Катится, катится голубой вагон…

Вместо храма в честь иконы Державной Божией Матери

Принцип жизни церковной общины – соборность, т.е. общее решение вопроса церковной жизни, но никак не тоталитарный режим безукоризненного подчинения духовной иерархии. Хороший духовник никогда не требует слепого подчинения своей воле. Только жизненный опыт показывает, чьих советов можно придерживаться и брать благословение на исполнение советов-пожеланий. Но не воли духовника. Воля человека, даже облеченного в сан, может привести к плачевным последствиям, воля одного человека – это еще не воля Бога. Ниже приведу примеры, к чему ведет духовный тоталитаризм вместо соборности внутри Православия.
   
В 1996 году, когда шли ожесточенные бои на Северном Кавказе, погибали солдаты, милиционеры из многих областей России ради сохранения целостности нашего государства. «Грузы-200» поступали в наш город регулярно. Это не всегда оглашалось в СМИ, но в силу своей общественной деятельности в воинских структурах я была осведомлена. С группой военнослужащих мы пришли к мысли, что необходимо создавать храм для духовной защиты воинов. Были обсуждения, совещания с представителями воинских учреждений, подразделений, только после этого митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов) благословил создание прихода Русской Православной Церкви (РПЦ). Существовало еще тогда соборное обсуждение, была заинтересованность каждого участника начатого дела в его успешном результате. При этом каждый свой «шаг» после обсуждения начинали с благословения владыки. Председателем совета прихода в честь иконы Державной Божией Матери стал генерал-лейтенант Лев Васильевич Павлов. В географическом центре Нижнего Новгорода выхлопотали земельный участок под строительство православного храмового комплекса с собором в честь иконы Державной Божией Матери. Полным ходом шло проектирование объектов.
   
Но в начале тысячелетия РПЦ стала действовать по обновленному Уставу. Соборность Церкви фактически перешла в ранг «пережитков прошлого». Начальник, руководитель в приходе – настоятель. Его мнение, как закон, – не оспаривается. А настоятеля назначает правящий архиерей. Возражения против назначения не рассматриваются. Община «на послушании», приходской совет голоса не имеет.
   
Один настоятель, едва научившийся читать по-славянски, не знал службы. Его «натаскивал» певчий, что и как делать в храме. К примеру, пару молодых людей поставил венчаться у срезов двухметрового полотенца, расстеленного на полу. Пришлось усомниться, венчан ли батюшка сам или умалчивает отсутствие оного. Но буквально сразу стал требовать финансы в свои руки. Прихожанам давал советы, не совместимые с церковной жизнью, с защитой Отечества. Традиций, канонов Православия не знал, но его надо было всем «послушаться». Одна «послушная» бабушка-прихожанка добралась до кабинета генерала, старосты нашего, и просила генерала «научить батюшку служить».
   
Вскоре другого батюшку назначили настоятелем в приход вопреки его соборного неприятия. Приход, прихожане не имеют права на выбор, согласие. Батюшка был известен тем, что настоятель одного из соборов с трудом вывел его из своего клира.
   
Настоятель-руководитель. Долго наблюдали, как новый наш «директор» рассказывал о себе, как в Кемерове восстановил собор со стенами трехметровой толщины, как уволил восемь старост при этом. Мы слушали и ждали, когда же он у нас начнет «бурную» деятельность.
   
Но от разных людей стали поступать рассказы: как батюшка в облачении вечером полз через двор к своему подъезду пьяный, как днями после службы пьянствовал в баре, директор этого заведения сам был вынужден отвозить его домой из уважения к Церкви.
   
Наконец, руководитель прихода вспомнил, что надо «руководить». После очередной Литургии в воскресенье пришел директор бара, вместе с батюшкой они уговаривали меня (в отсутствие старосты я исполняла его обязанности как заместитель председателя совета) под храмовым временным зданием оборудовать винный склад (!).
   
