Советник королевы Джон Ди: «магический» курс на Новый Свет (1527—1608)

Задолго до начала колонизации Америки и ожесточенной борьбы с Испанией за свою долю американского «пирога» британские идеологи тщательно готовились к этому, давая юридические, «рационалистические», религиозные, мифологические и «мистические» обоснования «прав» британской монархии на Новый Свет.

Колониальной экспансии Британии в Новый Свет, развернувшейся с XVI в., предшествовало объединение Англии, Уэльса, Шотландии (создание так называемой «первой империи») и масштабная идеологическая подготовка, состоящая прежде всего в обосновании «прав» Британии на колонии в Новом Свете. Несмотря на то, что большинство британских историков настаивают на «уникальности» Британской империи, ее «коренном отличии» от всех предшествующих империй, ее правители, как и другие монархи Европы, основывали свои территориальные претензии на принципах, почерпнутых из наследия Римской империи. В средневековой и ранней новой истории Европы оно было триединым, включая понятия о независимой, суверенной власти, фиксации территориальных границ этой власти и исторические обоснования для захвата власти и территорий, которыми прежде владели римские императоры. “Imperium” в смысле независимой и самодостаточной власти представлял заманчивый идеал для средневековых монархов. Претендовать на «империум» означало утверждать свою полную независимость, как от любых внешних сил, так и от внутренних конкурентов-феодалов. Одним из результатов восстановления римского права стало утверждение универсалистских притязаний «императоров» на звание “dominus mundi” (господ мира). Когда Карл V из династии Габсбургов стал в 1519 г. императором Священной Римской империи, его монархия, благодаря скрещиванию династических браков, стала самой огромной державой мира, ближе всего подходившей к понятию «всемирной империи». Благодаря географическим открытиям (прежде всего открытию Колумбом Нового Света) Испания и Португалия под властью Габсбургов распространили свою власть на американский континент. Папство не могло предъявить подобные грандиозные территориальные претензии, но его власть считалась более универсальной, поскольку выходила за ограниченные рамки территориальности. Духовный авторитет пап теоретически объединял весь христианский мир в единое «стадо» с единым «пастырем». Папство в равной степени претендовало на историческую преемственность от Римской Империи, поскольку сама империя стала главным средством для распространения христианства после официального обращения в христианство Константина Великого в 312 г. Именно папская булла “Inter caetera” Александра VI (Чезаре Борджия, высокопоставленного отравителя по прозвищу «аптекарь Сатаны») в 1493 г. признавала за Испанией и Португалией право на владение землями, открытыми в морских походах, а также утверждала соглашение о разделе мира между ними. Британия опоздала к этому дележу, однако не собиралась мириться с такой «несправедливостью». Задолго до начала колонизации Америки и ожесточенной борьбы с Испанией за свою долю американского «пирога» британские идеологи тщательно готовились к этому, давая юридические, «рационалистические», религиозные, мифологические и «мистические» обоснования «прав» британской монархии на Новый Свет, а также предлагая различные варианты будущего колониального устройства на заморских землях. Экспансии Британии в Новый Свет, развернувшейся с XVI в., предшествовало объединение Англии, Уэльса, Шотландии — создание так называемой «первой империи». Титул «императора», принятый Генрихом VIII, имел не только антипапистский, но и территориальный подтекст, оформляя создание в 30-е гг. XVI в. этой «империи» и господство английской короны над Уэльсом, Ирландией и (в перспективе) Шотландией. Создание «империи трех королевств», при всей важности для истории страны, стало лишь этапом в экспансионистских планах британской монархии, которая все чаще обращала алчные взоры на Новый Свет. Практические методы колонизации Америки были достаточно отработаны при насильственном захвате Уэльса, Ирландии и Шотландии. Они включали поголовное истребление целых городов и районов («освобождение жизненного пространства» для колонизаторов), сгон местных жителей с их земель с полной конфискацией наделов, массовые казни, сознательную организацию голода, строительство военных поселений англичан.

