Операция «Последний выстрел»

Как советские разведчики сорвали планы НАТО по ядерной бомбардировке СССР

«Лента.ру» продолжает цикл статей о советских разведчиках, оказавшихся в центре самых важных событий мировой истории. В прошлой статье речь шла о Евгении Березняке, который помешал фашистам взорвать польский город Краков. Сегодня «Лента.ру» рассказывает о супругах-разведчиках Михаиле и Галине Федоровых. Они отправились в Бельгию, чтобы проникнуть в самое сердце НАТО и собрать секретную информацию. Супруги не раз попадали под подозрение контрразведки, но не выдали себя. Они были среди тех, кто помог мирному разрешению Карибского кризиса, и добыли секретный план операции по ядерной бомбардировке СССР.

Агент Бриг подтвердил опасения: в рамках операции Dropshot («Последний выстрел») НАТО планирует нанести ядерные удары с территории ФРГ по ГДР, Чехословакии и Советскому Союзу. Получив эти данные, разведчики Михаил и Галина Федоровы поспешили связаться с Москвой — времени для того, чтобы Советский Союз успел принять контрмеры и помешать замыслам Североатлантического альянса, было ничтожно мало…

***

Михаил Федоров родился 1 января 1916 года в городе Колпино Ленинградской области. В 1922 году его семья перебралась в Кингисепп. Окончив среднюю школу, Михаил решил связать жизнь со спортом — отправился в Ленинград, где без труда поступил в институт физической культуры имени Лесгафта. Оттуда и начался его путь в разведку. В 1939 году, когда Федоров сдавал выпускные экзамены, к нему подошел офицер, который ранее уже беседовал с ним, представившись работником военкомата. Офицер, проявивший интерес к молодому спортсмену, оказался сотрудником военной разведки.

Поднялись на одну из пустующих трибун. В разговоре человек проявил удивившую меня осведомленность о моей биографии и в конце концов предложил работу в органах военной разведки

Из воспоминаний Михаила Федорова

Молодой человек ответил согласием. В штат 5-го Управления Наркомата обороны СССР его зачислили 1 сентября 1939 года, в день начала Второй мировой войны. Михаила отправили в учебный центр в городе Белосток, где он изучал криптографию, осваивал работу с радиопередатчиком, фотодело, а также зубрил польский и немецкий языки.

Руководство видело Михаила в роли сотрудника нелегальной резидентуры: легализовавшись в Польше, он должен был отправиться в фашистскую Германию

Но все планы спутала война, которая застала Федорова в Белостоке. Когда стало понятно, что город не удержать, Михаил с группой разведчиков принялись за организацию резидентуры. Им предстояло набрать добровольцев среди местного населения, которые будут собирать информацию о противнике и передавать ее в штаб Красной армии.

Первые дни войны оставили тяжелый след в душе разведчика — ему еще не доводилось так близко сталкиваться с людским горем и смертью. В один из дней машина, в которой ехал Федоров, отстала от колонны, и водитель решил срезать путь через лощину.

До сих пор перед глазами стоит страшная картина… На дне лощины увидели разбитую грузовую машину. Вокруг лежало более двух десятков трупов… Особенно врезалось в память распростертое на земле тело маленькой девочки в розовом платьице, с пышными светлыми волосами…

Из воспоминаний Михаила Федорова

Сюрприз для свидетеля

Вскоре Федорова перебросили на Западный фронт: два года он действовал в диверсионно-разведывательных отрядах под Псковом и Барановичами. В Москву разведчик вернулся в августе 1944 года, но год спустя снова покинул столицу — отправился в Англию на нелегальную работу.

Благодаря прекрасно подготовленной легенде и безупречным документам он устроился в посольство одной из стран (какой именно — до сих пор представляет секретную информацию) и получил доступ к интересующей советскую разведку информации. В Центр хлынул поток данных военно-политического характера — все полученные Федоровым сведения были высоко оценены руководством.

Однако в 1946 году успешная миссия была прервана. Сначала в коридоре посольства Михаил чуть было не столкнулся со своей бывшей учительницей иностранных языков из Белостока, которая приехала в Лондон в командировку. Увидев старую знакомую, Федоров моментально сориентировался: рядом находился кабинет шифровальщиков, вход в который осуществлялся через дверь с кодом и был строго запрещен посторонним. Выбора у разведчика не было: набрав чудом запомненный когда-то код, он нырнул в комнату, избежав таким образом нежелательной встречи.

