Война на уничтожение

Об экономических причинах сокращения населения России

Внутри России вот уже третий месяц длится постновогодняя политическая пауза. И подзатянулась она, наверное, неспроста — есть тому причины. С президентским Федеральным посланием по-прежнему нет определённости: ни по дате, ни по содержанию. В преддверии этого статусного мероприятия Владимир Путин проводит серию встреч, очных и онлайн, с представителями ключевых структур российской “властной вертикали”. В политическом поле уже полным ходом идёт предвыборная кампания, свидетельством чему — многочисленные новости партийной жизни, порой — весьма неожиданные. Как, например, дискуссии внутри “Единой России” или объединение партийных структур Сергея Миронова, Захара Прилепина и Геннадия Семигина. Устами Сергея Лаврова уже заявлено, что наша страна готова разорвать все отношения с таким “ненадёжным партнёром”, как Евросоюз, а устами Дмитрия Пескова (наконец-то!) — о том, что Украина для России является “враждебным государством”. За участие в несанкционированных протестных акциях, связанных с “делом Навального”, впервые высланы иностранные дипломаты.

Тем не менее, все как будто ещё не вышли из режима самоизоляции, подводить и обсуждать итоги “ковидного” 2020 года никто не торопится, хотя буквально каждый день появляются новые данные Счётной палаты, Росстата, Банка России, ФТС и других госинститутов, призванных осуществлять “контроль и учёт”. 

Непосредственным толчком к этой статье стала публикация Сергея Ануреева “Деньги для пенсионеров”, посвящённая теме пенсионного обеспечения в России. Но в ней был поднят куда более объёмный и весомый пласт проблем, напрямую определяющих будущее нашей страны: падение рождаемости, увеличение смертности, общее снижение реальных доходов населения при высокой их дифференциации, вызывающей растущее социальное неравенство, всё более явная неэффективность системы управления государством и обществом, включая провал “реформ” в системах образования и здравоохранения.

Все указанные (а также многие другие) моменты действительно взаимосвязаны между собой, так что эту сеть можно или вытащить целиком и с нужным “уловом”, или утопить её окончательно. 

В получившем уже всемирную известность выступлении на “Давосской неделе” 27 января 2021 года президент Путин, помимо прочего, заявил о том, что люди — не средство, а цель. Между тем, к тому времени статистики уже подсчитали, что за 2020 год постоянное население нашей страны сократилось более чем на полмиллиона человек, то есть российский лидер, произнося свои слова, знал эти цифры. И знал, что участники “Давосской недели” тоже их знают. Причём не просто знают, а разделяют неоднократно высказанную рядом политиков “коллективного Запада” мысль о том, что “слишком мало русских умерло от коронавируса”. При этом публично проливая крокодиловы слёзы о том, что из-за введённых властью “чрезмерных” противоэпидемических ограничений российские пенсионеры оказались лишены “нормальной жизни”, свободы передвижений, полноценной медицинской помощи при других болезнях и так далее. Впрочем, особенности “западного” мировоззрения уже хорошо известны, и речь здесь не о них. 

Речь идёт о том, что мертва не только либеральная идеология — мертва вся либеральная социально-экономическая система “глобального рынка”, к которой Россия присоединилась в начале 90-х годов прошлого века и в которой продолжает существовать до настоящего времени. 

Если рассматривать демографические последствия работы этой социально-экономической системы в нашей стране, но не в плане нынешней “ковидной” сверхсмертности и падения рождаемости, а в более широкой ретроспективе, то увидим, что, согласно Всесоюзной переписи 1989 года, на территории РСФСР проживало 147,4 млн. человек, на территории Крымской области в составе УССР — 2,459 млн. человек, а на 1 января 2021 года, по данным Росстата, население РФ составило 146,238 млн. человек, из них население Крыма — 2,3 млн. человек. То есть за 30 с лишним лет население нашей страны (без учёта Крыма) сократилось почти на 10%, и дальнейший прогноз, к сожалению, неблагоприятный. И не только из-за старения населения. В 1990 году медианный возраст жителя России составлял 34,5 лет, в 2020 году (оценка ООН) — 39,6 лет. За этот же период в целом по миру он увеличился с 22,6 до 30,9 года, в ЕС (с учётом Великобритании) — с 31,8 до 43,7, то есть Россия старела заметно медленнее, чем остальной мир и европейские страны, в том числе — из-за относительно высокой смертности в старших возрастах и, соответственно, низкой средней продолжительности жизни (73,3 года в 2020 году). Главная проблема депопуляции — не в этом. Численность населения и нашей страны, и всего мира ранее росла и при куда большей смертности, и при куда меньшей продолжительности жизни. В любом случае, сколько ни снижай смертность, сколько ни увеличивай среднюю продолжительность жизни, сколько ни стимулируй/регулируй иммиграцию, без деторождения человечество рано или поздно вымрет. 

Кстати, нынешняя “пандемия” (беру этот термин в кавычки, поскольку ВОЗ изменила его определение аккурат к вспышке коронавирусной инфекции, так вот случайно совпало) COVID-19 — лишнее тому подтверждение. 

Число умерших в РФ 2020 году выросло до 2,124 млн. человек с 1,801 млн. в 2019 году, или почти на 18%, то есть “добавочная” смертность составила более 300 тыс. человек, при этом с коронавирусным диагнозом, согласно разным источникам, от 60 до 85 тысяч человек. Ранее этот показатель составлял: 

  • 2014 — 1 912 347 смертей 
  • 2015 — 1 908 541 
  • 2016 — 1 891 015 
  • 2017 — 1 826 125 
  • 2018 — 1 828 910 

Так что какой-то особо неблагоприятной динамики смертности в России последних “доковидных” лет не было. Чего не сказать о рождаемости, которая снижается уже восьмой год подряд: 

  • 2014 — 1 947 301 рождение 
  • 2015 — 1 944 136 (минус 3 тысячи) 
  • 2016 — 1 893 256 (минус 51 тысяча) 
  • 2017 — 1 689 884 (минус 204 тысячи) 
  • 2018 — 1 599 316 (минус 90 тысяч) 
  • 2019 — 1 484 517 (минус 105 тысяч) 
  • 2020 — 1 435 763 (минус 49 тысяч) 

Женщин официально фертильного (детородного) возраста 20 — 35 лет по состоянию на 1 января 2021 года у нас больше 14 миллионов, хотя рожают и раньше, и позже этого возрастного диапазона. Детей же в возрасте до 15 лет — почти 26 миллионов. То есть меньше двух детей на одну женщину детородного возраста. Официальный коэффициент фертильности (рождений на одну женщину) — вообще на уровне 1,5. Только абортов делается более полумиллиона за год, а сколько не состоялось беременностей вследствие использования современных противозачаточных средств?! 

И, как можно видеть, введение материнского капитала, а также других прямых стимулирующих выплат не приводит к ощутимому росту рождаемости, хотя, видимо, предупреждает его обвальное падение. 

Рождение и воспитание ребёнка сегодня — это весьма затратный и с финансово-экономической точки зрения категорически “невыгодный”, “нерентабельный” процесс. Попытки “посчитать” эту стоимость в абсолютных и/или относительных цифрах всегда страдают неточностью в научно недопустимых, “плюс-минус 50%”, пределах. Но в среднем “цена вопроса” одного ребёнка по России от рождения до 18 лет, в зависимости от времени и региона, определяется в 5 — 10 миллионов рублей. Что при медианной ежемесячной зарплате в 20 — 30 тысяч рублей эквивалентно 5 — 10 годам труда двоих родителей. То есть на такой “проект” — и это ещё без учёта оплаты факультативного высшего образования ребёнка — среднестатистические граждане России могут решиться только один, от силы два раза в жизни. Так что никаких чудес тут нет — чистая арифметика. Многодетных (с тремя и более детьми) семей в нашей стране сегодня менее 1,6 млн., или около 10%, и в большинстве случаев это или социальные маргиналы (высоко- или, напротив, малообеспеченные семьи), или же представители особых этноконфессиональных групп (верующие мусульмане, православные, баптисты, кавказские и среднеазиатские этносы и т.д.), в которых так или иначе действуют религиозные и культурно-исторические “коды”, при помощи которых обеспечивается относительно низкий уровень социальных фобий, связанных с деторождением и воспитанием подрастающего поколения. 

Таким образом, демографическая проблема — это в любом случае и прежде всего проблема интегральной социальной политики государства. Проблема рабочих мест, проблема оплаты труда, проблема дополнительных социальных выплат, проблема реальной стоимости образования и здравоохранения и так далее. 

Если смотреть на ситуацию с этой точки зрения, придётся признать, что декларированный Конституцией РФ (п.1 ст.7) тезис о том, что “Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека”, в реальной жизни носит, мягко говоря, очень своеобразный характер. 

