Оружие будущего создается сегодня

Какие мощные силы человечество применит для новых военных технологий

Научные исследования, направленные на разрешение текущих проблем, которые, как кажется, имеют весьма отдаленное отношение к венному делу, могут уже в недалеком будущем оказать существенное влияние на облик систем вооружения передовых армий мира и соответственно на характер и содержание вооруженной борьбы. Предлагаю рассмотреть те научные проблемы, каковые представляются наиболее интересными и способными в перспективе сильно повлиять на развитие ВВСТ.

Единая теория поля

К числу фундаментальных проблем можно отнести разработку единой теории поля (ЕТП), которая скорее всего получит свое разрешение лишь в долгосрочной перспективе, а соответственно ее влияние на развитие оружия будет оказано только в отдаленном будущем.

Для военного дела решение этой проблемы имеет двоякое значение. С одной стороны, при достаточных прогностических возможностях такой теории, помимо раскрытия и математического описания всех четырех известных взаимодействий (гравитационного, электромагнитного, сильного и слабого), в ее рамках должны появиться способность выявить новые виды взаимодействий материи и экспериментально проверить их существование. Это даст новые шансы для создания качественно иных систем вооружений, основанных на использовании этих полей и эффектов их взаимовлияния. С другой – возможно, позволит объяснить достаточно большой класс явлений, который объединяется сегодня под названием «паранормальных». Большинство ученых, по крайней мере не отрицающих возможность существования таких явлений, сходятся на том, что в их основе должны лежать новые типы полей, пока еще не открытые человечеством. Вполне вероятно, если учесть, что оно вошло в ХХ век с двумя типами полей – гравитационным и электромагнитным, а вышло с четырьмя, когда к этим двум добавились сильное и слабое взаимодействия.

“Малогабаритные генераторы сверхмощного СВЧ-излучения могут стать основой целого класса качественно нового оружия, направленного на поражение электроники военных объектов”

На сегодняшний день единая теория поля еще не разработана и деятельность по ее формированию ведется по двум основным направлениям, мировоззренческая основа которых создана в начале ХХ века. Первый основан на квантовой теории, когда все виды полей описываются, опираясь на представление, что основным механизмом возникновения всех этих полей является обмен особыми виртуальными частицами (например, для электромагнитного поля – это фотоны). Второй подход основан на геометрических представлениях, вытекающих из концепции образования гравитационного поля как проявление искривленности пространства в общей теории относительности Эйнштейна. Примером геометрического подхода может считаться теория суперструн. Сегодня экспериментальных данных для создания полноценной теории поля не хватает. Поэтому современная физика ищет признаки иных эффектов, которые дали бы толчок развитию теоретических представлений о микромире, наращивая мощь экспериментальных установок (в частности, Большой адронный коллайдер-ускоритель). Несмотря на исключительную сложность задачи построения ЕТП, можно рассчитывать, что в ближайшие два-три десятилетия она будет создана. Залогом успеха являются достижения современной математики и кибернетики.

Создание такой теории произведет революцию в военном деле, аналогичную той, которая произошла в результате создания квантовой теории. А она привела в итоге к созданию атомного и термоядерного оружия, ядерной энергетики, а также всего спектра достижений науки и техники, которые составляют основу сегодняшнего прогресса – от микроэлектроники до микробиологии. В результате на основе использования иных, ныне нам неизвестных видов энергии, могут появиться такие виды оружия, по сравнению с которыми ядерное покажется просто детской хлопушкой. Это переведет человечество в иную эру, как когда-то ядерная энергетика и квантовая электроника перевели человечество из индустриальной в постиндустриальную эпоху. Однако это дело отдаленной перспективы.

Геофизика и управление климатом

Наиболее интересной и важной прикладной методологической проблемой, значимой для дальнейшего развития ВВСТ, выступает разработка методов, позволяющих управлять развитием геофизических или климатических процессов в заданных районах планеты. Сегодня в этом направлении идут достаточно интенсивные исследования, прежде всего в США.

Актуальность этой проблемы для военного дела обусловлена тем, что сегодня уже появились средства, позволяющие оказывать достаточно мощное воздействие на геофизику и климат планеты практически в глобальном масштабе. Это прежде всего известный HAARP – комплекс мощных направленных излучателей СВЧ-энергии. Боеголовка ракеты или самолет, попав в зону высоких напряженностей электромагнитного поля (полярных сияний, например), будут выведены из строя. То есть HAARP исходно создавался как комплекс противоракетной обороны. При этом в ионосфере возникают «ионные облака» – области, в которых за счет концентрации в них СВЧ-энергии от нескольких мощнейших излучателей появляются участки с плазмой. При испытаниях выяснилось, что излучатель способен оказывать определенное влияние на геофизику Земли и на погоду над большими регионами планеты, – это обусловлено тем, что состояние ионосферы и тропосферы сильно зависят друг от друга. В результате колебания ионосферы, вызываемые воздействием HAARP, неизбежно приводят к нарушению процессов погодообразования. Но не только их, появляется возможность влиять и на недра планеты.