Мощное идеологическое движение, направленное на захват и колонизацию Нового Света объединило множество разнородных сил. Среди них были теоретики (Джон Ди, Ричард Хаклейт и Т. Хэрриот), авантюристы, пираты и искатели приключений (Фрэнсис Дрейк, Уолтер Рэли, Томас Кавендиш, Хамфри Гилберт и Джон Смит), писатели и драматурги (Уильям Шекспир и Эдмунд Спенсер), художники (Джон Уайт и Теодор де Бри) и, наконец, монархи в лице Елизаветы I и Якова I. Вирджинию (первую английскую колонию в Новом Свете) впервые обследовал в 1584 г. У. Рэли и назвал ее в честь «королевы-девственницы». Елизавета пожаловала ему эту землю (в начале XVII в. понятием «Вирджиния» обозначался весь североамериканский континент), но пират не смог воспользоваться этим, так как в 1604 г. был осужден, а его земли конфискованы и переданы Лондонской Вирджинской компании (занимавшейся колонизацией южной части континента) и Плимутской компании, получившей права на северные территории. В 1607 г. в Вирджинии было основано первое поселение Джеймстаун. Англичане стали создавать там табачные плантации и жестоко эксплуатировать местное население. Обращенные в рабство туземцы гибли с такой быстротой, что уже в 1619 г. возникла необходимость ввозить в колонию белых рабов из Англии, Ирландии, Шотландии, а также негров-рабов из Африки. В Карибах первые английские колонии появились на Бермудах (1612), островах Сент-Киттс (1623) и Барбадос (1627). Принято считать, что одним из первых идеологов Британской империи был Р. Хаклейт (1553—1616), собравший самую большую коллекцию географических карт и материалов, относившихся к Великим географическим открытиям. В 1589 г. он опубликовал свою грандиозную «Книгу путешествий» (расширенное издание вышло в свет в 1598 г.). Главной целью было содействие английским экспедициям и созданию колоний в Северной Америке. Убедить англичан рисковать своими кошельками и жизнью для организации опасных и дорогостоящих путешествий было весьма нелегкой задачей. Для поощрения экспансионизма в Новый Свет автор искусно лепил на страницах своих произведений «новую национальную идентичность», воспевал положительные черты «истинного английского характера», радикально отличающегося от характера других народов и ориентированного на «мировой подход». Это, считал Хаклейт, является «божественным предопределением», которое позволит англичанам стать повелителями мира. Однако не меньшую роль в создании британской имперской идеологии сыграл Джон Ди. Он был одной из ярчайших фигур европейского Реннесанса, которого почитали как гения, мага, выдающегося философа, географа и алхимика. Многих отпугивала его аура «каббалиста и колдуна», но большинство аристократов и придворных королевских дворов Европы так или иначе подпадали под его влияние. Считается, что он был главным советником королевы Елизаветы I и уже в наше время стал прообразом Джеймса Бонда («агента 007») для писателя Яна Флеминга. Известно, что «лучший секретный агент британской короны» подписывал свои тайные послания Елизавете цифрами 007 — два нуля с точками в центре означали «тайные всевидящие очи» Джона Ди, а семерка была «счастливым числом» этого нумеролога и каббалиста.