Со стороны батюшки были и благословения на послушание стареньким прихожанкам – придумывать кляузы на приходской совет. К примеру, город закрыл котельную, от которой отапливалось наше временное здание. Стали отапливать от электронагревателя. Бабушки собрали 262 рубля (2000-е годы это было меньше минимальной зарплаты) и по благословению настоятеля написали жалобу в епархию, что совет прихода на эту жертву не построил новую котельную и не провел к храмовому зданию систему отопления.
   
Батюшка предложил заняться поиском средств для прихода по его благословению – торговлей стройматериалами.
   
Я вынуждена была сделать запрос в ту сибирскую епархию, откуда он прибыл в Нижний Новгород, где он восстановил собор с толстыми, трехметровыми стенами. Оттуда, от благочинного того времени, получила письмо с просьбой гнать его быстрее и подальше.
   
Послушание церковное превыше соборности Церкви стало. Думали, не настоятеля, так нового владыку будем «послушаться». Наши попытки записаться на прием к владыке долго были безуспешными, нам нужно было начинать строительство первой очереди православного комплекса. На письма наши на имя владыки ответов не было. Генерал наш приехал в епархию записаться на прием к владыке аж 23 февраля – и после этого со стороны епархии ноль внимания на заслуженного защитника Отечества, на всю нашу Российскую армию в его лице.
   
Спустя время владыка вызвал на прием не старосту-настоятеля нашего – по Уставу он начальник. Настоятель, вернувшись от владыки, хвастался, что владыка сказал: ему не надо ни собора, ни временного помещения… Попивать вино ему места хватает. «Местечко» для этого – часть здания нашего – просил владыку сохранить. «Погорел» батюшка на своем очередном благословении старушку-прихожанку еще одну клевету на совет прихода написать. Слава Богу, уже не в нашем приходе этот руководитель-батюшка геев обвенчал в 2003 году 1 сентября.
   
Третий руководитель, начальник прихода, оказался еще интереснее. Дипломат. С моими знакомыми (они же его знакомые) этот батюшка поделился, что его направили в наш приход убрать совет прихода, чтобы разрушить начатое дело. Лакомый кусочек – земельный участок в центре города под православный комплекс. Под иные цели и нужды сгодится то, на что были потрачены годы жизни, средства прихода, окормляющего армию и работников правоохранительных учреждений. Благо, для этого служения был выделен митрополитом Николаем священник о. Димитрий из другого прихода. Такова соборность в Церкви соборной и святой.
   
У «благословляющих на послушание» аппетиты разгорелись. Земелька под временным зданием тоже ценная, в центре города. Прихожанам лгали, что на месте временного здания хотят построить новый храм, чтобы сломать здание площадью 900 квадратных метров. Игнорируя соборность, епархия заключила договор о сносе временного здания, исключая мнение прихожан. Наш правозащитник А.И. Светличный подал заявление в Арбитражный суд Нижегородской области. Но «богобоязненная» судья позвонила в епархию (со слов ее помощницы) и спросила, как судить. Договор оставила в силе. Здание сломали. Прихожан переселили в железнодорожный вагон, а приход ликвидировали распоряжением управляющего епархией за неподчинение воле правящего архиерея, как огласил председатель собрания, он же – секретарь епархии. Но собрании том был такой кворум членов прихода: два человека из десяти. Остальные – люди с улицы.
   
Представители епархии лгали, что наш совет прихода не дает им строить новый храм. За 15 лет представители епархии не извинились за ложь ни перед всеми прихожанами, ни перед экс-советом прихода за клевету и оскорбление. Видимо, за такое «успешное руководство» известно, кто и кого регулярно награждает золотыми панагиями. В центре города, где нет прихожан почти, на бюджетные средства что-то делают, а где нужны храмы, там приходы глушат.
   
