Истребители на орбите

Что Россия может противопоставить боевым спутникам Пентагона

В середине августа была сформулирована доктрина космических сил (КС) США, основанных в декабре прошлого года как новый, шестой род войск американских вооруженных сил. В документе с эффектным названием «Космическая мощь» говорится не столько об оборонительных задачах КС, сколько о наступательных, которые должны способствовать утверждению американской гегемонии в космосе.

При этом в атаку боевые спутники командование КС сможет посылать по сути по своему усмотрению. «Наступательные операции нацелены на космические возможности и системы противокосмической обороны противника, на снижение эффективности и смертоносности вражеских сил во всех областях. Наступательные операции нацелены на достижение преимущества и возможность нейтрализации космических миссий врага до того, как они будут задействованы против дружественных сил», – говорится в документе.

Причем превентивные удары могут не только распространяться на средства ПРО противника, но и проводиться в отношении «всего спектра противоспутникового потенциала противника», куда относятся наземные цели и объекты в киберпространстве. То есть это по сути реанимированная программа «звездных войн», которую в свое время пытался реализовать Рейган.

Огонь по космическим площадям

Создание КС далось Трампу, который тоже решил поиграть в «звездные войны», с большим трудом, поскольку все, чем сейчас занимаются КС, было прерогативой ВВС США, компетенция которых распространялась далеко за пределы земной атмосферы. Поэтому лобби Министерства ВВС всячески тормозило в конгрессе инициативы Трампа.

Однако и его сторонники действовали эффективно. Если противники внушали конгрессменам незатейливую мысль о пагубности распыления денежных средств, то сторонники запугивали русской угрозой. Россия строит мощную сеть спутников-инспекторов, которые совсем скоро начнут уничтожать американские спутники GPS. А без этих сигналов не смогут работать банковская и энергетическая системы США. И наступит катаклизм.

“Некоторые наработки проекта СОИ в конце концов были доведены до реального оружия, такого, как, например, ЗРК заатмосферного перехвата THAAD, а также GBI – глобальные перехватчики МБР, расположенные на Аляске”

Добившись своего, Трамп торжествовал. «В космосе много чего происходит и еще будет происходить в будущем. Потому что космос – это новейший театр военных действий. На фоне серьезных угроз нашей национальной безопасности американское превосходство в космосе жизненно необходимо. И мы лидируем, но недостаточно. Но очень скоро мы будем впереди. Космические силы помогут нам сдержать агрессию и контролировать надземное пространство», – сказал он 21 декабря 2019 года, подписывая указ об учреждении КС.

Надо сказать, что США стремились контролировать надземное пространство еще до того, как с Байконура в октябре 1957 года был запущен первый искусственный спутник Земли. В 1956 году в США стартовал проект SAINT по созданию спутника-инспектора. Этот аппарат, оснащенный телекамерами, должен был сближаться с объектами на расстояние в несколько метров и передавать изображение в командный центр. На Земле в течение 48 часов решалась судьба иностранного спутника – оставить ли его в покое или же уничтожить.

Однако задача создания необходимой бортовой аппаратуры оказалась не по зубам инженерам DARPA, где разрабатывался космический убийца. И в 1962 году проект закрыли.

Тогда американцы резко поменяли стратегию, приняв решение уничтожать спутники баллистическими ракетами, запускаемыми с Земли. Поскольку на тот момент системы управления не позволяли осуществлять необходимую точность наведения ракет на цель, оснастили их ядерным зарядом. То есть вели огонь «по площадям». В 1959 году попытка поразить выработавший ресурс спутник зарядом две килотонны оказалась безрезультатной. И конструкторы начали с энтузиазмом наращивать мощности боеголовок.

Триумфа они добились в 1962 году, когда запущенная с атолла Джонстон ракета средней дальности PGM-17 Thor доставила на 400-километровую орбиту термоядерный заряд мощностью 1,4 мегатонны. Два американских и один советский спутник были сразу же выведены из строя. Еще семь спутников отказали в течение полугода из-за деградации солнечных батарей. Ну и как бесплатный довесок – перегорела сеть уличных фонарей в городе Оаху на Гавайях. Тем не менее американцы приняли на вооружение этот ракетный комплекс, снизив мощность боеголовок. Он получил название Program 437.

Надо сказать, что Советский Союз готовил примерно такую же систему на базе перспективной МБР ГР-1, создававшуюся под руководством Сергея Королева. Но немного припозднился: когда дело подошло к выпуску рабочей документации в 1963 году, было подписано соглашение о запрещении ядерных испытаний в космосе.