Джон Ди проводит эксперимент перед королевой Елизаветой I

Ди приобрел известность как блестящий математик, чьи познания включали геокартографию и искусные вычисления маршрутов, которые представляли первостепенную важность для английских мореплавателей, исследовавших Новый Свет. Помимо того, он был знатоком астрологии, алхимии, Каббалы, искусства криптографии и шифрования, религии, метафизики, архитектуры и науки. Его библиотека в поместье Мортлейк считалась лучшим частным собранием в Европе, на ее полках стояли тысячи книг и рукописей, посвященных философии, науке и эзотерике. Для сравнения, Кембриджский университет в то время имел в своей библиотеке лишь 450 книг и манускриптов. Отец Роберта Дадли, герцог Нортумберлендский, нанял Ди в качестве наставника для своих детей, и когда Роберт (будущий граф Лестер) стал фаворитом Елизаветы, он представил Джона Ди королеве, и вскоре тот стал ее ближайшим советником и придворным астрологом. Елизавета очень интересовалась оккультизмом, и Ди в качестве знатока нумерологии отвечал даже за выбор наиболее благоприятной даты для ее коронации, которая была назначена на 15 января 1559 г. «Лондонский кудесник» произвел на королеву такое сильное впечатление, что она в сопровождении всех придворных посетила имение Ди в Мортлейке, познакомилась с книгами из его огромной библиотеки и наблюдала за некими «магическими экспериментами». Злые языки утверждали, что Ди — некромант и чернокнижник, и отчасти это было справедливо, так как некоторые современники присутствовали при его опытах по вызыванию духов предков и иных опытах, связанных с демонологией. В манифестах оккультного ордена Розенкрейцеров в XVII в. указывается, что Джон Ди стал их предшественником и «духовным отцом», будучи одним из руководителей «наиболее чтимого ордена» мистиков — философов и ученых, которые поставили своей целью «всемирную реформацию человечества». Книга Ди «Иероглифическая монада» (“Monad Hieroglyphica”) (1564), как утверждали «рыцари розы и креста», оказала определяющее влияние на их учение, построенное «на древних эзотерических истинах», скрытых от обычных людей и обеспечивающих «избранным» истинное понимание природы, вселенной и духовного царства. Так как розенкрейцеры были у истоков многочисленных тайных обществ XVII—XVIII вв. и в большинстве своем влились в ряды франкмасонства, можно с уверенностью утверждать, что Ди сыграл немалую роль в этих тайных организациях. Однако некоторые исследователи считают, что эта его «ангельско-каббалистическая» и алхимическая работа, поиски «философского камня», были лишь теологическим прикрытием для его основных тайных операций, проводимых во благо Ее Величества. Когда испанская «Великая и Славнейшая Армада» (Grande y Felicísima Armada) приблизилась в 1588 г. к Британии, именно Ди, как наимудрейший советник, предложил не выводить до поры английские корабли в открытое море. Он правильно предугадал, что сильнейшие штормы уничтожат могучий испанский флот и лучше всего держать свой флот в гаванях. А некоторые из современников предполагали, что именно Ди и вызвал бурю своими магическими ритуалами. Каковы бы ни были причины гибели Армады, именно тогда наступил звездный час «агента 007», пик его популярности. Авторитетные искусствоведы и историки считают, что именно Ди стал прообразом волшебника Просперо, главного героя шекспировской пьесы «Буря». Английская исследовательница Ф. Йетс в книге «Величие и магия в последних пьесах Шекспира» пишет: «Осмелюсь утверждать, что движение Розенкрейцеров достигает пика поэтического выражения в пьесе «Буря», фактическом манифесте этого ордена, проникнутом духом Ди, и использующем театральные параболы для эзотерического общения». Знания Ди распространялись даже на область архитектуры, и создатель первого английского театра Дж. Бербедж консультировался с «кудесником», который посоветовал ему построить здание из облицованного камня и разработал чертежи купола, который должен был усиливать голоса актеров за счет резонанса. Позже в этой же традиции был сооружен знаменитый шекспировский театр «Глобус».

