Космическая гонка выходит на новый виток

Россия способна обеспечить необходимый баланс сил на орбите

Пока мир наблюдает за вакцинными войнами, в аэрокосмической сфере разгораются нешуточные страсти. В феврале этого года госсекретарь США Энтони Блинкен заявил о недопустимости испытания российского и китайского противоспутникового вооружения. «Я призываю страны, которые разрабатывают антиспутниковое оружие, воздержаться от опасного испытания таких систем», – объявил Блинкен, а также призвал Россию и Китай к сотрудничеству по разработке правил поведения стран в космосе. Вот только, говоря о мирном космосе, госсекретарь забыл упомянуть о совместном американо-канадском проекте модернизации Командования воздушно-космической обороны Северной Америки (NORAD). О планах по совершенствованию сети военных спутников и радаров для борьбы за влияние в Арктике сообщает Wall Street Journal со ссылкой на анонимное официальное лицо.

Призывы к миру

Политика двойных стандартов, применяемая Западом, стала настолько привычной, что уже не вызывает удивления. США до сих пор отказываются подписывать ДПРОК (совместный российско-китайский проект Договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применении силы или угрозы силой в отношении космических объектов), ссылаясь на Договор о космосе, ратифицированный в 1967 году. Документ определяет основные правовые рамки международного космического права и запрещает размещение и испытание оружия массового поражения на орбите Земли, на Луне и искусственных объектах.

Также под запретом и создание военных сооружений, а также присвоение государством космического тела или его части. Однако договор предусматривает размещение неядерного вооружения на орбите – это дает карт-бланш вплоть до испытаний гиперзвукового оружия на маловысотной орбите (100–1000 км). Совсем недавно командование космических сил (КС) Франции приступило к орбитальным военным учениям AsterX, названным в честь запущенного в 1965 году первого французского спутника Asterix. Согласно заявлению главы командования КС Франции Мишеля Фридлинга, в сценарии маневров «происходит серия событий и возникают кризисные ситуации и угрозы в отношении нашей космической инфраструктуры, но не только это».

Что примечательно, американские военные поддержали эту идею и вместе с ФРГ присоединились к «первым в Европе» военным учениям, стартовавшим 9 марта этого года.

«К сожалению, некоторые другие страны, прежде всего США, этой инициативе противятся. Их логика понятна – она основана на желании сохранить себе свободу рук в космосе, в том числе в его военном измерении», – комментирует первый заместитель постпреда РФ при ООН Дмитрий Полянский.

Российское руководство прекрасно понимает этот риск, в связи с чем начало подписывать договоры с некосмическими странами о демилитаризации космоса. Казалось бы, в чем логика? Дело в том, что ратификация совместных договоров с Того, Сьерра-Леоне и другими странами, не располагающими противоспутниковым вооружением, – это убедительный аргумент российских дипломатов в ООН в продвижении глобальной инициативы по недопущению милитаризации космоса. Чем больше стран подпишут совместное заявление о неразмещении первыми оружия в космосе, тем весомее будет позиция России в принятии решений, связанных с предотвращением космической гонки вооружения. Кроме того, Дмитрий Полянский подчеркивает необходимость этой меры, поскольку каждое суверенное государство имеет право выразить политическую волю «даже в отсутствие масштабной космической программы». «В конце концов перед лицом угрозы применения высокотехнологичных вооружений все равны», – подытоживает российский дипломат. Впрочем, западным военно-космическим ведомствам есть чего опасаться: Россия способна защититься в случае нападения на нее.

Устремленный в небо взор

За последние десятилетия космические технологии в военной сфере достигли небывалых возможностей. Сейчас с помощью группы спутников можно не только производить наблюдение, но и координировать совместную работу боевых единиц. Для нейтрализации военных космических аппаратов создаются сложные системы наземного, воздушного и орбитального базирования. Самый известный исторический пример – советский зональный комплекс противоракетной и противокосмической обороны «Терра-3» (также известен как «Объект-2520» и Т-3), разработанный в ФИАН им. П.Н. Лебедева. Т-3 представлял собой огромное наземное сооружение с лазерной установкой, которая должна сбивать с курса и уничтожать боеголовки баллистических ракет противника. В рамках эксперимента «Объект-2025» отслеживал перемещение американского космического челнока «Челленджер», пролетавшего над средними широтами СССР 10 октября 1984 года. «Сопровождение» началось при прохождении шаттла над полигоном Сары-Шаган, где располагался Т-3. Тогда на корабле неожиданно отключилась часть аппаратуры, включая средства связи, а астронавты почувствовали недомогание.