Оружие будущего создается сегодня

Физика воздействия HAARP на геофизические процессы основана на том, что Земля с точки зрения электромагнетизма является гигантским сферическим конденсатором, у которого внешняя проводящая оболочка представлена ионосферой, а внутреннее проводящее ядро – земной корой и магмой, между коими располагается диэлектрик – обладающие слабой электрической проводимостью нижние слои атмосферы. В результате достаточно интенсивные колебания ионосферы могут приводить к отклику в глубинных слоях Земли в виде колебаний процессов в магме. Следствием этого становятся «сбросы энергии» в зонах геологических напряженностей на стыках геологических плит, что проявляется в виде землетрясений.

Отсутствие сколько-нибудь эффективных методов расчета таких последствий делает сегодня применение HAARP практически непрогнозируемым по влиянию, что может стать катастрофичным для самих обладателей этого комплекса. С появлением методов достаточно точного прогноза возможных последствий HAARP превратится в исключительно мощное геофизическое и климатическое оружие.

Работы по этой теме ведутся по двум основным направлениям. Во-первых, это создание моделирующих комплексов на основе суперкомпьютеров, которые должны позволить смоделировать погодообразование над значительными территориями Земли, а также геофизические процессы с определением областей, где возможно возникновение землетрясений. Во-вторых, это сбор статистической информации об этих явлениях и ее систематизация – в объемах, достаточных, чтобы на этой основе можно было прогнозировать такие явления.

Так что в перспективе возможно появление оружия, способного обрушивать на противника настоящие погодные катаклизмы и даже поражать его землетрясениями.

Модификация жизни

Первой из прикладных онтологических проблем следует выделить проблему создания живых существ с заданными свойствами методами генной инженерии. Значимые для военного дела разработки в этой области ведутся в направлении создания болезнетворных бактерий и вирусов с высокодифференцированной болезнетворной способностью по признаку расы – чтобы болезнетворные микроорганизмы были опасны только для человеческого организма с некоторыми особенностями его генетики и физиологии, определяемой его расовой принадлежностью. Такие разработки в настоящее время ведутся в США. Насколько известно, пока еще не удалось добиться требуемого уровня «расовой избирательности», однако определенные успехи уже есть – появились ранее неизвестные возбудители, которые для людей одних рас более, а для других – менее опасны. В качестве иллюстрации приведем атипичную пневмонию и птичий грипп. Самым свежим примером может служить коронавирус, поразивший всю планету. Пандемия привела к огромным экономическим потерям и фактически существенно изменила баланс сил на геополитическом уровне. Хотя прямых доказательств того, что этот вирус имеет искусственное происхождение, нет, но косвенные признаки указывают, что имело место применение именно биологического оружия.

(Правда, сильнее всего пострадала от удара COVID-19 именно Америка, что выставляет полными ослами тех «экспертов», что приписывали применение боевого вируса именно определенным кругам США. – Прим. ред.)

Лучевое оружие

Создание малогабаритных генераторов сверхмощного излучения СВЧ-радиодиапазона (а также оптического и рентгеновского) выступает основным условием создания целого семейства высокоэффективного лучевого оружия различного назначения. Работы в этом направлении сегодня стали одним из основных направлений в программе создания ПРО США. Малогабаритные генераторы сверхмощного СВЧ-излучения могут стать основой целого класса качественно нового оружия, направленного на поражение электроники военных объектов. Удары таким излучением по различным летательным аппаратам смогут уничтожать их в результате выхода из строя бортовых электронных систем.

Мощные генераторы когерентного оптического и рентгеновского излучения позволили создать лазерное оружие. Первые его образцы уже приняты на вооружение ВМС США и ВС России («Пересвет»). В перспективе они могут стать основным вооружением космических боевых систем будущего. При этом в отдаленной перспективе они вполне в силах поражать не только космические объекты, но и наземные. Правда, при условии успешного решения проблемы проведения высокоэнергетических пучков электромагнитной энергии оптического и рентгеновского диапазонов через атмосферу. Пока она их рассеивает.