Честнее вели себя в той ситуации представители мирской власти. Они неоднократно приезжали в приход и призывали прихожан ни при каких обстоятельствах не уходить из временного помещения храма, не терять земельный участок. Но бабушкам внушают, что они должны быть у батюшек «на послушании». Основными прихожанами остаются в наших храмах наши пожилые люди и бабушки.
   
Один из офицеров тогдашней милиции, охранявший по долгу своей службы крестные ходы вокруг временного помещения прихода, как-то, встретив меня, сказал: «Мы вас охраняли, но вас сдали ваши». То есть епархия.
   
Вопреки соборности Церкви епархиальные власти делали иное дело. Вспоминается совещание в администрации города, где представители светской власти изыскивали возможность оградить наше здание от разрушения, а епархия шла на поводу у финансовой строительной пирамиды «Социальная инициатива», которая собирала миллионы рублей якобы на строительство жилого дома на месте нашего здания. Чиновники защищали приход как могли. А два протоиерея, благочинный и настоятель, упорно молчали, а во время перерыва в коридоре подошли ко мне и стали требовать от меня, как представителя прихожан, отказаться от земельного участка под временным зданием в пользу вандалов «Социальной инициативы». На такой «высоте» ныне духовность, соборность Церкви. Панагиями награждаемая.
   
Не собираюсь приравнивать нравственность всех священнослужителей к жизнелюбию на грешной земле названных выше представителей духовенства. Но при отсутствии соборности в Церкви очень легко скатиться до греха разрушения, продажи намоленного здания любому корыстолюбивому батюшке. В нашем случае в достижении своей алчной цели священноначалию было не до 800 подписей прихожан за сохранение церковного здания, не до хлопот инициативной группы верующих людей, которые восемь месяцев неустанно трудились ради защиты церковной территории. Как тут не вспомнить простую житейскую истину: «Рыба тухнет с головы». Безграничная власть на приходе настоятеля критически опасна. Настоятель – человек, находящийся в прямой зависимости от своего священноначалия, которому, может быть, тоже до мнения прихожан, как «до лампочки». Настоятель ради спокойной обстановки и благополучного жития будет угодничать перед вышестоящим руководством. И получается – вместо соборности тоталитарный режим.
   
15 лет простоял железнодорожный вагон вместо храма в центральной части города. Все же поставили его «на рельсы»  – откатили подальше, чтобы сделать часовенку.
   
Здание часовни выполнили по самой простейшей строительной технологии. Архитектурный примитив. И подходить к ней тяжеловато. Какое-то легкое пространство возле храмового здания должно быть. А здесь – с севера и востока напряженные трассы почти вплотную к часовне, с запада – вечная плотная стоянка автомобилей, с южной стороны – «благоухание» мусорных контейнеров рядом расположенного огромного жилого дома. Храм на помойке воздвигнут. Но зато благословение на это дано высокопоставленным духовенством. Сбагрили два земельных участка, и на Тебе, Боже, что нам негоже. Другого места для достойного эпохе и церковному руководству в Нижнем Новгороде храма в честь иконы Державной Божией Матери за 15 лет не найдено. Благо, заботливого настоятеля приходу наконец-то дали. Но людей-то уже не соберешь. Насмотревшись на деяния священнослужителей, часть прихожан ушла в старообрядчество, многие теперь в раскольниках стали, иные вообще перестали посещать храмы, предпочитают помолиться дома.
  
 И что дали «наместники Бога» новому приходу – отодвинутый в сторону ржавый вагон и часовенку возле магистрального газопровода. Прихожанам осталось одно покаяние за все средства, которые они вложили с 1996 года.
   
Господи, помилуй! Господи, прости!
   
Без нас, Господи, соборность уничтожили.
   

Елена ВАСКАНОВА,
дочь участника Великой Отечественной войны,
Нижний Новгород

Источник

Будьте в курсе!

Подпишитесь на информационную рассылку.
Периодичность 1 раз в неделю.
Об особо важных событиях проинформируем дополнительно.