Площадь Пикадилли в Лондоне. 8 мая 1945 года

Площадь Пикадилли в Лондоне. 8 мая 1945 годаФото: AP

А затем Михаил чуть было не погиб, осматривая принесенный ему первым секретарем посольства пистолет. Механизм заклинило, но как только разведчик коснулся пружины — раздался выстрел. К счастью, пуля не задела Федорова, а попала в шкаф. Михаил тут же вспомнил, что незадолго до этого он узнал, что секретарь скрыл от сотрудников посольства то, что ему понадобились копии с важных документов.

Предположив, что дипломат работает на разведку другой страны, Федоров пришел к выводу: секретарь решил устранить его как ненужного свидетеля, подсунув пистолет с сюрпризом

Узнав об этих случаях, Центр принял решение отозвать Федорова на родину. Михаил был зачислен в Комитет информации при Совете Министров СССР и приступил к подготовке: ему предстояло отправиться нелегалом в другую страну. Однако в жизни разведчика наступили кардинальные перемены: в 1946 году в столовой он познакомился с будущей женой — разведчицей Галиной Маркиной. После свадьбы Галина взяла фамилию мужа и стала Федоровой.

Разведчица Жанна

Галина родилась 17 февраля 1920 года в Саратове, но в 1932 году переехала в Москву к тетке. В 1937 году она окончила школу, поступила на вечернее отделение Бауманки и устроилась секретарем в Наркомфин СССР. Через два года по путевке комсомола Галина попала в Транспортное управление НКВД, где, помимо рутинной бумажной работы, успешно выполняла и оперативные спецзадания. После начала войны девушка поступила связной в группу особого назначения, которую курировал будущий маршал Георгий Жуков.

Группа занималась подготовкой кадров для подполья, подбором конспиративных квартир, мест для размещения складов с оружием, типографий — на случай, если Москву придется сдать противнику. Во время вражеских воздушных налетов мы сбрасывали с крыш зданий зажигательные бомбы

Из воспоминаний Галины Федоровой

Довелось Галине побывать и санитаркой в госпитале, где она ухаживала за ранеными бойцами. В 1944 году она поступила на двухгодичные курсы при Высшей школе МГБ, по окончании которых ее стали готовить к нелегальной работе за рубежом.

Непосредственным начальником Галины стал руководитель нелегальной разведки Александр Коротков. После судьбоносного знакомства и свадьбы Галины и Михаила Федоровых было решено, что за границу они поедут вместе. Федоровым присвоили псевдонимы Сеп и Жанна.

«Нет важнее задачи, чем разузнать планы НАТО»

Супружеской паре предстояло работать в Австралии. Перед отправкой Федоровы долго занимались с преподавателями.

Разведчики учили язык, просматривали путеводители, читали книги и смотрели документальные фильмы; выучили особенности законодательства, историю страны и обычаи местных жителей. Однако попасть в Австралию разведчикам так и не удалось: буквально накануне их отправки стало известно, что противник завербовал одного из сотрудников советской резидентуры в Австралии Владимира Петрова. Предатель хорошо знал Михаила, поэтому планы на скорую руку были переиграны — супруги Федоровы отправились в Польшу.

В Варшаве разведчики прожили полгода, на протяжении которых изучали местные особенности, осваивали нюансы польской кухни и порой удивлялись новинкам техники. Например, Галине впервые довелось воспользоваться феном — она не сразу смогла сообразить, как работает это устройство. Спустя условленное время Михаил встретился с представителем Центра и получил от него неожиданные новости.

У разведки нет более важной задачи, чем получение секретной информации о военных планах НАТО. Располагая такими сведениями, мы сможем противостоять угрозе, исходящей от Североатлантического блока. Вы с Жанной отправитесь в одну из стран, на территории которой находятся важнейшие объекты НАТО… В случае наступления часа «икс» — начала военного конфликта Советского Союза с НАТО — ваша радиоточка перейдет на боевой режим работы

Из воспоминаний Михаила Федорова

Так в начале 50-х годов разведчики оказались в Бельгии. Страна встретила супружескую пару неприветливо: Федоровым долго не удавалось найти работу. Галина бралась за все — трудилась машинисткой, швеей и секретарем. Михаил же был вынужден начать с должности слесаря в автомастерской.