Нет никаких сомнений в значительном влиянии Джона Ди в елизаветинскую эпоху. Однако, когда Яков I стал королем, мистические и оккультные идеи Ди уже не ценились, а напротив подвергались гонениям. И любые следы странных «ангельско-алхимических» опытов в работах его последователей (среди которых был Ф. Бэкон) могли поставить под угрозу не только их карьеру, но и жизнь. В новую эпоху оккультисты и алхимики действовали в соответствии со знаменитым афоризмом Шекспира «Благоразумие — лучшая черта доблести». Об изменении отношения к «лондонскому кудеснику» свидетельствовал выход пьесы Б. Джонсона «Алхимик», где Ди откровенно высмеивался автором, — и это было верным сигналом окончания либерального отношения властей к герметизму и мистицизму. Неудивительно, что Бэкон тогда предпочел воздержаться от прижизненной публикации своей утопии «Новая Атлантида», поскольку она изображала будущий мир, в котором англичане могли бы сосуществовать без всякого «божественного права» королей, а новые орудия и инструменты, созданные благодаря магии науки, обеспечили бы им полное господство над природой и окружающими их «дикарями». А ведь именно Ди в своих воззрениях о колонизации Нового Света назвал этот континент «Атлантидой»… Джон Ди представлял собой истинного человека эпохи Возрождения — мастера во многих областях знания. и получил лучшее по тем временам образование, знал астрономию, математику, навигацию, медицину, географию, историю, музыку, живопись, астрологию и оккультные науки. Во многих отношениях он жил в самой гуще конфликтующих сил и идей: традиций против Реформации, науки против магии, христианства против язычества, иудаизма и герметизма. У астролога было много знаменитых и влиятельных друзей, и он преуспел не только в оккультных науках и алхимии, но и активно занимался политикой. Стал советником и придворным астрологом королевы Елизаветы I, которая навещала его в Мортлейке. С помощью «ангельских» знаний кудесник пытался провести в жизнь религиозные и социальные реформы, хотя и не преуспел на этом поприще. Однако своей главной политической и идеологической задачей он считал обеспечение экспансии Британской империи, исследование Нового Света и завоевание там новых земель. Ди проводил свои «мистические эксперименты», основываясь на традициях средневековой и ренессансной науки, магии, алхимии, Каббалы и герметических искусств. Тайны природы и общества, утверждал он, были раскрыты ему «ангелами», которые помогли ему создать новую, единую оккультную систему. Эти существа, уверял Ди, надиктовали ему полный текст книги на незнакомом языке. Данное произведение под названием «Лоагет» (Liber Loagaeth) написана на латыни и представляет собой гримуар (книгу, описывающую магические процедуры, колдовские рецепты и заклинания для вызова духов, демонов) магии Джона Ди и Эдварда Келли (загадочного спутника Ди и его медиума, посредством которого он получал информацию из потустороннего мира). Страницы этого причудливого труда заполнены буквами и цифрами, отрывками текста на «ангельском языке» и небольшими пояснениями. Это, утверждал Ди, и есть «истинный язык самого Творца», к воссозданию которого веками стремились все оккультисты и каббалисты мира. «Ангельская книга» позже была использована для извлечения длинного ряда посланий («призывов») на еще одном неизвестном языке, называемом Енохианским.

Хотя исследователи считают, что вклад Ди в развитие оккультных знаний носил скорее «косметический», чем сущностный характер, однако придворный астролог уверял, что создал особую систему общения с «ангелами». И эти существа уверяли его в блестящих перспективах освоения и колонизации британцами Нового Света, а также предрекали наступление эпохи «нового мирового порядка». Конечно, маг мог искренне верить в свою «избранность» и общение с потусторонними силами, но скорее всего, этот хитрец и фокусник использовал различные трюки для того, чтобы убедить своих суеверных соотечественников в «божественном предопределении» создания Британской империи и колонизации Нового Света. Елизавета с готовностью подхватила эту игру в оккультизм и мистицизм, так как он помогал ей в реализации экспансионистских замыслов. В последние годы интерес к Джону Ди чрезвычайно возрос. Одной из причин этого является дискуссия о роли Ди в истории и идеологии Британской Империи, в которой участвовали такие известные ученые, как Ф. Йетс, У. Шумейкер и У. Шерман. Еще одной причиной популярности Ди, несомненно, стал тот факт, что его система была использована и адаптирована в конце XIX — первой половине XX вв. герметическим «орденом Золотой Зари» и известным оккультистом (и сатанистом) А. Кроули. Как считают британские историки, величайшим наследием Ди является его важнейшая роль в превращении Британии в могущественную морскую державу. «Ди стал ярчайшей фигурой в генезисе Британской империи», считает У. Шерман. Именно ему приписывают изобретение самого термина «Британская Империя». Ди играл видную роль в планах колонизации Нового Света, наряду с главой елизаветинского правительства Уильямом Сесилом (бароном Берли), мореплавателями (и пиратами) Джоном Дейвисом и Адрианом Гилбертом, путешественником, придворным (и также пиратом) Уолтером Рэли. В присутствии королевы и придворных он довольно часто утверждал, что «консультировался с ангелами» и именно от них получал советы по поводу колониальных захватов и расширения Британской империи, и его позиция основывалась на идеях «избранности» британцев, внушенных ему свыше. Однако в своих трудах он вполне рационально использовал исторические традиции Римской империи и целый свод мифов и легенд, которые должны были вызвать у англичан прилив национальной гордости и обосновать их претензии на новые земли. Прежде всего именно он ввел в широкий оборот повествования о короле Артуре и рыцарях Круглого стола, которые трактовались им не как легенды (как это было принято ранее), а как реальные события, которые имели непосредственное отношение к Империи (любопытно, что Ди считал себя потомком королевского рода). Первым завоевателем островов вокруг Гренландии Ди называл короля Артура и его рыцарей Круглого Стола, странствовавших по миру в поисках Святого Грааля. А поскольку Артур был английским королем, то именно Англии, утверждал маг, и принадлежало право распоряжения Новым Светом. У него был продвинутый долгосрочный план создания новой (а скорее, в рамках его историософии, «восстановления древней») Британской империи, которая смогла бы сравниться по могуществу с Испанской империей и папством и в отдаленной перспективе вытеснить и даже заменить их в роли мирового гегемона. Причем главный лозунг колонизации должен был остаться прежним — «нести имя Иисуса среди неверных к великой славе Божией».

