Андрей Сошенко: Приговор Серебренникову – потакание хищениям и разложению культуры

Скандальному «режиссеру» и апологету «новой культуры» вынесен неадекватно мягкий приговор

Слов нет! Суд приговорил «режиссера» Кирилла Серебренникова всего к трем годам, да и то – условно. Сегодня Судья Мещанского районного суда Москвы Олеся Менделеева в течение почти четырех часов оглашала решение по резонансному уголовному делу в отношении художественного руководителя «Гоголь-центра» Кирилла Серебренникова, которого обвинение просило приговорить к шести годам лишения свободы.Другим фигурантам дела прокуратура запросила также реальные сроки: бывшему генпродюсеру «Седьмой студии» Алексею Малобродскому – пять лет, гендиректору Юрию Итину и бывшей сотруднице министерства культуры Софье Апфельбаум – четыре года. Все предъявленные обвинения подсудимые отвергали.

Судья Менделеева начала оглашать свое решение с констатации: «[Подсудимые] совершили мошенничество в особо крупном размере (часть 4 статьи 159 УК)». Напомним, «мошенничество» – «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием», а часть 4 статьи «Мошенничество» – «совершенное организованной группой либо в особо крупном размере». Общий материальный ущерб – почти 129 миллионов рублей. По заключению судьи, «у Серебренникова, Итина, Малобродского был заранее сформированный корыстный умысел на хищение средств, хищения начались сразу же после создания «Платформы» в 2011 году по заранее разработанному плану». В приговоре отражено, что подсудимые длительное время занимались хищениями бюджетных средств, принимали в этом активное участие, четко выполняли свои преступные роли, которые распределил Кирилл Серебренников.

И, тем не менее, самое интересное – в самом конце оглашения приговора. Судья начала перечислять «смягчающие обстоятельства» подсудимых: положительные характеристики, заболевания, отсутствие судимостей, наличие пенсионеров в семье и тому подобное. И… с учетом смягчающих обстоятельств, суд приходит к выводу, что исправление возможно без реального срока. При этом, правда, суд не считает целесообразным изменять категорию преступления на менее тяжкую.

В итоге – Серебренникову условный срок в три года, а также дополнительное наказание в виде запрета на управление учреждениями культуры. Другие фигуранты дела – продюсер Алексей Малобродский и бывший гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин тоже отделались условным сроком – 2 и 3 года соответственно. С обвиняемых взыскали 129 миллионов рублей по иску Минкульта. Арестованное имущество фигурантов обращено в доход государства.

Почему-то судом сделан коленкор на неведение в преступной схеме должностных лиц Министерства культуры, которые, по мнению суда, не зная о преступных планах, перечисляли деньги «Седьмой студии». Софья Апфельбаум, бывшая сотрудница министерства, согласно вводной части приговора, не знала о планах других обвиняемых похитить деньги. И в этом вопросе, что называется, без комментариев. Судья признала Апфельбаум виновной в халатности – она «ненадлежащем образом исполнила свои обязанности в министерстве культуры и приняла без должного контроля сведения от АНО “Седьмая студия “». Но срок давности по статье «халатность» – истёк.

Наказание Серебренникову и его подельникам излишне мягкое, учитывая всё содеянное Серебренниковым и его пособниками. Часть 4 статьи 159 предусматривает до 10 лет лишения свободы. Думается, что по масштабу совершенного именно высший предел статьи и нужно было предусматривать, но изначально обвинение «запросило» – шесть. В итоге не дали ничего, точнее – условный срок.

Почему Серебренников находился под подпиской о невыезде во время следствия, а не в СИЗО или хотя бы под домашнем арестом? Ведь он же мог в этом «режиме» влиять на показания свидетелей и других обвиняемых. Покровители высокие? А как же тезис: «перед законом все равны»?.. А вот так! На примере решения суда по этому делу мы видим.

Всё же удалось «спустить на тормозах» дело «Седьмой студии» (дело Серебренникова)! В этом старалась все эти годы (3 года) вся околокультурная и либеральная «общественность». Уже в апреле прошлого года настораживало решение Мосгорсуда об отмене постановления суда нижестоящей инстанции о домашнем аресте «режиссёра» Кирилла Серебренникова, избрав ему в качестве меры пресечения подписку о невыезде и надлежащем поведении. Хотя еще в начале 2018 года сообщалось, что Следственный комитет России завершил расследование в отношении Кирилла Серебренникова и других фигурантов дела. Вменяемая «режиссёру» статья о хищении бюджетных средств тогда не изменилась, более того, речь уже шла почти об удвоении нанесенного ущерба. Если сначала (в 2017 году) говорилось о 68 миллионах, то в январе 2018-го ущерб от «деятельности» организованной группы «студийцев» оценивался уже в 133 миллионов рублей (из 214 миллионов рублей, выделенных на проект Серебренникова «Платформа»). 

