Валерий Филимонов: Отказ от прививок на законных основаниях

Попытки ускоренного массового внедрения вакцины против коронавируса – это принудительный медицинский эксперимент над гражданами

25 августа 2020 года Национальный исследовательский центр имени академика Н.Ф. Гамалеи получил от Минздрава РФ разрешение на проведение пострегистрационного клинического исследования вакцины от коронавируса.

«В исследовании будут задействованы 40 тыс. добровольцев, всем им должно быть больше 18 лет. Участие в исследовании будет длиться полгода со дня вакцинации, оно пройдет на базе московских медучреждений. Глава центра Гамалеи Александр Гинцбург уточнил, что пострегистрационные испытания начнутся 4–5 сентября, вакцина будет доставлена в клиники Москвы 3 сентября. Для исследований уже готовы 30 тыс. доз вакцины и 10 тыс. доз плацебо. Он также сообщал, что основная масса наработанной вакцины будет использована в ходе пострегистрационного исследования. “После этого остальная продукция пойдет в гражданский оборот. Задержка – две-три недели, может быть, месяц”, – отмечал Гинцбург», – пишет агентство РБК со ссылкой на документ Минздрава РФ.

Об опасности поспешного внедрения вакцины уже не раз заявляли видные ученые с мировыми именами из России и других стран. Академики РАН А.Г. Чучалин, Г.Г. Онищенко, В.В. Зверев, Ф.И. Ершов, Н.Н. Филатов и их коллеги предупреждали о недопустимости создания вакцины в необычайно сжатые сроки, говорили о мутации вируса и бесполезности вакцины для новых штаммов, а главное, об обязательных требованиях к безопасности новых методов.

Академик А.Г. Чучалин свидетельствует: «В случае лекарственного препарата или вакцины мы как специалисты по этическому анализу хотели бы понять в первую очередь, насколько это безопасно для человека. На первом месте всегда стоит именно безопасность… Когда готовятся такие документы в виде предложений для Министерства здравоохранения зарегистрировать тот или иной препарат или вакцину, предполагается предварительная работа: испытания на клетках, на животных различного уровня и так далее. Только после этого возможны клинические испытания на людях… Если же мы говорим о тех вакцинах, которые сейчас разрабатываются многими нашими научными центрами, то критерии их безопасности могут носить только краткосрочный характер. Но критерии безопасности вакцины должны носить долгосрочный характер».

Никто не может гарантировать, что трагические последствия от введения вакцины не наступят через год, два, пять и не отразятся на последующих поколениях. А примеров стойкого бесплодия и многочисленных поствакцинальных заболеваний у множества людей имеется немало. Прививки могут давать многочисленные непредсказуемые последствия. Нет никаких гарантий от осложнений и даже смертельных исходов.

Вот конкретные факты: в Нигерии в 2009 году появилось в два раза больше, чем в 2008 году, парализованных детей после прививки (!) полиомиелитной вакциной; 78% детей, заболевших полиомиелитом в Пакистане в 2010 году, были ранее вакцинированы (!) от полиомиелита! В 2012 году кампания вакцинации против полиомиелита в Индии вызвала 12-кратный рост заболевания (!), вплоть до состояния смертельного паралича. Министерство здравоохранения Японии отозвало в 2013 году рекомендацию по вакцине против рака шейки матки, также вызывающую бесплодие и несколько сотен других побочных реакций.

В июне 2020 года президент Лиги пациентов Александр Саверский напомнил о скандале, связанном с деятельностью Фонда Билла и Мелинды Гейтс. Они занимались вопросом применения вакцин в странах Африки. На практике выяснилось, что в препарате содержался некий компонент, снижающий рождаемость населения.

Разработка и испытания новых вакцин должны проходить в течение нескольких лет до полной уверенности в их абсолютной безопасности для вакцинируемых и их последующих поколений! По словам опытных экспертов, попытки ускоренного массового внедрения вакцины против коронавируса – это принудительный медицинский эксперимент над гражданами. Не следует забывать, что такие действия осуждены Нюрнбергским военным трибуналом.

После завершения в августе 1947 года Нюрнбергского процесса над нацистскими врачами, использовавшими заключенных концлагерей в качестве подопытных животных, Нюрнбергским трибуналом был принят Нюрнбергский кодекс. В основу этого Кодекса положен принцип добровольности человека на участие в медицинском эксперименте. Иначе говоря, необходимо добровольное информированное и осознанное согласие человека после предоставления ему полной информации о характере, продолжительности и цели проводимого эксперимента, о методах и способах его проведения, обо всех предполагаемых неудобствах и опасностях, связанных с проведением эксперимента, и, наконец, о возможных последствиях для физического или психического здоровья испытуемого, могущих возникнуть в результате его участия в эксперименте.

Положения, выраженные в Нюрнбергском кодексе, стали основой для многих международных и национальных законодательных актов. В частности, часть 2 статьи 21 Конституции РФ провозглашает: «Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам». Согласно статье 56 Конституции РФ это право человека не подлежит ограничению даже в условиях чрезвычайного положения. В статье 20 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ (последняя редакция) нашли отражение принципы Нюрнбергского кодекса.

В Федеральном законе от 17 сентября 1998 года № 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» прописано право отказа от прививок. В пункте 1 статьи 5 закона записано: «Граждане при осуществлении иммунопрофилактики имеют право на отказ от профилактических прививок».

Ссылаясь на приведенные положения Конституции РФ и федеральных законов, каждый гражданин может отказаться от вакцинации, если он не хочет прививаться сам и прививать своего ребенка.

Источник