Неядерные перехватчики

Инженерная мысль, создавая средства борьбы с орбитальными космическими аппаратами, буквально фонтанировала по обе стороны Атлантического океана. И в США, и в Советском Союзе в 60–90-е годы сплошным потоком шли разработки самого разнообразного противоспутникового оружия. За четыре десятилетия в каждой из стран открыто более тридцати самых разнообразных проектов, подавляющее большинство которых было свернуто, будучи не доведенными до этапа испытания опытных образцов.

Прорабатывались проекты наземного, воздушного, морского, подводного и космического базирования истребителей спутников. Были проекты пилотируемых ракетопланов-перехватчиков. И все эти проекты роднил метод уничтожения спутников механическим путем – либо за счет высокоэнергетического удара, либо поражения при взрыве боевой части перехватчика.

При этом запуск ракет-перехватчиков с наземных пусковых установок или с самолетов (F-15, МиГ-31) казался куда перспективнее по сравнению с размещением перехватчиков в космосе. Это объясняется тем, что в тот период не существовало достаточно надежных инструментов, позволяющих космическим аппаратам продолжительное время перемещаться между орбитами с высокой динамикой. Хромала и точность наведения перехватчиков на цели.

Истребители на орбите
Увы, ее не воплотили

Но тем не менее в ОКБ-52 под руководством Владимира Челомея был создан орбитальный перехватчик, в середине 70-х годов принятый на вооружение. Аппарат, маневрируя в космосе, подбирался к спутнику противника на расстояние порядка одного километра, после чего производился подрыв взрывчатки. Обшивка, имевшая ячеистую структуру, разлеталась, осколки выводили вражеский спутник из строя. Этот комплекс, названный ИС («Истребитель спутников») просуществовал до начала 80-х годов, когда был признан устаревшим. И в последний раз безотказно отработал в июне 1982-го на стратегических учениях «Щит-82», на которых проигрывался сценарий начала ядерной войны.

Мог быть принят на вооружение и еще один советский аппарат – многоразовый пилотируемый истребитель спутников – ракетоплан «Спираль» Глеба Лозино-Лозинского, разрабатывавшийся в ОКБ-155 Артема Микояна. Но проект был закрыт в конце 70-х на этапе летных испытаний.

Перечислять разработки прошлого века можно долго, в каждой из них есть какая-то изюминка. Однако все они по сути оказались бесполезными.

Новый век – новые проблемы

Конкретные результаты пришли лишь в XXI веке. Появилось четкое разделение средств перехвата низкоорбитальных спутников и тех, которые находятся на геостационарной орбите. Низкие спутники сейчас перехватываются без особых проблем ракетами наземного или морского базирования. Первыми в 2006 году это доказали китайцы, перехватив исчерпавший ресурс метеорологический спутник, находившийся на высоте 864 километра. Была использована баллистическая ракета средней дальности DF-21.

Через год то же самое сделали американцы при помощи морской системы ПРО «Иджис». Зенитная ракета SM-3 поразила разведывательный спутник на высоте 247 километров. Россия в этой гонке не участвовала, поскольку и так понятно, что у нее есть для этого необходимые инструменты: истребитель-перехватчик МиГ-31 с дальнобойной сверхзвуковой ракетой Р-37М, ЗРС С-400, ракеты системы ПРО Москвы А-135 «Амур», перспективный комплекс «Рудольф».

Ну а аппараты, расположенные на высоких орбитах, – это компетенция спутников-инспекторов, обладающих дополнительно функцией уничтожения космических аппаратов. Их США начали запускать в космос еще в 2003 году. Это были малогабаритные аппараты MiTEX, оснащенные оптической аппаратурой. Затем пришло новое поколение инспекторов – PAN, способных проводить радиотехническую разведку. И наконец, появились настоящие «киллеры», хоть США и отвергают наличие у этих аппаратов ударных возможностей. Их масса превышает три тонны. Последний раз эти потенциальные убийцы запускались в прошлом году под индексами USA-285 и USA-286.

РФ обзавелась спутниками-инспекторами спустя десять лет, и разрыв вполне понятен. Он объясняется тем, что космические отрасли двух супердержав с конца 80-х годов двигались в противоположных направлениях. Советская, а затем российская разваливалась и деградировала. Американская получила мощный импульс к развитию в виде амбициозной программы Стратегической оборонной инициативы (СОИ), которую для пущего эффекта назвали «звездными войнами». Программа была противоракетной, однако в процессе ее реализации неизбежно решались и вопросы создания противоспутникового оружия, базирующегося как на Земле, так и в космосе.