Там он едва не выдал себя, отказавшись брать традиционные чаевые от клиента, — человек советской закалки, Федоров счел это унизительным. К счастью, и клиент, и присутствовавший при инциденте хозяин мастерской решили, что слесарь просто дурно воспитан. Вскоре разведчик сменил работу, устроившись служащим в посредническое бюро.

Атака контрразведки

В 1954 году на долю супругов выпали новые испытания: Федоровыми заинтересовались сотрудники контрразведки. Михаил и Галина быстро засекли наружное наблюдение и обратили внимание на то, что их квартиру под разными благовидными предлогами начали посещать сотрудники коммунальных служб.

Начальник Михаила стал зазывать их с женой на чашку кофе и старался высмеивать идеи коммунизма, наблюдая за реакцией супругов.

Подозрительное внимание к биографии семейной пары стал проявлять и их приятель-архитектор — он часто задавал Федоровым провокационные вопросы, активно интересовался их прошлым и являлся в гости без предупреждения. Внезапное испытание выпало на долю Галины: как бы случайно архитектор передал ей листок с текстом на русском языке. К счастью, разведчице хватило самообладания сделать вид, что она не понимает написанного.

Пока контрразведчики и их помощники безуспешно пытались вывести супругов на чистую воду, Федоровы воспользовались выделенными Центром деньгами и стали совладельцами крупного магазина по продаже тканей и акционерами филиала торгово-промышленной фирмы, которая занималась производством медикаментов, химикатов и пластмассовых изделий.

Михаил попытался открыть бизнес по реализации кондитерских изделий, однако прогорел из-за беспечности своего компаньона. Но и заработанных на торговле денег супругам хватало с лихвой: в свободное от работы время они учили испанский язык, тренировались на теннисных кортах, а Михаил освоил игру в шахматы.

Иногда, в свободное время, я заполнял лотерейные купоны, без особой надежды на выигрыш. Но однажды фортуна мне улыбнулась: я выиграл довольно крупную сумму… О выигрыше мы сообщили в Центр и передали всю сумму в его распоряжение. Нас поблагодарили и приказали потратить деньги на оперативные расходы

Из воспоминаний Михаила Федорова

Наш человек в НАТО

Под колпаком спецслужб разведчики находились в течение трех лет. В Центре даже возникли сомнения в целесообразности пребывания Федоровых в Бельгии, но они сумели убедить руководство дать им еще немного времени. За эти годы Федоровы успели обрасти новыми знакомыми — одна супружеская пара даже попросила Галину стать крестной их новорожденной дочери.

Разведчики, которые росли в атеистической среде, уже сталкивались с необходимостью изучать азы католицизма: не успели они прибыть в страну, как священник местной церкви пригласил их на мессу. Федоровы купили четки, выучили основные молитвы, псалмы и вникли в особенности католической службы и поведения в храме.

Рыбаки разгружают мешки с раковинами моллюсков на причале в Брюсселе. 1950 год

Рыбаки разгружают мешки с раковинами моллюсков на причале в Брюсселе. 1950 годФото: Evans / Three Lions / Getty Images

В истории с крестинами Галина тоже смекнула, что отсутствие элементарных понятий о церковном обряде может вызвать у окружающих подозрения, а потому стала посещать отдаленные от дома соборы и брала на заметку важные детали обряда. Усилия не пропали даром: в назначенный день она легко справилась с ролью крестной — так, будто была истинной католичкой.

В 1957 году контрразведка наконец оставила Федоровых в покое. Побывав в Москве, они получили команду начать разведывательную деятельность. Первым делом Михаил и Галина отправились в вояж по соседним странам — Центр поставил им задачу возобновить утерянные контакты с иностранными агентами, работавшими на советскую разведку в довоенное время.

Федоровы побывали в Великобритании, Италии, Испании и Португалии — оказалось, что некоторых агентов нет в живых, другие не могут вернуться к сотрудничеству по состоянию здоровья, но нескольких информаторов все-таки удалось активизировать.

Немногим позже супруги приступили к решению главной задачи: попытались завести знакомства среди работников штаб-квартиры Верховного главнокомандования Объединенных вооруженных сил (ОВС) НАТО, расположенной в городе Монс. Удача улыбнулась разведчикам в 1959 году — они завербовали одного из сотрудников, приближенных к начальнику департамента командования европейских войск Североатлантического альянса Хайнриху Треттнеру.

Имя этого человека до сих пор хранится в строжайшем секрете: известно лишь, что ему был присвоен псевдоним Бриг. Он втайне от коллег был сторонником идей коммунизма и даже отказался от денег за предоставленную информацию. Для Федоровых это было хорошим знаком. Разведчики отлично знали, что идейный человек — это самый надежный и самоотверженный агент.

«От источника поступала ценная информация»

Информация, предоставленная Бригом, подтвердила опасения правительства СССР: в рамках операции Dropshot («Последний выстрел») военно-политический блок готовился нанести ядерные удары по ГДР, Чехословакии и Советскому Союзу с территории ФРГ. Получив от Федоровых подробности коварного плана, советское руководство сумело предпринять меры противодействия: в конце сентября 1956 года был выполнен первый в истории СССР полет, в ходе которого самолет с дозаправкой в воздухе преодолел путь, равный расстоянию до США.

Наблюдатели НАТО на ядерных испытаниях. Полигон в Неваде, 5 мая 1955 года

Наблюдатели НАТО на ядерных испытаниях. Полигон в Неваде, 5 мая 1955 годаФото: National Nuclear Security Administration / Wikimedia

После успешных испытаний была организована утечка информации, целью которой было дать понять американцам, что в случае их бомбардировок советские войска в состоянии нанести ответный удар. Кроме того, после обнародования планов НАТО в мире активизировалось движение против сторонников использования ядерного оружия. В связи с этим план Dropshot так и остался на бумаге.

Помимо этого, агент предоставил Федоровым ряд ценных данных — например, сообщил о размещении военных баз в Турции, Греции и странах Западной Европы.

От источника регулярно поступала ценная информация о создании, перевооружении и модернизации бундесвера ФРГ, документы комитета планирования штаба НАТО, о задачах отдельных воинских соединений, их боевой оснащенности, о системе управления войсками, стратегии и тактике… В информационном потоке немалое место занимали сведения о лицах из числа руководящего состава различных структур НАТО

Из воспоминаний Михаила Федорова

Также Бриг достал копии единого комплексного оперативного плана по Европе (ЕКОП 1) и сообщил разведчикам, что в странах-участницах НАТО создаются новые спецслужбы, сотрудники которых будут нацелены на поиск среди высокопоставленных чиновников Запада лиц с левыми взглядами. Особую ценность представляла информация, которую агент передавал накануне ежегодных сессий Генассамблеи ООН — о позициях западных стран по главным вопросам.

«Первая мысль — захват!»

В 1962 году информатор сообщил, что США стало известно местонахождение 24 советских площадок на Кубе для запуска ракет среднего радиуса действия, в связи с чем американцы готовят вторжение на остров. По сведениям Брига, общая численность мобилизованных войск составила около 100 тысяч человек.

Вместе с тем Федоровым стало известно, что из-за межведомственных нестыковок ядерные боеголовки на остров завезены не были, — в очередной радиограмме разведчики указали это обстоятельство как один из возможных вариантов урегулирования Карибского кризиса.

Анализируя создавшуюся ситуацию, Бриг предположил, что американцы прекрасно осведомлены об отсутствии боеголовок на острове, и весь конфликт строится ими на блефе. Агент не ошибся: оказалось, что информацию о застрявших в порту ракетах передал США перебежчик из ГРУ Олег Пеньковский. Как бы там ни было, после обмена посланиями между Никитой Хрущевым и Джоном Кеннеди опасный конфликт удалось уладить мирным путем.

К этому времени супруги Федоровы по согласованию с Центром приобрели уютную виллу, в одной из комнат которой разместили радиоаппаратуру и быстро наладили связь с Москвой. Передача и прием данных осуществлялись и при помощи тайников. На условленное место обычно выезжала Галина — изображая отдыхающую на природе бельгийку, она аккуратно оставляла или доставала послания.