Напомню, что уже на следующий день после снятия домашнего ареста в апреле прошлого года, Серебренников вызывающе-показательным образом оказался в театре и вместе с актёрами вышел на поклоны по окончании своего модернистского спектакля «Мёртвые души» по поэме Н.В. Гоголя. Разумеется, чего-либо гоголевского в постановке, кроме издевательства над сюжетом великого писателя, обнаружить было сложно. Из главной рекламы спектакля: «Десять актеров на практически пустой сцене играют всех: детей, собак, бабок, женщин, мужчин. “Русь, чего ты хочешь от меня?..”». Богемно-креативные зрители, соскучившиеся по своему «культурному» кумиру, устроили ему и актёрам тогда настоящую овацию и «в воздух чепчики бросали». «Режиссер» в ответ швырнул в зал букет тюльпанов.

А ещё за год до этого, в 2018 году, креативную околотеатральную «общественность» потрясло радостное известие – Кирилл Серебренников на 24-ой церемония получил премию «Золотая маска» за постановку оперы «Чаадский» в «Геликон-опере». В одном только названии – уже глумление. Чаадский – Чацкий – Чаадаев, Грибоедов, Гоголь, Тынянов – для Серебренникова и Каплевича (автор идеи) и других «создателей» оперетки – всё едино… Вся церемония вручения премий «Золотой маски» проходила под знаком поддержки фигурантов дела «Седьмой студии». На протяжении всего действа почти каждый из лауреатов говорил слова поддержки этим «деятелям культуры».

А ещё чуть ранее, в 2017 году, когда уже полным ходом шло дело «Седьмой студии», в самом «Гоголь-центре» продолжали выходить «пьесы» режиссера, например, с позволения сказать, «Маленькие трагедии» А.С. Пушкина в постановке Серебренникова или про творчество Маяковского. «Глубину смысла» всех этих постановочек Серебренникова – можно себе представить. А в Большом театре в декабре 2017-го состоялась премьера скандального балета «Нуриев». На премьере можно было встретить и Ксению Собчак, и Дмитрия Пескова, который назвал тогда спектакль «мировым событием». Правда, сегодня пресс-секретарь президента Дмитрий Песков вынужден говорить о другом насчет всей этой «деятельности»: «Дело Серебренникова является поводом для того, чтобы тщательно проанализировать то, как осуществляется расходование государственных средств в учреждениях культуры с тем, чтобы сократить возможную коррупциогенность в этой области».

А вообще т.н. проект «Платформа» появился после встречи Серебренникова с Дмитрием Медведевым. В марте 2011 года тогдашний президент России Д.А. Медведев встретился с деятелями культуры в Мультимедиа Арт Музее. Тогда Серебренников предложил создать проект, который популяризовал бы «современное искусство» и поддерживал молодых, но известных культурных деятелей. «Платформа» стала рассадником «новаторских идей» и «творческих экспериментов». За время существования проекта, если учитывать гастроли и сторонние мероприятия, для которых «Платформа» предоставляла площадку, было проведено 340 мероприятий. Проект Серебренников запустил при участии Владислава Суркова. Проект проводился на базе автономной некоммерческой организации «Седьмая студия», которую Серебренников учредил в 2012 году специально для его реализации. «Седьмая студия» стала одной из групп-резидентов «Гоголь-центра», худруком которого Серебренников был назначен в 2012 году. Вот такая характерная схема разложения культуры в России. Неоднократно высказывал мысль, что «новая культура» сама по себе, без коррупции и растранжиривания бюджетных средств, не существует. Все эти уродливые явления обязательно соседствуют и дополняют друг друга.

И еще одна непременная составляющая «новой культуры» и «современного искусства» – ЛГБТ! Как пишут, Серебренников входит в очень влиятельную театральную группировку нетрадиционного направления, ссориться с которой многие считают себе дороже. Все помнят, с какой жестокостью это лобби раздавило труппу театра имени Гоголя, чтобы создать для Серебренникова «Гоголь-центр».

На протяжении нескольких лет судебного процесса сам Серебренников, вся либеральная рать и высокие покровители из «пятой колоны», окопавшиеся в российской власти, надменно демонстрировали презрение всем моральным нормам, мол, обвинения Серебренникова в воровстве им нипочем, как он был «светочем» «новой культуры», приверженцами коей они являются, так таковым он и остаётся. Сколько было писем и заявлений «ярких деятелей культуры» на имя Президента и во все возможные инстанции, сколько было пиаровских кампаний в поддержку Серебренникова! Если не подбирать выражений, то всё это было в чистом виде давлением на суд, попыткой представить вопрос хищения в особо крупном размере «политическим делом».

Если дело и «политическое», то совсем в ином смысле, чем пытаются представить ценители «культурной деятельности» Серебренникова. Политическая составляющая «дела» состоит в том, что за бюджетные средства, да еще и за счет разграбления огромной их части, происходит разложение культуры – основы национального кода народа, государства. А суд тому, неадекватно мягким приговором, потакает!

Андрей Витальевич Сошенко, публицист, общественный деятель

Источник