Игры вокруг Сбербанка

Есть надежда, что деньги, вырученные от продажи Центробанком акций Сберегательного банка, не разворуют, а сбережения вкладчиков сохранятся

Как сообщалось, на заседании Правительства России было объявлено, что средства, полученные от продажи Центробанком акций Сбербанка, будут направлены на реализацию послания Президента.

Ситуацию прокомментировала в телефонном интервью «Русской народной линии» известный специалист в области информационных технологий, заведующая кафедрой информатики Российского экономического университета им. Г.В.Плеханова, доктор экономических наук, кандидат физико-математических наук Ольга Викторовна Китова:

В последние дни граждан России волнует известие о возможной продаже Правительству Российской Федерации 50% акций Сбербанка + 1 акция, принадлежащих Банку России. Продажа планируется по рыночной стоимости за 2,7 триллиона рублей, деньги хотят взять из Фонда национального благосостояния России – государственного резервного фонда, который является частью механизма пенсионного обеспечения граждан РФ на длительную перспективу. Минфин потратит треть денег Фонда на покупку Сбербанка.

Возникает три вопроса: зачем Правительство покупает, а Центробанк продает прибыльный актив, почему сделка реализуется по рыночной стоимости и почему Правительство берет деньги именно из Фонда национального благосостояния?

На первый вопрос ответ более или менее понятен: у ЦБ и Сбербанка существует конфликт интересов. Центральный банк является регулятором банковской системы и обязал все банки присоединиться к своей системе быстрых платежей, а у Сбербанка давно есть собственная система, и они конкурируют. К тому же Центробанк по закону обязан большую часть прибыли, полученной от владения Сбербанком, возвращать в государственный бюджет. Правительство же хочет купить прибыльный актив, который принес прибыль в 870 млрд руб. за 2019 год и является одним из лучших банков мира с точки зрения развития и применения цифровых технологий.

На второй вопрос ответ тоже понятен. Оставшаяся часть акций Сбербанка торгуется на свободном рынке. Если продать одну часть акций по льготной цене, например, за 1 рубль, это может обрушить стоимость компании.

Ответ на третий вопрос заключается в том, что у Правительства РФ больше денег взять неоткуда: в бюджете они не заложены. А в Фонде национального благосостояния есть необходимые средства, сейчас они вложены в финансовые инструменты с низкими рисками и низкой доходностью. Акции Сбербанка – это инструмент с низкими рисками и более высокой доходностью. Так что никто от этой сделки не пострадает. К тому же Центральный банк обязан вернуть большую часть прибыли от продажи акций в бюджет РФ. Таким образом, и Фонд национального благосостояния выиграет, и в российский бюджет поступит часть средств от этой сделки на реализацию национальных проектов и не только. Какая именно часть прибыли поступит – неизвестно, потому что Центробанк может потратить эти деньги на санацию плохих банков, на докапитализацию Агентства по страхованию вкладов и на другие цели.

У наших граждан возникают опасения, что после покупки контрольного пакета акций Сбербанка Правительство может начать его приватизацию. Это возможно, но нецелесообразно, поскольку Сбербанк приносит хорошую прибыль, за три года сделка полностью окупиться, и Правительство будет получать дополнительные деньги на различные государственные нужды. Правительство подотчетно Президенту, и в результате изменения Конституции оно будет в большей степени, чем сейчас, подотчетно Федеральному Собранию. Это значит, что без ведома Президента и Федерального Собрания Сбербанк нельзя будет приватизировать. Сейчас Центробанк в меньшей степени, чем Правительство, подотчетен Президенту и Федеральному Собранию, он должен выполнять директивы МВФ и может продать акции Сбербанка кому угодно.

Поэтому переход от Центрального банка в Правительство такого актива, как Сбербанк, можно только приветствовать. Простые вкладчики никак не пострадают от его перехода к Правительству. Надежность Сбербанка как системообразующего финансового института от этого только укрепится, что очень важно в наше сложное время.

Источник