Нет, в бюджете России на 2020 год статьи социальных расходов (5,01 трлн. рублей), здравоохранения (1,022 трлн. рублей) и образования (0,944 трлн. рублей) выглядят вполне достойно, составляя, соответственно, 25,5%, 5,21% и 4,81% от общей суммы бюджетных расходов в 19,62 трлн. рублей. Если же добавить сюда неплановые “антиковидные” расходы в 3,2 трлн. рублей, которые тоже, вне всякого сомнения, можно считать социальными, то на эти цели использовано 10,176 трлн. рублей, или 44,59% федерального бюджета. Ещё выше эта доля в консолидированном (федеральный плюс региональные) бюджете РФ, где из 42,15 трлн. рублей на социальные цели израсходовано свыше 22,716 трлн. рублей, или 53,45%. 

Проблема здесь только в том, что картина кардинально меняется, если соотносить эти цифры с отечественным ВВП, который, согласно данным Росстата, сократился в 2020 году на 3,1% и составил 106,6 трлн. рублей. В бюджеты всех уровней из них поступило 37,857 трлн. рублей, или 35,51%. 

На долю фонда оплаты труда пришлось, при средней зарплате в 51 083 рубля, 49,5% ВВП (в 2019 году было 46,3%). Но “фишка” здесь в том, что в ФОТ входят и дополнительные выплаты государства работникам остановленных из-за коронавируса предприятий, и зарплата “бюджетников”, и супероклады менеджеров частных компаний, и доходы индивидуальных предпринимателей. За вычетом этих и ряда других доходов, “чистый” ФОТ окажется на уровне примерно 31,5% ВВП. 

Следовательно, примерно 33% российского ВВП — это доходы корпораций. Если вычесть из них инвестиционные расходы (без учёта привлечённого капитала) и обязательные платежи во внебюджетные государственные фонды (ПФР, ФОМС и ФСС), на долю “эффективных собственников” придётся около 9,5 трлн. рублей или более чем 9% национального дохода в 2020 году. По мировым меркам, это гигантский процент. И удивляться резкому росту состояний отечественных богачей, составляющих около 5% населения страны, на фоне падения реальных доходов остальных 95% россиян не приходится. 

Добавьте к этому рост кредитной задолженности населения в 2020 году до 17,02 трлн. рублей (не исключено, что здесь “крутятся” те самые неизрасходованные остатки бюджета прошлых лет, о которых не устаёт бить в набат Михаил Делягин, называя цифру в 13 трлн. рублей), на её обслуживание уходит примерно четверть его зарплаты, и рост задолженности за коммунальные платежи, достигший отметки в 625 млрд. рублей (плюс 55 млрд. рублей в 2020 году). 

Добавьте к этому официальную инфляцию в 4,9% (реальная в разы выше), включая опережающий рост цен на продовольствие, — и вопросы о том, почему наши женщины в массе своей не решаются рожать больше одного-двух детей или отказываются рожать вообще, должны отпасть сами собой. 

Даже при самой благоприятной социально-экономической конъюнктуре действующая “матрица”, основанная на следовании “вашингтонскому консенсусу” со свободным трансграничным перемещением капиталов (вывоз из России в 2020 году — 47,8 млрд. долл., или примерно треть чистого дохода корпоративного сектора отечественной экономики) и заниженным более чем в 2,5 раза обменным курсом рубля к доллару и другим “свободно конвертируемым валютам”, препятствует росту населения нашей страны. Причём речь идёт минимум о 1,5 — 2 млн. детей ежегодно.

В этих условиях ни повышение пенсионного возраста, ни “пенсионная реформа” в любом её виде, включая планы Мишустина—Белоусова объединить ПФР, ОМС и ФСС в единый фонд, с перспективой “возвращения” этих структур в бюджет государства, кардинально проблемы не решат. Это надо понимать и не забывать об этом. 

Кстати, сегодня, когда в активную социальную жизнь вступают поколения, рождённые во второй половине 1990-х — начале 2000-х годов, начинают “взрываться” сделанные тогда антироссийские и антигосударственные “закладки”. Низкая численность молодого поколения умножается на его завышенные потребительские ожидания и на явно “прозападную” деформацию системы ценностей. В результате уже сейчас в мегаполисах России некому работать на стройках, в сферах коммунального хозяйства и розничной торговли, на других малоквалифицированных и низкооплачиваемых работах. А массовое привлечение мигрантов из “постсоветского пространства” не только грозит размыванием культурно-исторического ядра русской цивилизации и государствообразующего русского народа — оно оперативно затруднено финансово-экономическими причинами. Как уже отмечено, катастрофически занижен официальный обменный курс рубля: по данным МВФ за 2019 год (за 2020 год появятся только в апреле) ВВП нашей страны номинально составлял 1,702 трлн. долл., а по паритету покупательной способности — 4,282 трлн. долл., или в 2,516 раз больше. 

Данные за 2020 год приблизительно можно рассчитать и самостоятельно. При ВВП в 106,6 трлн. рублей и среднегодовом обменном курсе нашей нацвалюты в 72,323 рубля за доллар номинальный ВВП РФ — 2020 оказывается на уровне 1,474 трлн. долл., что равняется всего 86,6% от уровня 2019 года. То есть в этой международно признанной системе координат падение отечественной экономики составило не 3,1%, как утверждает Росстат, а примерно вчетверо больше — 13,4%. Правды ради надо сказать, что в апреле прошлого года, когда разгоралась пандемия COVID-19 и перспективы западных экономик были неясны, МВФ на весь мир объявил показатель номинального ВВП неадекватным и полностью отказался от его расчёта на 2020-й и последующие годы. Но в декабре выяснилось, что не так страшен коронавирус, как его малюют, и МВФ данный показатель “под сурдинку” вернул обратно, хотя более адекватным он за это время не стал. Но пренебрежительное отношение к России эти цифры формируют: и за рубежом, и внутри нашей страны. 

Иной вопрос — почему всё происходит именно так, а не иначе. Проще всего объявить российскую власть коррумпированной, антинародной, “живущей на другой планете”, а потому “нелегитимной” и подлежащей люстрации. Но те “друзья народа”, которые выдвигают или поддерживают подобные лозунги, почему-то чаще всего оказываются бывшими или настоящими сторонниками “коллективного Запада”. Причём не только в России, а во всём мире. Глобализм — он и в Африке, и в России, и везде глобализм… 

О том, что против России ведётся война, причём война на уничтожение, Путин заявил ещё в 2005 году. С тех пор появилось важное уточнение, что эта война является “гибридной”, то есть ведётся на всех уровнях системного противостояния: экономическом, политическом, идеологическом, — и собственно вооружённый конфликт оказывается необходимым только в конечной фазе такого противостояния или вообще излишним, поскольку всё решают местные глобалистские прокси-формирования, как это было в Москве в 1991-м и в 1993-м, или в Киеве в 2004-м и в 2014 годах. 

Как показывает практика, Россия в целом научилась играть в эти игры, которые уже прилетели бумерангом, например, в те же Соединённые Штаты. Мы видели, как под флагом разрушительных по виду “реформ Сердюкова” удалось провести модернизацию и перевооружение российской армии. Мы видели “крымскую весну” и “северный ветер” в Донбассе. Отмеченные во вступлении к этой статье изменения во внешнеполитической риторике и действиях российской власти знаменуют собой не столько её “загнанность в угол”, о чём любят рассуждать сторонники “антикремлёвской оппозиции”, сколько изменение глобального баланса сил. Реальная Россия сегодня не имеет почти ничего общего с образом “страны-бензоколонки, чья экономика разорвана в клочья санкциями цивилизованного мира”. Россия стала чувствовать себя достаточно сильной для того, чтобы перейти из глухой обороны в “гибридной войне” к ответным ударам и контратакам. 

Но для того, чтобы обеспечить себе надёжные тылы, надо не только объяснить населению, что, когда и зачем происходит, но и хоть немного изменять к лучшему его положение и, самое главное, обозначить и показать внятную перспективу на будущее. Иначе наша победа над “коллективным Западом”, сравнимая с великой Победой 1945 года, может оказаться пирровой. А вот этого допустить никак нельзя не только по соображениям, которые можно считать эгоистическими (“Нам не нужен мир, в котором не будет России”), но и по соображениям цивилизационного порядка. Потому что если новую “матрицу” развития человечества, совмещающую в себе ценности свободы, социальной справедливости и прогресса, не выработает и не предложит остальному миру Россия, то, похоже, этого очень долгое время не сможет сделать ни один другой “центр силы”, включая активно претендующий на глобальное лидерство Китай. 

На фото: брошенная русская деревня — трагический символ вымирания

Владимир Винников

Источник

Будьте в курсе!

Подпишитесь на информационную рассылку.
Периодичность 1 раз в неделю.
Об особо важных событиях проинформируем дополнительно.