Зачем поликлиники приписывают пациентам болезни

Очередной скандал из-за приписок в электронной медицинской карте на портале «Госуслуги» случился недавно в Саратове.

Эта же проблема по-прежнему актуальна и в других городах России. За пять лет, что существует сервис, справиться с проблемой так и не удалось. Информационный портал «Мир новостей» попытался разобраться, почему это происходит.

Жалоба появилась на страничке губернатора Саратовской области Валерия Радаева. Под сообщением от студента местного университета, у которого медики отказываются брать тест на коронавирус, жительница города Светлана Михайлова сообщила, что у нее история прямо противоположная: анализ взяли без всяких проблем и даже сделали запись об этом в электронной карте. Вот только сама женщина об этой процедуре ничего не знала.

«Иногда захожу на сайт «Госуслуги», просматриваю личный кабинет чисто ради любопытства. В очередной раз дней десять назад я зашла и увидела, что якобы сдавала тест на ковид в Саратовской городской клинической больнице №2, хотя такого не было. Считаю, что это уже край наглости, это безобразие», – возмущалась Михайлова.

Она отправила официальное заявление в ФОМС с просьбой разобраться, но страховщики даже удивились, почему человека что-то не устраивает. «Меня спросили, с какой целью я подаю заявление. Вопрос, конечно, удивил. Я говорю: «С той целью, чтобы перестали воровать и приписывать. Вдруг мне тест еще будет нужен, а я его уже прошла». Мне сказали, что будет разбирательство», – утверждает Светлана.

В прошлом году на приписки уже жаловалась другая жительница города Анна Мухина. «Зашла на сайт «Госуслуги», пытаясь понять, как подать заявление на санаторно-курортное лечение ребенка. И в разделе «Мое здоровье» столько интересного про себя обнаружила! Оказывается, я консультировалась у невролога, гинеколога и терапевта. А еще сдавала цитологию!

Из осмотров следует, что у меня были одни роды и один аборт, а все родственники умерли от естественных причин, никаких онкологических заболеваний замечено не было. Надо ли говорить, что ни у одного из этих врачей я ни разу не была и в глаза их не видела, детей у меня двое, а бабушка умерла от рака?» – написала Анна Мухина.

ПРИПИСКИ МОГУТ БЫТЬ ОПАСНЫ ДЛЯ ЖИЗНИ

«Люди обнаруживают у себя приписки, но предпочитают не предпринимать никаких действий. В конце концов, деньги за услуги платят не из своего кармана. Но человеку могут приписать услугу, которую государство оплачивает, например, раз в год. Допустим, это диспансеризация. Если позже пациент решит пройти ее, то ему могут отказать. К тому же в случае экстренной ситуации, когда понадобится срочная информация о состоянии здоровья, сведения из государственной клиники будут отличаться от реальности. А это риск врачебной ошибки», – говорит врач одной из московских больниц Владимир Шведов.

Журналисты из Воронежа провели свое расследование. Врачи согласились поговорить с ними исключительно на условиях анонимности.

«Приписки делаются, чтобы врача не лишили зарплаты, потому что планы наши регионы ставят безумные. Я за месяц должна пролечить 880 человек. И если вдруг у меня перестают в таком количестве болеть люди, то я плохой врач. Не выполняю свои функции. Вот все и вынуждены обеспечивать свои участки «больными». У терапевтов плюсом ко всему есть какая-то обязаловка по диспансеризации: не обеспечил явки людей – ты плохой врач, не умеешь работать. Зарплата у нас состоит из оклада 12 тысяч рублей и премии 10 тысяч. Если план не выполнишь, то премии не будет, тогда живи как хочешь», – рассказала врач одной из городских поликлиник.

Также считается, что проблема возникла из-за низких тарифов на медицинские услуги. Например, за первичный прием у профильного врача Фонд обязательного медицинского страхования заплатит чуть больше 95 рублей. Чтобы заработать хоть сколько-нибудь приличные деньги, медику надо принимать несколько сотен пациентов в месяц. Если речь идет о терапевте или стоматологе – это трудно, но возможно. А что делать врачам узкой специализации, у которых по определению не так много больных? А здесь еще и майские указы президента сыграли недобрую роль. Согласно этому распоряжению, зарплата медиков должна вдвое превышать среднюю зарплату по региону. В результате массовые приписки и изменения диагнозов в сторону утяжеления, за которые больше платят по ОМС.

«СРЫВАТЬ ПОКАЗАТЕЛИ НЕЛЬЗЯ!»

Из-за приписок ряд регионов перешел на оплату за медицинские услуги через систему «подушевого финансирования». Теперь чиновники платят не за количество услуг, а за число приписанных к поликлинике людей. Оказалось, что приписки – это настоящее бедствие для бюджета.

«В 2014 году, когда было введено подушевое финансирование, статистика зафиксировала 400 миллионов медицинских услуг. Но за год до этого их было 700 миллионов. Что произошло за 12 месяцев? Люди резко болеть меньше стали? Не исключено, что часть этих услуг и была приписками», – рассказывал председатель Московского фонда ОМС Владимир Зеленский.

Сейчас известно о нескольких уголовных делах, по которым правоохранители пытались привлечь медиков к ответственности. Врач-терапевт Алена Мордвинова устроилась на работу в Ивантеевскую районную больницу Саратовской области в сентябре 2017 года.

Вскоре началась диспансеризация. Молодой специалист призналась начальству, что не справляется с навязанными ей цифрами, но руководство четко дало понять, что срывать показатели нельзя. Девушка вынуждена была приписать диспансеризацию тем, кто ее не проходил. А вскоре на Мордвинову завели уголовное дело по факту служебного подлога.

«Я не должностное лицо, а подчиненный. Меня заставили сделать записи, но я их оставила только в медицинских картах», – оправдывалась врач.

Потом открыли еще одно аналогичное дело уже на другого терапевта. Прокуратуре удалось доказать, что факта обогащения ни в одном из этих случаев не было, и преследование медиков было прекращено.

Терапевт из Торжка внесла данные о диспансеризации 50 пациентов, за что получила 8,5 тыс. рублей выплат. Она тоже чуть не попала под статью. Впрочем, реальных приговоров по подобным делам пока нет, чаще всего медики отделываются увольнением. При этом многие продолжают писать жалобы во все инстанции, утверждая, что они оказались без вины виноватыми.

Наталья Пуртова.

Источник