сторонники рынка, жить стало лучше, стало веселей. Но вот незадача — почему-то именно в чудесную эпоху достатка и стабильности отечественный кинематограф неотвратимо переходит на отборную матерщину, словно страна не живет мирной, а для кого-то ещё и очень комфортной жизнью, а выживает из последних сил, яростно сражаясь за своё существование, и поэтому все давно перестали стесняться в выражениях.

Самое интресное, что величайшие актеры отечественного кино, равных которым не было и никогда уже не будет – Баталов, Евстигнеев, Никулин, Куравлев, Джигарханян, Плятт, Зельдин, Вицин, Леонов, Этуш, Папанов и другие, хоть и жили в непростые послевоенные времена, но представить их матерящимися так же сложно, как представить трехногого страуса.

Все то же самое можно сказать и про великих актрис – Чурикову, Доронину, Гурченко,  Фрейндлих, Муравьеву, Быстрицкую, Русланову, Симонову, Раневскую и др. Невозможно представить, чтобы они на съемочной площадке произносили такие слова, за которые было бы стыдно всей съемочной группе. Видимо, поэтому все вышеназванные актеры и актрисы навсегда останутся в народной памяти как Профессионалы с большой буквы, чего не скажешь про их даже не преемников, а «сменщиков».

Разве можно представить матерящимися героев фильма «Москва слезам не верит»? И разве крепкие выражение сделали бы этот фильм более жизненным и реалистичным? Вряд ли, зато всенародной любви к героям-матерщинникам явно поубавилось бы. Также очень сложно представить матерящимся народного героя Штирлица из «Семнадцати мгновений весны» или Захара Большакова из сериала «Тени исчезают в полдень».

И без всякого мата создатели этих сверхпопулярных сериалов смогли показать абсолютно всё, что они хотели донести до зрителя. Потому что настоящим, большим художникам нет нужды прибегать к нецензурщине в попытках изобразить те или иные стороны жизни. Да и богатейший русский язык вполне позволяет сделать нужные акценты там, где надо, не переходя на непарламентскую лексику.

Вряд ли кто будет отрицать, что мода на матерщину в фильмах и сериалах, как и многое другое, пришла к нам из заокеанской «цитадели демократии». В американских фильмах уже в семидесятые годы могли проскользнуть крепкие выражения, а в девяностые американские киногерои матерились уже «в полный рост». И многими постсоветскими гражданами это воспринималось как очередное доказательство существования свободы слова и самовыражения. Вот, дескать, какая Америка свободная страна – матерись сколько влезет, хоть на улице, хоть с киноэкрана.

У нас ещё с Петра Великого любили многие западные «ценности» пересаживать в русскую почву, вот и тащили подчас всякие сорняки. В девяностые массово стали пихать чуть ли не в каждый фильм ранее запретную «обнажёнку», а теперь до того раскрепостились, что перешли на трехэтажную матерщину. Хорошо хоть мат пока запикивают, если фильм или сериал демонстрируется по телевизионным каналам, но и без запикивания всем ясно, какие слова произносит тот или иной персонаж.

«Создает человека воспитание», говорил Антуан де Сент-Экзюпери. Судя по количеству матерящихся школьников на улицах, с правильным воспитанием у нас явно не задалось. Ну а как школьникам не материться, они ведь тоже смотрят все последние фильмы и сериалы, а там мат на мате и матом погоняет. Сколько ни запикивай. Любой школьник всегда хочет выглядеть взрослым и вести себя, как взрослый, вот и льется по школьным коридорам могучая матерная река, поражая своей полноводностью.

Это в советское время школьник мог нахвататься «нехороших» слов только на улице, зато сейчас полное раздолье для получения «информации». Хочешь — скачивай фильмы и сериалы с торрентов, где они вообще без запикиваний, а если не хочешь скачивать, то просто выйди на улицу и наверняка моментально обогатишь лексикон крепкими словечками. Потому что «на мате» сейчас разговаривает едва ли не каждый второй, причем многие уже и не замечают этого.

А можно ещё посмотреть на YouTube сверхпопулярных блогеров с сотнями тысяч подписчиков. Приходит к такому сверхдуховному блогеру-«властителю дум» какая-нибудь такая же сверхдуховная «звезда», открывают они оба рты и… хоть беруши вставляй и святых выноси. Мало того, что их «серьезный разговор» напоминает диалог двух дебилов, так и говорят они на каком-то козлином языке, обильно пересыпая его англицизмами и матерщиной.

И вот смотрят наши граждане возраста 15+ на таких персонажей и хотят быть на них похожими. А всё потому, что это уважаемые в современном обществе люди: у одного миллион подписчиков и миллионы просмотров, а другой пляшет на сцене не всегда трезвым, распевает матерные частушки и давно стал долларовым миллионером. А у того, у кого на «на кармане» суммы с шестью нулями и больше, да ещё в твердой валюте, тот с 1991 года однозначно подпадает в категорию «уважаемых людей».

И неважно, что ты, например, написал нечто сопоставимое с «Войной и миром», сочинил такое же сложное произведение, как «Времена года», знаешь десять иностранных языков или слетал в космос несколько раз – раз у тебя нет «на кармане много бабла», то ты никто и звать тебя никак. Поэтому никому ты неинтересен, а смотреть и слушать будут не тебя, а какого-нибудь сверхпопулярного блогера, говорящего «на мате» с такими же, как и он, братьями по разуму.

В американской комедии 2006 года «Идиократия» показаны США 2505 года, где население тотально состоит из дебилов, все они ходят со штрих-кодами на руке, очень любят деньги и запредельно тупые телепрограммы, поля поливают не водой, а газировкой, большая часть страны отведена под гигантские свалки, а должность президента занимает порноактер. Разумеется, все они разговаривают «на мате», также мат повсеместно встречается на рекламных вывесках.

Понятно, что это всего лишь комедия, но в каждой шутке есть доля правды. И кто знает, не превратится ли наш, всего четверть века назад самый читающий в мире народ в персонажей комедии «Идиократия» через несколько поколений? Вероятность такого развития событий весьма высока, учитывая всепроникающий мат, тотальную замену русских слов и понятий англицизмами, да и молодого человека с книгой сейчас увидеть можно достаточно редко.

Как и говорящего без употребления крепких словечек.

Александр Плеханов

Источник