Аномалии природы: Ближайшие пять лет будут критическими для климата

Страшная жара превратит север страны в пустыню, а ливни на юге затопят города

Нынешняя теплая зима — предвестник рекордно жаркой пятилетки на Земле. «Стартует» она в нынешнем году и продлится минимум до 2024 года. В этом уверены специалисты Британской метеорологической службы.

Согласно обнародованным ими в минувший четверг выводам, которые сделаны на основе многолетних наблюдений, средние температуры (в разных странах) за эти пять лет будут выше, чем в доиндустриальный период человечества. Потепление затронет, в первую очередь, северные районы Европы, Азии и Северной Америки, а также Северную Атлантику.

«Если исключить вероятность масштабной вулканической активности, то наши исследования доказывают, что человечество стремительно приближается к точке перехода глобальных температур за контрольную отметку, — констатирует Адам Шейф, ответственный за долгосрочные прогнозы в Британской метеослужбе.

Что такое в представлениях британцев «рекордная жара», они в своем докладе не уточняют. Называют лишь примерные цифры. Так, в среднем по планете, согласно их прогнозу, температура вырастет на 1,15−1,46 градуса по Цельсию. А каждый «дополнительный» градус жары летом, известно, повышает число умерших людей на 5%.

Синоптики с Туманного Альбиона не первые, кто предупреждает о стремительно наступающем глобальном потеплении. Об этом ещё в 2018 году говорили ученые из разных государств, включая Россию, советуя «готовиться к экстремальным погодным явлениям». В частности, к аномально теплой погоде зимой (что мы нынче у себя в стране и наблюдаем) и, наоборот, к холодному лету. Где-то оно может быть с многодневными проливными дождям, а где-то — с засухами.

Местами все это уже случалось, разве что «местного масштаба». Вспомним наш Крымск в 2012 году. Наводнение, вызванное там ливнями, которые продолжались семь дней практически непрерывно и вызвали катастрофический паводок на реке Аргум, стало настоящим стихийным бедствием. Погибло тогда более 170 человек, более трехсот тысяч пострадали. А до этого была страшная летняя жара 2010 года, стоявшая больше месяца почти на всей территории РФ и выжигавшая поля, сушившая реки. Москва была окутана смогом, наблюдался всплеск легочных заболеваний, из-за чего потом люди умирали.

В 2018-м в нескольких регионах Северного полушария случились тропические циклоны и ураганы, превысив среднестатистический показатель предыдущих «аномальных» периодов” с 53 до 70 случаев.

Но вот с минувшим годом климатологи, как и синоптики, явно не угадали, загодя объявив его «самым жарким в истории человечества». По прогнозам, которые давали, например, специалисты Калифорнийского университета США в январе 2019-го, должен был произойти «температурный скачок на Земле из-за резкого повышения температуры поверхностного слоя воды на востоке Тихого океана (так называемого феномена Эль-Ниньо). Прошло двенадцать месяцев и что же?

В России, большая часть территории которой расположена точно не в Южном полушарии, абсолютный температурный максимум был превышен только один раз — 18 декабря и лишь в столице, где воздух прогрелся до плюс 5,4 градуса (по сравнению с предыдущим рекордом 1886 г. — плюс 0,1). Если же в целом по декабрю, то в Москве самый теплый день был в 2008 году — плюс 9,6 градуса. В январе — в 2007-м (плюс 8,6). В феврале — в далеком уже 1989-м году (плюс 8,3). Примерно такая же картина и в других городах Русской равнины, а также в Петербурге и Ленинградской области.

Теплые зимы в ХХ веке случались не раз. В частности, в 1960-х годах. В сезоне 1961/1962 снежный покров установился в Москве, например, только 8 января. И тогда много разговоров было о том, что человек с его промышленной революцией «портит климат». Что реки разверзнутся, грядет всемирный потоп, и тому подобные страшилки. Почти как сейчас! С той только разницей, что 60 лет назад деятельность человека не считалась причиной всех климатических катаклизмов. Рассматривалась как одна из множества возможных. Не то, что теперь, когда о ней кричат даже дети. Вспомним 17-летнюю шведку Грету Тунберг, призывающую вслед за теми же британскими климатологами резко сократить выбросы парниковых газов и тем спасти Землю.

«Утверждать, что человеческая деятельность решительно влияет на климат, оснований нет, — считает Дмитрий Михеев, физик, не один год работавший старшим научным сотрудником Гудзоновского института (США). — Когда говорят, что температура повысилась на один градус, и что это все началось с промышленной революции, мне смешно. Когда 300 лет назад эта самая революция началась, никто не имел представления о том, какая температура во всем мире. Её измеряли более-менее регулярно лишь в некоторых городах, в основном европейских. Поэтому говорить о глобальном потеплении, как минимум, не умно. О локальном, в отдельных регионах Земли, да, возможно. И то с оговорками. Слишком много факторов влияет на тот сложный процесс, который мы называем климатом».

Так что же, «страшная жара 2020−2024» не более чем предположение отдельно взятой научной группы? Очередная страшилка «в пользу Тунберг»? На эти и некоторые другие вопросы, связанные с меняющимся буквально на наших глазах климатом ответил «СП» Юрий Наговицын, доктор физико-математических наук, заведующий отделом физики Солнца Главной (Пулковской) астрономической лаборатории.

 — С тем, что температура воздуха на Земле растет, я согласен. Это факт неоспоримый. Как и медленно, но верно наступающее глобальное потепление.

«СП»: — