“Великая депрессия» покажется «цветочками»…

Аналитики предсказали новую волну мирового экономического кризиса в 2025 году

Монетарное стимулирование глобальной экономики приведет к перегреву рынков, что станет причиной нового экономического кризиса в 2025 году, сообщает РИА Новости со ссылкой на доклад Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП).

Так, специалисты составили два основных сценария развития мировой экономики.

Согласно базовому варианту, пандемия коронавируса закончится к середине текущего года, темпы роста мирового ВВП прогнозируются на уровне 4% в год, а цены на нефть вырастут до 82-85 долларов за баррель к концу десятилетия.

Сценарий «структурного кризиса» предполагает затягивание пандемии до середины 2022 года, темпы роста мирового ВВП составят 2-3% в год, а стоимость нефти снизится до 50-55 долларов за баррель в первой половине десятилетия и вырастет до 65 долларов к началу 2030 года.

Экономисты отмечают, что оба сценария предполагают циклический спад, который ожидается в середине 2020-х, однако в первом варианте он будет следствием перегрева рынков из-за монетарного стимулирования, тогда как во втором — продолжением долгового кризиса, в частности в странах Южной Европы и Турции из-за затяжной пандемии.

«В 2025 году темпы прироста мирового ВВП сократятся до 1-2%», — заявляют эксперты.

В то же время, оценивая перспективы российской экономики, специалисты ЦМАКП прогнозируют, что ее динамика будет сдержанной из-за сырьевой направленности.

По их мнению, ВВП будет увеличиваться на 1,5-2% ежегодно, тогда как кризис практически сведется к нулю.

Экономисты составили три сценария для России до конца десятилетия.

Первый, под названием «новая индустриализация», возможен при условии реализации базового прогноза развития мировой экономики. Он предполагает активное стимулирование инвестиций, рост производительности труда и техническое обновление производства, что приведет к росту зарплат и потребления.

Специалисты считают, что главная роль в этом случае будет отведена частному бизнесу, в то время как государство создаст «каркас, вокруг которого будет концентрироваться весь организм новой, способной к интенсивному развитию российской экономики».

Согласно сценарию «социальный разворот», экономический рост в России произойдет за счет увеличения зарплат, пенсий и МРОТ, что, тем не менее, будет оказывать давление на прибыль компаний. Это послужит сдерживающим фактором для модернизации производства и повлияет на торговый баланс благодаря ускоренному расширению импорта.

Реализация сценария «стабилизация» будет означать структурный кризис мировой экономики и, как следствие, станет причиной отсутствия явного стимулирования роста и импортозамещения.

Вместе с тем авторы доклада считают, что реализация указанных сценариев будет также зависеть от таких факторов, как резкий рост реальной безработицы, вероятность военных конфликтов и возможная утрата социальной стабильности после смены поколений.

Доклад Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования проанализировала в интервью «Русской народной линии» известный специалист в области информационных технологий, заведующая кафедрой информатики Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова, доктор экономических наук, кандидат физико-математических наук Ольга Викторовна Китова:

Мы живем в эпоху терминального кризиса капиталистической социально-экономической системы, о чем говорят различные исследователи. Подробно об этом говорит в своей статье и в докладе по ее материалам известный историк Андрей Ильич Фурсов.

Нынешний кризис предсказывал ещё Адам Смит, о нем подробно написал в своих работах экономист Михаил Хазин, который называет его кризисом падения эффективности капитала. Капитализм завязан на прибыли. Но когда возникает прибыль? При наличии спроса на товар. Если спрос стабильный, то не вкладываются деньги в расширение и развитие производства, поскольку эти затраты не окупятся, и рост экономики и развитие системы разделения труда останавливается. Это и есть кризис падения эффективности капитала. Капитализм – экстенсивная система, которая для своего развития требует постоянного расширения.

Как развивался капитализм? В Англии и некоторых других европейских странах начался рост производительных сил капитализма, а далее постепенно захватывались новые страны и регионы, становившиеся периферией капиталистической системы. Создавалась система разделения труда: в ядре капиталистической системы развивалось промышленное производство, выстраивались капиталистические отношения, а периферию использовали в качестве источника сырья и рынка сбыта. В своих колониях Великобритания, например, запретила текстильное производство, из-за чего в Индии вымерли тысячи ткачей-индусов.

Как только рынки периферии осваивались, падала норма прибыли, и новые регионы захватывались и превращались в периферию капиталистической системы. На основе ядра формировалась технологическая зона со своими технологиями, стандартами и правилами.

Вслед за британской технологической зоной постепенно возникли и начали развиваться другие технологические зоны в Германии, Японии, США и др. В начале ХХ века все колонии были поделены, и страны, построившие собственные технологические зоны, вынуждены были воевать за передел колоний и рынков сбыта: это стало причиной 1-й и 2-й мировых войн.

По итогам Первой мировой войны возникла советская технологическая зона, остались – германская, британская, японская и американская. По итогам Второй мировой войны остались только две технологические зоны – советская и американская. Остальные страны попали на периферию СССР и США. Советский Союз был социалистической экономикой по способу распределения, но не по способу производства – производительные силы были такие же, как и во всей остальной капиталистической системе. Советский Союз на внешнем контуре выступал как единая централизованная глобальная корпорация.

После 1991 года остался единственный глобальный центр капиталистической системы и одна технологическая зона – американская. Она связана с Бреттон-Вудской международной системой организации денежных отношений и торговых расчётов, установленной в результате Бреттон-Вудской конференции в 1944 году: доллар в качестве глобальной валюты, МВФ, Всемирный банк и ГАТТ (Соглашение по тарифам и торговле, ныне ВТО). Организация объединённых наций как политическая система скрепляла этот конструкт. Эта система была скорректирована на конференции Международного валютного фонда в Кингстоне (Ямайка) в январе 1976 года, когда был осуществлен переход к современной системе взаимных расчетов и валютных отношений, основанных на свободно плавающем курсе.

Советский Союз не вошёл в эту систему – у нас была своя технологическая зона в рамках СЭВ. Но с 1991 года страны бывшего СССР вошли в глобальную капиталистическую систему на правах периферии, их рынки были освоены, и с 2008 года начался финальный экономический кризис, который залили деньгами, но не остановили. Сегодня больше нет новых территорий и рынков для освоения.

В 1970-х гг. США столкнулись с кризисом падения эффективности капитала. Для увеличения спроса американцы и другие страны, входящие в ядро капсистемы, стали выдавать кредиты как юридическим, так и физическим лицам, параллельно снижая процентные ставки. Активная «накачка» началась при Рейгане, что вызвало экономический рост – это так называемая рейгономика. Но сегодня ключевая ставка и процентные ставки по кредитам в США и других странах ядра капсистемы опустились практически до нуля, долги выросли до максимума, и наращивать их больше нельзя. Что мы имеем на сегодняшний день? Долги. Способ расширения рынков за счет захвата новых территорий невозможен, ибо все территории уже входят в глобальную капсистему. Способ расширения рынков за счет кредитов также исчерпан. Ключевая ставка в США и в развитых странах Запада и так упала до нулевой отметки. Далее уже некуда падать, и нельзя перекредитовываться. Люди и предприятия набрали максимальное количество кредитов, которые они могут обслуживать.

Мы сейчас столкнулись с тем, что спрос больше не растет. А об этом писал еще Адам Смит – рано или поздно система дойдет до предела и остановится. Мы подошли к этому пределу. Это и есть терминальный кризис падения эффективности капитала и капитализма в целом. Параллельно развивается и структурный кризис из-за перекосов в глобальной системе распределения труда. Об экономическом кризисе уже говорит и руководитель МВФ Кристалина Георгиева.

Что делать дальше? Рост экономики остановился. Началось падение. Деньги печатают, но они не вкладываются в производство. Какой смысл строить завод, если товар невозможно продать? Люди не вкладывают заработанные деньги в развитие экономики. А куда вкладывают? В биржу. И возник огромный финансовый пузырь. Обама, Трамп, а теперь и Байден печатали и продолжают печатать триллионы долларов, которые уходят на биржу. Что это? Пирамида. Сегодня, например, акция стоит сто долларов, а через некоторое время уже двести долларов. И начинается психоз – люди быстро скупают акции, вкладывая в них свои накопления. И стоимость компании на фондовом рынке начинает в много раз превосходить ее реальную стоимость. К чему это рано или поздно приведет? Конечно же, к краху финансовой пирамиды, а поскольку компании набрали кредиты под залог своих переоцененных акций, то и к массовым банкротствам компаний реального сектора экономики.

У нас наслоились друг на друга несколько кризисов – кризис падения эффективности капитала, структурный кризис, долговой кризис и кризис финансовых пузырей на бирже. Общее количество финансовых инструментов на биржах в десятки раз превосходит общемировой ВВП. Ко всем вышеперечисленным кризисам прибавился коронавирус. Но не просто так. Вирус имеет, может быть, и естественное происхождение, хотя на сей счёт мнения разделились. Однако всевозможные ограничения и запреты способствовали падению экономики. Коронавирус использовался как громоотвод, отводящий внимание от истинных причин кризиса. Людям говорят, что во всем виноват коронавирус, и под предлогом пандемии можно вводить запреты на протесты трудящихся, цифровой контроль.

В книге «Краткая история будущего», изданной в 2006 г., глобалист и создатель Римского клуба Жак Аттали описывает три этапа будущего.

Первый. Ослабление роли США и старой системы. В прошлом году Аттали объявил, что первый этап уже пройден, хотя по его книге это должно было случиться к 2035 году. С военной и политической точки зрения Америка угасает. Американцы уходят с Ближнего Востока, постепенно покинут и другие места. У них нет иного выхода – они не могут поддерживать свою военную машину.

Второй этап. Глобальная перезагрузка. Уничтожение государств. Крупные компании и цифровые платформы управляют миром. И в итоге – электронный концлагерь.

Третий этап. Мировое правительство.

Мы находимся в конце первого этапа. Второй этап подробно описан в книге основателя и руководителя Давосского форума Клауса Шваба «Covid-19: the Great Reset» («Ковид-19: Великая перезагрузка»). Неизвестно, сбудутся ли мечты Шваба и Совета по инклюзивному капитализму, куда входят Ватикан, Ротшильды, члены Римского клуба и другие хозяева денег. Но сам Шваб написал, что план не сбудется, если к нему не присоединятся Россия и Китай. Пока наши страны не собираются ликвидировать свои государства и встраиваться в систему инклюзивного капитализма, где главными станут глобальные корпорации. Поэтому США и ведут активную борьбу против России, а теперь и против Китая, и очень торопятся, поскольку экономический обвал не за горами.

В США в 1929 году в результате кризиса падения эффективности капитала произошла Великая депрессия и общее падение ВВП на 25%. А ныне ВВП США, по оценкам Фонда Михаила Хазина, рухнет на 50%. Что ждет Америку? Расовые волнения, голодные бунты. В 1929 году в Америке началось массовое банкротство промышленности и сельского хозяйства. Возможно, и на сей раз США пойдут по этому пути. Большинство экспертов убеждено, что не позже 2025 года в Америке произойдет серьезнейший экономический кризис.

В 1991 году Советский Союз тоже был на пике возможностей в своей технологической зоне. И у нас был аналогичный кризис, он в СССР назывался падением фондоотдачи – по сути то же самое, что и падение эффективности капитала. В России после распада СССР в 1990-е годы ВВП также сильно упал. Мы помним, что тогда происходило – людям не выплачивали зарплаты по полгода, шахтеры перекрывали дороги. Люди голодали, болели и умирали. Но русский народ привык терпеть. Наш болевой порог значительно выше, чем в Западной Европе и США. Мы пережили ту эпоху. Но смогут ли выжить США и Европа? Не факт. У них нет таких внутренних ресурсов, как у нас – духовных, исторических. Они не будут терпеть – будут выходить, протестовать и грабить. Возможно, что это закончится распадом США и Евросоюза.

В целом же мир распадется на макрорегионы, один из которых возглавит Россия. В России не будет столь великого падения, потому что оно уже было в 1991 году. ВВП России в самом худшем случае упадет не более 10-15%. У нас хватает собственных ресурсов. Важно сделать рубль инвестиционной валютой, накачать экономику деньгами, прекратить вывоз денег за рубеж. И всё у нас пойдёт в подъём. По мнению академика С.Ю. Глазьева, при правильном подходе в России за счет импортозамещения и новой индустриализации возможен рост экономики до 10% в год.

Источник

Будьте в курсе!

Подпишитесь на информационную рассылку.
Периодичность 1 раз в неделю.
Об особо важных событиях проинформируем дополнительно.