В 1994 году программу закрыли. Но за 10 лет американские конструкторы много чего успели сделать. Да и в дальнейшем были продолжены наиболее перспективные разработки. А отказались от такой футуристической экзотики, как, например, орбитальные зеркала и «атомная картечь». Некоторые наработки проекта СОИ в конце концов были доведены до реального оружия, такого, как, скажем, ЗРК заатмосферного перехвата THAAD, а также GBI – глобальные перехватчики МБР, расположенные на Аляске.

Так вот нынешние американские инспектора были бы невозможны, если бы в рамках СОИ не создавались ионные двигатели для маневрирования истребителей на орбите, а также не совершенствовались средства наведения на цели.

Жечь, а не перехватывать

В конце концов до этого дошли и в России. Последнее отечественное достижение в данной области – «матрешка». Через некоторое время после выведения на орбиту спутника «Космос-2542», официально объявленного военным спутником-инспектором, от него отделился «Космос-2543». Это «вложение» в феврале этого года приблизилось к разведчику USA-245, который называют «замочной скважиной» за способность фотографировать наземные объекты с разрешением 15 сантиметров. В связи с чем командующий КС США генерал Джон Рэймонд, можно сказать, закатил истерику, заявив: «Это типично для русских, которые опасно маневрируют в воздухе и на море, угрожая американским самолетам и кораблям столкновением. Эти хулиганские действия они перенесли в космос».

Однако в июне Рэймонда ждал еще один неприятный сюрприз. От «Космоса-2543» отделился малоразмерный объект, который улетел в космическое пространство на скорости 140 метров в секунду. Западные СМИ, ссылаясь на источники в КС, утверждают, что «Космос-2543» вооружен авиационной пушкой. В это поверить невозможно, поскольку использование оружия середины ХХ века в аппарате, созданном на основе современных высоких технологий, – это нонсенс.

ВКС России истерику западных СМИ не комментируют. И на тему «Что это было» остается строить различные предположения. Выстраивать их следует не вокруг перехвата спутника за счет механического на него воздействия, потому что этот путь уже считается неперспективным. И в США, и в России выполняются строго засекреченные работы по «неконтактному» перехвату космических аппаратов.

Тут существует несколько перспективных технологий, прорыв в которых может состояться в обозримом будущем. Наиболее близко конструкторы подошли к достижению практического результата в сфере радиоэлектронной борьбы (РЭБ). Уже сейчас реальностью является нарушение работы космического аппарата, но пока не его уничтожение. Впрочем, с этим по части блокирования сигналов GPS, а также с нарушением работы каналов передачи информации справляются и наземные комплексы РЭБ.

Еще одно перспективное направление – лазерное. И оно тоже частично уже может быть реализовано в части временного «ослепления» аппаратуры видеонаблюдения. Для того чтобы вывести ее из строя, то есть сжечь, требуется значительная энергия. В Советском Союзе вплотную подошли к созданию «сжигающего лазера» в самом конце 80-х годов. Комплекс «Скиф», весивший около 80 тонн, был установлен на летающей лаборатории и нормально работал. Когда же его нужно было запускать в космос на сверхтяжелой ракете «Энергия», то с распадом Советского Союза этот проект, как и множество других, рухнул.

И наконец, перехват при помощи мощного электромагнитного импульса, который способен пережечь все электронные компоненты спутника. Причем этот метод не кажется таким уж фантастическим. Сравнительно недавно появились генераторы ЭМИ (электромагнитных импульсов), принцип действия которых состоит в сверхбыстром замыкании витков катушки индуктивности при помощи взрыва, в результате чего возникают сверхсильные токи, порождающие мощнейший короткий электромагнитный импульс. К решению этой задачи приблизились в наземных комплексах. Например, в российской «Алабуге». Она работает, но пока недостаточно надежно и устойчиво, в связи с чем еще не стоит вопрос о принятии «Алабуги» на вооружение.

Необходимо особо отметить, что испытание в космосе лазерного оружия утаить трудно, чего не скажешь об ЭМИ-оружии, которое ничем себя не обнаруживает. И для экспериментов вполне достаточно материала – выработавших ресурс, но пока еще «чуть тепленьких» спутников. Разумеется, своих, а не противника. В мирное время чужие спутники трогать нельзя.

Владимир Тучков
Опубликовано в выпуске № 34 (847) за 8 сентября 2020 года

Источник