Квантовые компьютеры

“Создание таких систем произведет революцию в военной кибернетике – на порядки возрастут темпы переработки информации в АСУ, повышая скорости ведения военных действий за счет сокращения цикла управления”

Большое значение для военного дела будет иметь решение проблемы использования эффекта телепортации состояния квантовых частиц в перспективных электронных системах. Прежде всего создания на основе этого эффекта квантовых ЭВМ. Суть эффекта, предсказанного квантовой механикой, состоит в том, что если две и более микрочастицы с выраженными квантовыми свойствами находились в одной системе, например электроны в атоме, а затем ее покинули и разошлись в пространстве, то изменение состояния любой одной из них мгновенно, с бесконечной скоростью, приводит к определенным изменениям состояния других частиц из этой группы.

Сегодня считается, что применение данного эффекта позволит создать относительно малогабаритные ЭВМ, обладающие гигантской по сегодняшним представлениям производительностью, существенно превосходящей даже современные суперкомпьютеры. Разработка таких вычислительных машин, называемых сегодня квантовыми, интенсивно ведется во всех развитых странах мира, включая и РФ. Это дает основания полагать, что их первые работоспособные образцы, которые используются в военных целях, могут быть созданы уже в среднесрочной перспективе.

Создание таких систем произведет революцию в военной кибернетике – на порядки возрастут темпы переработки информации в АСУ, повышая скорости ведения военных действий за счет сокращения цикла управления. За счет применения более сложных моделей, учитывающих большее количество факторов, резко возрастет качество принятия решений. Существенно расширятся возможности роботизации вооруженных сил и, самое главное, произойдет качественный скачок в уровне интеллектуальности, точности, надежности, достоверности и оперативности систем управления оружием и техническими средствами. Легко смогут взламываться и самые сложные шифры.

Нанооружие

Важную роль в прогрессе систем вооружений будет играть развитие технологий технических устройств наномасштаба с требуемыми функциональными возможностями и способностью к самовоспроизведению. В этой сфере основные сложности вытекают из того, что на формирование и поведение нанообъектов определяющее влияние оказывают квантовые эффекты, делая эти процессы вероятностными. По сути дела, речь идет о создании исключительно сложных, ориентированных на выполнение конкретных функций в конкретных условиях макромолекул. Будучи объединенными в конгломераты, множества таких молекул могут выступать средой хранения и переработки информации. Находясь в среде других молекулярных и атомных систем, они играют роль модификаторов их структуры или разрушителями ее.

Тем самым, с одной стороны, появляется возможность создания качественно новых материалов военного назначения, а с другой – принципиально инновационных систем оружия, основанного на суспензиях таких нанороботов, способных в короткие сроки уничтожать военные объекты, вооружение, военную технику и живую силу противника. На этой основе вероятно появление суспензиообразных систем обработки и хранения информации, которые будут обладать исключительно высокой устойчивостью к различным поражающим воздействиям в силу самого принципа распределенного хранения и переработки информации.

Таким образом, разрешение ряда проблем фундаментальной и прикладной науки приведет уже в ближайшие 20 лет к появлению качественно новых видов вооружений, способных оказать существенное влияние на характер вооруженной борьбы.

Однако надо заметить, что потенциальные возможности новейших научных разработок далеко не сразу могут быть реализованы в военном деле. Путь от научного прорыва до образца вооружения на его основе достаточно сложен и порой длителен. Те страны, которые на этом направлении смогли обогнать конкурентов, получают бесспорное преимущество. Примеров тому множество. Так, США первыми смогли создать ядерное оружие, обретя на некоторое время огромное военно-техническое преимущество над всем миром. РФ, создав гиперзвуковые ракеты и насытив этим оружием ВМФ, в силах радикально изменить соотношения сил на океанских и морских ТВД.

Таким образом, главное сегодня – обогнать конкурентов в вопросе применения новейших достижений науки в конкретных образцах техники и оружия. Основной проблемой является создание «мостика» между фундаментальной наукой и конкретными военно-техническими разработками. «Высокая» наука, совершив прорыв, имеет весьма ограниченные возможности довести полученные результаты до практически значимых образцов, а порой даже заинтересовать этими достижениями соответствующие инстанции. В свою очередь, предприятия ОПК, занятые разработкой конкретных образцов техники под конкретные задачи и способы боевых действий, не имеют возможности, а часто и желания, изыскивать пути внедрения новейших достижений фундаментальной и теоретико-прикладной науки. При этом военная теория должна опираться на имеющиеся образцы вооружения и военной техники, вырабатывая способы и формы решения задач обеспечения военной безопасности страны. Фантазии тут абсолютно неприемлемы.

Таким образом, для ускоренного внедрения новейших достижений науки в практику обеспечения национальной безопасности и необходим «мостик». Вопрос его создания довольно сложен. Отметим, что для реализации смычки «высокой» науки и военной практики в США создана специальная организация в структуре МО – DARPA. У нас утвержден Фонд перспективных исследований. При этом, если верить «Википедии», основным направлением его работы является именно национальная безопасность, особенно ее военная составляющая.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Источник