Ди связывал новую «великую Британскую империю» и «новый мир» с «новой эпохой». В описании своих видений и «контактов с ангелами» он развил известные апокалиптические пророчества своего времени, и применял к ним свои познания в нумерологии и астрологии. Ди доказывал, что «новая эра» начнется через несколько лет, возможно, в 1583 г. или 1584 г. Астролог основывал это на астрономических моделях всемирной истории, разработанных в первой половине XVI в. аббатом И. Тритемием и богемским астрологом Киприаном Львовским. В целом, считал Ди, «большой исторический цикл» равен приблизительно 6 тыс. годам. Современные исследователи использовали его методы подсчета и определили, что «конец истории» (по Ди) должен наступить в 2037 г. Тем не менее, маг уже в XVI в. отчетливо видел признаки «конца света», считая, что апокалипсис стал имманентным признаком человечества. Грядущий приход Господа («великое соединение») он связывал с астрономическими событиями — появлением сверхновой звезды в 1572 г., пролетом вблизи Земли яркой кометы в 1577 г. и солнечным затмением в 1582 г. «Ангелы» сообщили Ди, что второе пришествие Христа связано с цифрой 8. Поэтому Ди полагал, что это великое событие произойдет в 1588 г. Он «немного ошибся», и пришествия Господа не состоялось, однако любопытно, что именно в этот год произошло величайшее событие, определившее историю Британской империи — гибель испанской Армады. Видимо сама средневековая эпоха с ее суевериями, религиозными предрассудками, ожиданием «конца света», отсутствием четких граней между реальностью и мифами способствовала выдвижению причудливых идей, которые, по мнению их авторов, однозначно доказывали «права» англичан на заморские владения в Новом Свете. Так, Ди обосновывал имперские претензии Британии не только легендами о короле Артуре, но и валлийском принце Оуайне Мадоге, который якобы открыл Америку еще в 1170 г., то есть за 300 лет до Колумба. Причем Ди отбросил любые сомнения в реальности этих персонажей и даже утверждал, что земли по другую сторону Атлантики завоевывал не только Мадог, но и Брут, а также король Артур — что, по его мнению, доказывало «исключительное право» на владение Америкой их наследницы Елизаветы I. Конечно, главная трудность состояла в доказательстве того, что его взгляды «более истинны», чем у Римского папы, который «совершил ошибку», отдав Новый Свет в распоряжение испанцев и португальцев — то есть подвергнуть сомнению один из основных постулатов о «непогрешимости наместника Божия» на Земле. И тут на помощь Ди опять пришли его «ангелы». Именно у них, и даже у самого Бога «лондонский кудесник» испрашивал совета в своих оккультных опытах. И конечно получил! Ангелы и сам Господь твердо заявили ему: «Новый мир начинается с твоих деяний». Тут уж, конечно, ни у кого не могло возникнуть никаких сомнений в истинности и «божественном» характере идеологических построений Ди. С подачи Ди в Англии вышли работы Дж. Пекхэма и Р. Хаклейта, в которых легендарные события древней истории бритов и англов трактовались как реальные, и на этом основании утверждался приоритет английской монархии перед испанской на колонизацию Нового Света. Предсказания, публикации и политическая деятельность были частью «великого плана» объединения народов, религий и языков мира посредством всеобщего знания. Одним из элементов этого плана было обращение «язычников» Нового Света и евреев. «Любой еврейский каббалист, — писал он в «Монаде», — должен признать, что, невзирая на происхождение, один и тот же благожелательный Бог есть не только Бог евреев, но и всех народов, наций и языков». «Ангелы» открыли Ди все, что будет связано с колонизацией Нового Света: «То, что я говорю, не могло быть открыто до этих последних времен второго и последнего мира. Но я начинаю Новый Мир, новых людей, новые царства и новые знания, принадлежащие новому мировому порядку. Новые миры вырастут из старых, появятся новые, странные люди. Старые обычаи и традиции умрут и родятся новые».