«Эксперимент состоялся при работе лазерной установки в режиме обнаружения с минимальной мощностью излучения. Высота орбиты корабля в тот раз составляла 365 км, наклонная дальность обнаружения и сопровождения – 400–800 км. Точное целеуказание лазерной установке было выдано радиолокационным измерительным комплексом 5Н25 «Аргунь», делится воспоминаниями кандидат физико-математических наук Петр Зарубин. Что любопытно, орбитальная высота в промежутке 300–400 км имела полное согласование с очередностью прохождения американских разведывательных спутников, регулярно пролетавших над полигоном. Как показал опыт с «Челленджером», «Объект-2520» имел ощутимый потенциал в дезориентации «разведчиков», однако технологии тех лет еще не дотягивали до необходимого уровня развития.

Испытания, проводившиеся в течение последующих 20 лет, продемонстрировали отсутствие технологической базы, без которой «Терра-3» не соответствует заданным тактико-техническим требованиям. Генерируемый «Объектом-2520» лазер был недостаточно мощным для разрушения боеголовок баллистических ракет и дезориентации спутников. Впоследствии эксперимент был закрыт, а сам Т-3 передан казахстанским военным, впрочем, не заинтересованными в поддержании боеспособности уникального сооружения. Теперь же от лазерного комплекса остались одни руины, привлекающие разве что туристов – местные жители потрудились.

Несмотря на фиаско, советский эксперимент послужил базой для разработки самоходного лазерного комплекса «Пересвет». Согласно американскому изданию DefenseBlog, боевой лазер не только эффективен в борьбе с разными типами воздушно-космического вооружения противника, но и в маскировке стартовых позиций межконтинентальных баллистических ракет.

На космических «Лианах»

В марте этого года Министерство обороны РФ объявило о завершении разработки системы морской разведки и целеуказания (МКРЦ) «Лиана», являющейся заменой устаревшей «Легенды». Советская МКРЦ «Легенда» была создана в 1970-х годах и отслеживала перемещение авианосных ударных групп стран Запада. Однако в силу несовершенства оптических технологий космические аппараты, входящие в систему «Легенда», могли обнаруживать только крупные объекты. Тем не менее, согласно докладу Военной академии Генштаба Вооруженных сил России, «Легенда» эффективно просчитала действия британского флота в ходе Фолклендского конфликта. После распада Советского Союза состав «Легенды» практически не обновлялся, и к началу 2000-х МКРЦ, состоявшая из 30 космических аппаратов, окончательно деградировала. Уже тогда российские ученые взялись за разработку спутниковой системы, соответствующим современным требованиям. Из-за множества разногласий и организационного фактора создание «Лианы» растянулось почти на 10 лет. Но, как показывает практика, долгострой проектировался не зря. В отличие от советской предшественницы «Лиана» универсальна и контролирует практически весь земной шар с помощью небольшой группировки спутников.

В составе современном спутниковом комплексе космические аппараты двух типов – «Пион» и «Лотос» – призваны следить за обстановкой на поле морского боя, а также засекать корабли и подлодки противника. «Радиотехническая разведка позволяет получать данные о военной активности иностранных государств в самых разных уголках Земли. Наибольший интерес для разведки представляют полигоны, аэродромы, военно-морские базы, объекты ракетно-ядерной инфраструктуры, стратегические предприятия, передвижение корабельных группировок и наземных сил», – объясняет основатель портала MilitaryRussia Дмитрий Попов. Эксперт подчеркнул, что эффективность «Лианы» не зависит от атмосферных условий, а точность обнаружения и определения координат наблюдаемых объектов составляет от 1 км до 10 м.

Согласно открытым источникам, рабочая высота спутников составляет 800–900 км и расположена на круговой орбите, что делает спутники системы «Лиана» практически недосягаемыми для поражения противоспутниковым оружием. Работа в пределах верхней границы маловысотной орбиты позволяет не только отслеживать действия противника на суше и в море, но и координировать российские боевые единицы разных войск и родов. Кроме того, организация ударов с применением крылатых ракет «Калибр», а также гиперзвуковых ракет «Кинжал» и «Циркон» уже не кажется фантастикой. Особенно это касается гиперзвукового вооружения, поскольку управление ракетой с помощью радиочастот невозможно – сигнал попросту не способен пробиться сквозь плазматическую «оболочку», образующуюся при преодолении гиперзвуковой скорости. Вполне вероятно, что наработки в области лазерных технологий повлияли на формирование схем управления российским гиперзвуковым вооружением. Данные о спутниках «Пион» и «Лотос», входящих в современную российскую МКРЦ, практически отсутствует. Тем не менее, учитывая их специализацию и уровень развития современных технологий, мы можем сделать определенные выводы о задачах этих аппаратов и возможностях, которыми они обладают.

Еще в начале нулевых возможности ВКС России казались фантастикой, но благодаря новым открытиям ранее недостижимые возможности становятся реальными и обеспечивают баланс сил, столь необходимый в этом нестабильном мире.

Об авторе: Людмила Владимировна Гундарова – политолог.

Источник

Будьте в курсе!

Подпишитесь на информационную рассылку.
Периодичность 1 раз в неделю.
Об особо важных событиях проинформируем дополнительно.