Галина Федорова на месте одного из тайников

Галина Федорова на месте одного из тайниковФото: книга «Женские судьбы разведки»

Иногда это сопровождалось сложностями. Так, одним из секретных «сейфов» оказалась установленная вертикально металлическая труба, высота которой превышала рост Галины. Женщине пришлось подкатить к трубе большой камень, сидя на котором она аккуратно достала посылку.

В другой раз разведчица долго не могла приступить к закладке контейнера с материалами из-за подозрительного шума в кустах. К счастью, подозрения Федоровой, что за ней ведется наблюдение, не подтвердились — это оказалась птица, которая охраняла свое гнездо. А когда Галина в сумерках шла по аллее парка, где был расположен очередной тайник, она обнаружила, что ее преследуют.

Первая мысль: «Захват!» Мозг лихорадочно работал, подбирая варианты: «Бросить контейнер в кусты, бежать? Нет, рано. Возможно, это просто прохожий». По тяжелой поступи поняла, что это мужчина. Обгоняя, он слегка задел меня локтем и назвал какую-то цифру…

Из воспоминаний Галины Федоровой

Оказалось, что прохожий принял разведчицу за женщину легкого поведения и сделал ей недвусмысленное предложение. Лишь после того, как Федорова резко осекла незнакомца, он отстал.

Ни слова по-русски

В Бельгии разведчики проработали 15 лет. За это время в Москву они направили порядка 500 секретных документов разной степени важности. В 1967 году миссия Федоровых подошла к концу: Центр дал отмашку возвращаться домой, и, чтобы не вызвать подозрений у бельгийских друзей и знакомых, супруги сообщили всем, что уезжают в Австралию с планами открыть там новую фирму. Федоровы вышли из бизнеса и продали свою виллу, предварительно ликвидировав оборудованный там тайник.

Его разобрали, металлические детали были по частям выброшены в различные водоемы, все сгораемое — сожжено, а место, где находился тайник, было приведено в первоначальное состояние

Из воспоминаний Галины Федоровой

На родину разведчики везли всю собранную за годы жизни в Бельгии выручку — деньги, едва вместившиеся в два чемодана, они передали в государственную казну. По пути домой разведчиков ждал неприятный сюрприз: они обнаружили, что порядком утратили навыки русской речи. Например, во время транзита в Болгарии Михаил купил советскую газету и с удивлением обнаружил, что с трудом понимает написанное.

Сказалась заведенная Федоровыми практика: во время пребывания в Бельгии супруги не общались на родном языке, даже когда оставались наедине

Они не читали книг на русском и запретили себе лишний раз настраивать приемник на волны советской радиостанции. Исключение делалось лишь по праздникам, одним из которых был Новый год: поздравления к соотечественникам они слушали через наушники.

Но случались и непредвиденные ситуации: так, однажды Галину госпитализировали с острым приступом аппендицита. До операции она тщательно следила за собой, и даже после окончания действия наркоза сумела быстро взять ситуацию под контроль и по-французски попросила медсестру подать ей очки. А Михаил в разговоре с компанией немцев дословно перевел русскую фразу «масло масляное» — «бутер бутерлих». К счастью, приятели приняли его промашку за показавшуюся им смешной остроту.

Когда разведчики предстали с докладом перед руководством, выяснилось, что оба говорят по-русски с сильным акцентом. Сразу встречаться с родственниками, которые полагали, что Федоровы работают в группе советских войск в ГДР, супругам не разрешили. Примерно неделю они гуляли по улицам, слушали родную речь и словно заново учились говорить по-русски.

Галина и Михаил Федоровы. Начало 90-х годов

Галина и Михаил Федоровы. Начало 90-х годовФото: книга «Женские судьбы разведки»

За проделанную в Бельгии работу Михаила наградили орденом Красного Знамени, а Галине вручили ценный подарок. Вместе и по одиночке они еще несколько раз выезжали в краткосрочные командировки за рубеж. В разведке Федоровы проработали до 1982 года, но после выхода на пенсию связи с ГРУ не теряли: написали учебник и обучали молодых разведчиков всему тому, чему сами научились за годы службы.

Первым из жизни в апреле 2004 года ушел 88-летний Михаил. Галина пережила супруга на шесть лет и скончалась в мае 2010 года, успев отметить 90-летие.

Источник

Будьте в курсе!

Подпишитесь на информационную рассылку.
Периодичность 1 раз в неделю.
Об особо важных событиях проинформируем дополнительно.