Как советский боксер без ноги в Бухенвальде отправлял эсэсовцев в нокаут

Андрей Борзенко не проиграл в концлагере ни одного из 80-ти боев

100 лет назад в Ташкенте родился Андрей Борзенко, спортсмен, который стал настоящей легендой бокса. Нет, он не побеждал соперников на Олимпиадах и чемпионатах мира. Правда, он неоднократно выигрывал чемпионаты по боксу Узбекской ССР и пару раз стал чемпионом Средней Азии в объединенных соревнованиях на кубок южных республик СССР. Но прославился он не только и не столько этим. А тем, что, попав во время Великой Отечественной войны в печально известный концлагерь Бухенвальд, он не проиграл за колючей проволокой ни одного боксерского поединка, которые устраивала там себе на потеху немецкая охрана в виде кулачных — гладиаторских боев.

В Ташкенте Борзенко тренировал осевший в России еще до революции американский боксер в легком весе Сидней Джаксон.

В самом начале 1941 года известного на весь Ташкент призера, мастера спорта по боксу Андрея Борзенко призвали для прохождения срочной службы в ряды Красной армии. Так что на фронте он находился с самого начала войны, понюхал, что называется пороху и был ранен — в ногу и руку. А в сентябре, когда основные силы Красной армии под натиском фашистских войск вынуждены были отойти на левый берег Днепра, попал в немецкий плен.

Но не такой был человек Борзенко, чтобы покорно дожидаться своей участи во временном лагере для военнопленных. Он дважды бежал, правда, оба раза неудачно. Именно после этих побегов не в меру ретивого и беспокойного бойца немцы отправили «от греха подальше» в концлагерь Бухенвальд. Самое невероятное, что именно спорт помог Борзенко не сломаться и не умереть в предназначенном для этого лагере. В документальной хронике о подобных лагерях можно увидеть циничные кадры, когда фашистские охранники бросают буханки хлеба голодным военнопленным, которые тут же набрасываются на еду, теряя человеческий облик.

Так развлекались немецкие садисты, «уставшие» от нудной работы по избиениям и расстрелам советских военнослужащих. Из исторических источников нам также хорошо известен так называемый футбольный «матч смерти», который представители фашистской администрации провели в оккупированном Киеве между командами местных футболистов и немцев. А, проиграв, часть киевлян отправили в концлагерь, а некоторых расстреляли.

В концлагере гитлеровцы придумали еще один способ развлечься: видимо, возобновив себя древними римлянами, они стали устраивать гладиаторские бои между заключенными военнослужащими. Сами немцы часто именовали такие бои «дракой скелетов». Но желающие сразиться все же находились, ведь призом была еда. А через какое-то время немецкая охрана решила и сама попробовать свои силы в боях с представителями «низшей расы». Участвовал в таких боях и Андрей Борзенко.

Это были настоящие «подвиги», акты «геройского» поведения — выйти побоксировать против обессиленных от скотского обращения надзирателей и побоев голодных, изможденных доходяг в разорванной форме красноармейцев. Кстати, среди надзирателей лагеря встречался всякий сброд, в том числе и матерые уголовники, которым нацисты ничего больше не доверяли кроме охраны военнопленных.

Один из таких немецких уголовников до войны участвовал в подпольных боях без правил. Надо сказать, что во всех этих поединках (а их в Бухенвальде было более 80-ти) Борзенко ни разу и никому не проиграл, завершая поединок, как правило, нокаутом. Не проиграл он также ни одному из именитых немецких боксеров, служивших в частях СС и периодически приезжавших сразиться с русским гладиатором.https://moevideo.biz/native?id=mv-content-roll-3631&slot=content&api=2.0&ref=svpressa.ru10

И это при том, что впоследствии он бился без ноги, будучи уже на протезе — и все равно побеждал! Расстрелять его немцы не могли, как они сделали это с участниками «матча смерти» — кого же тогда они выставят против чемпионов из СС. А вот умышленно повредить ногу и потом ампутировать ее — это вполне в духе наци.

Сегодня принято сочинять всякие небылицы времен войны. Но что касается Андрея Борзенко — это реальный советский боксер, о котором после войны много рассказывал его тренер Сидней Джаксон (он скончался в 1968 году). Да и дочь Сиднея Львовича — Пайя Джаксон часто вспоминала об Андрее, тем более, что она училась после войны с легендарным боксером на одном факультете. А в 1980-х, когда о Борзенко стало уже хорошо известно, своими воспоминаниями делился также его товарищ по несчастью узник Бухенвальда — тоже боксер Владимир Власов, который наряду с Борзенко сам участвовал в тех гладиаторских боях. Правда, после того, как его нокаутировал польский заключенный, с «драками скелетов» ему пришлось завязать.

«Но боксерские поединки за колючей проволокой продолжались. Непобедимым боксером на лагерном ринге считался советский боксер Андрей Борзенко. Он не проиграл ни одного поединка. Мы жили с ним в одном 44-м блоке, были очень дружны. Мы и по сей день переписываемся, — вспоминал Власов еще в восьмидесятые годы. — Он живет в Ташкенте и работает врачом физкультурного диспансера. Ездим в гости друг к другу».

Забегая вперед, скажем, что сам Борзенко, к сожалению, скончался в 1992 году, за некоторое время до этого уехав из Ташкента, который после распада СССР наводнили националисты. Кстати, интересный факт: тот же Сидней Джаксон тренировал не только его, но и многих других боксеров. Например, будущего Героя Советского Союза и писателя Владимира Васильевича Карпова. А также и еще одного успешного писателя Георгия Свиридова. Невероятно: все трое — Карпов, Борзенко и Свиридов до войны были чемпионами Узбекистана по боксу! А Владимир Карпов (уже после войны) — еще и Первым секретарем Союза писателей СССР!

Но впервые непростую историю своего коллеги Борзенко Свиридов, к тому времени первый председатель федерации бокса СССР, узнал лишь через много лет после войны. Встретившись на одном из турниров с коллегой, он так проникся судьбой Борзенко, что написал о нем книгу «Ринг за колючей проволокой».

«Мы поехали на первый послевоенный чемпионат… И там в финале сошлись поволжский немец Гельмут из нашей секции и неизвестный мне боксер. Он отправил Гельмута в девять нокдаунов и боксировал с невероятной для советских спортсменов жестокостью, — вспоминал Георгий Иванович. — После окончания турнира я с ним разговорился…».

…Советская Родина отблагодарила фронтовика: по некоторым данным только в 1989 году Андрея Борзенко наградили медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941−1945 г. г.». Умер он, как и многие наши ветераны, в нищете и забвении.

Источник