Почему Москва тучнеет, а русские регионы нищенствуют?

Демограф Владимир Тимаков о неутешительных данных Росстата за 2020 год

Данные Росстата по каждому региону показывают, какое разнообразие скрывается за средними цифрами. Насколько мы все равны как «регионы»? Пока – не очень равны, свидетельствуют данные Росстата, которые публикует «Российская газета». В 2020 году нас стало меньше, но особенно меньше в Центральной России (ЦФО).

«Естественная убыль» по стране за 2020 год – почти 700 тыс. человек, и миграционный прирост (чуть больше 100 тыс. чел.) ее не перекрыл. На ЦФО пришлось 34% «естественной убыли», на Северо-Запад – 11%.

«За этим – “человеческое опустынивание” исторического ядра России, – пишет обозреватель РГ Яков Миркин. – За год 1-1,1% населения потеряли Владимирская, Ивановская, Орловская, Рязанская, Смоленская, Тамбовская, Тверская, Тульская, Новгородская, Псковская области (Росстат). В 1926 г. на Псковщине жили 1,8 млн чел., в 1989 г. – 0,85 млн чел., в январе 2021 г. – 0,62 млн чел. За сто лет – сокращение в 3 раза, за 30 лет – на 27%. Тридцать лет перед российским обществом стоит одна и та же задача – перестать терять людей. Прекратить бегство из провинции в столицы. Вновь наполнить людьми средние и малые поселения. Восстановить историческое ядро России. Сделать его современным, удобным для жизни».

О том, как восстановить историческое ядро России, рассуждает в телефонном интервью «Русской народной линии» демограф, заместитель руководителя Экспертного центра Всемирного русского народного собора, депутат Тульской городской Думы Владимир Викторович Тимаков:

В первую очередь столица разбухает благодаря приезжающим из ближайших регионов. Тридцать лет тому назад московский генофонд на 30% состоял из генов выходцев трёх губерний – Тульской, Рязанской и Калужской.

Треть москвичей были во втором-третьем поколении туляки, рязанцы и калужцы. Ныне же состав москвичей разбавлен приезжими из более дальних регионов. Но всё равно люди приезжают в Москву в основном из ближних областей. Почему? Колоссальная разница доходов. Такой разрыв между столицей и провинцией характерен для колониальных держав: неразвитая и отсталая глубинка и мощная столица, являющаяся центром торговли с мировым рынком.

Где оказываются доходы от добычи нефти и газа? На первом месте – Москва, хотя в столице не добывают ни нефти, ни газа. Также Москва на первом месте по налогам от продажи пшеницы. Ростов отстаёт. Москва имеет огромные доходы, которые не распределяются в глубинку.

Молодёжь из Пскова и Тулы едет в столицу России, тратит 10 лет на обустройство и только потом начинает думать о рождении детей. Но лучшие годы миновали и здоровье уже не то. И не всем удаётся просторно устроиться в столице, поэтому они меньше рожают, чем могли бы, если бы остались на своей малой Родине – Пскове, Туле, где получали бы вполовину меньше.

Как выйти из этого тупика? Нужно задуматься о налаживании механизма по распределению доходов, по более справедливому распределению денег между регионами, задуматься о целевой поддержке русского Нечерноземья, пребывающего в затянувшейся экономической депрессии.

Конечно, Псковской области сложно конкурировать в сельском хозяйстве с Краснодарским краем, но при лучшем развитии инфраструктуры, транспортной логистики и интернете было бы проще зарабатывать и в Пскове, где могли бы возводить современные предприятия не хуже, чем в Москве. Чем больше денег в столице – тем больше туда стремиться людей, тем больше туда инвестируют. И соответственно, наоборот. Нужно перераспределять средства, вкладывать и развивать провинцию, транспортную логистику и инфраструктуру, подключать провинцию к распределению труда – поставлять ей заказы.

Я обязал бы крупные головные фирмы зарегистрироваться в провинции, становиться налогоплательщиками не в Москве, а в регионах России.

Власть идёт по инерции. Бунт в провинции не назревает. Наоборот, власти принимают большие усилия для успокоения Москвы. Столица – более требовательный и протестный регион. Но это не выход. Стабильная государственная опора – в средних городах, в которых проживает более надёжная часть населения в любом отношении. Население мегаполисов чаще подвержено внешним влияниям: получив комфорт, хочет ещё больших преимуществ – в свою пользу перераспределять власть и деньги.

К сожалению, у власти нет продуманной стратегии – она реагирует ситуативно: принимает общие планы или пытается задабривать элитные и околоэлитные столичные круги. Кто-нибудь видел, чтобы в Пскове выдвигались требования к власти? Нет. И что тогда говорят чиновники? В Пскове всё спокойно, в Пскове всё в порядке.

Примерно таким образом рассуждает власть, вместо того чтобы думать стратегически. В конце концов, на кого опираться? На Псков. А мегаполисы – космополитичны. Конечно, и в Пскове можно найти работу, но низкооплачиваемую и тяжёлую. В этом проблемы и нашей миграции: таджик соглашается на низкую зарплату, а как русским прокормить свои семьи?

Источник

Будьте в курсе!

Подпишитесь на информационную рассылку.
Периодичность 1 раз в неделю.
Об особо важных событиях проинформируем дополнительно.