С 1570 г. Ди ратовал за политическое и экономическое укрепление позиций Англии и имперскую экспансию в Новый Свет. Он использовал включение Гальфридом Монмутским Ирландии в имперские завоевания Артура, чтобы доказать, что Артур основал «Британскую империю», имевшую «заморские владения». Гальфридианская (от Гальфрида Монмутского) концепция «Британской империи короля Артура» лежала в основе воззваний Джона Ди в 1570-е гг. к «несравненной Британской Империи» и ее обитателям — истинным и урожденным подданным этой империи». Согласно взглядам Ди Британская империя включала в себя доминионы — Ирландию (которую, как он утверждал, заселили бритты Артура), Исландию, Готланд, Оркнейские острова, Норвегию, Данию и Галлию. Более того, его Британская империя охватывала все моря вокруг Британии вплоть до берегов Франции и Германии, а также недавно (по его утверждению, «повторно») открытые земли на северо-восточном побережье Америки. Однако в основе этой огромной монархии должна была стать «законная британская и английская юрисдикция над Шотландией». Важнейшей задачей на пути к созданию империи Ди считал открытие англичанами новых навигационных маршрутов и колонизацию открываемых территорий. Он подробно изучал древние карты мира, детально занимался географией, был знаком с ведущими картографами той эпохи Герардом Меркатором и Абрахамом Ортелиусом. Благодаря этому Ди стал консультантом британских навигационных проектов. Он был привлечен к составлению маршрута первого английского кругосветного плавания, совершенного Фрэнсисом Дрейком в 1577—1580 гг. Также участвовал в разработке так называемого «Северо-Западного пути» — предполагаемого прохода из Атлантики в Тихий океан вдоль северного побережья Канады. Ди готовил описание Гренландии и Канады для экспедиций Мартина Фробишера в 1570-е гг., пытавшегося (неудачно) пройти этим путем. Идею «Северо-Западного прохода» Ди неоднократно обсуждал и с самой королевой Елизаветой I, и с ее ведущими сановниками, в частности с могущественным министром Фрэнсисом Уолсингэмом. Помимо практических выгод Ди подчеркивал и мистическое значение присоединения к Британской империи территорий Нового Света (главным образом, Гренландии и Америки), рассматривая их как новую землю обетованную, как обретенные «острова блаженных» из средневековых мифов. Истоки идей о своего рода «Америке духа», позже распространившиеся в пуританских кругах, во-многом берут свое начало в работах Джона Ди. «Имперскую эстафету» в отношении Нового света подхватил во времена Якова I его лорд-канцлер Фрэнсис Бэкон. В «Новом Органоне» (1620) и «Новой Атлантиде» (1626) он на первое место в колонизации Нового Света поставил уже не оккультизм и мистицизм, а научные познания, отметив ведущую роль книгопечатания, пороха (огнестрельного оружия) и магнита (компаса): «Ибо эти три открытия изменили весь облик и положение вещей во всем мире: первое — в литературе, второе — в военном деле, третье — в мореплавании, откуда последовали бесчисленные перемены, настолько великие, что ни одна империя, ни одна религия, ни одна звезда не может сравниться по силе и влиянию на человечество с этими механическими изобретениями».

Иванов Николай Серафимович — кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник, ученый секретарь Центра латиноамериканских исследований Института всеобщей истории РАН

Источник: журнал «История» № 1 (99) 2021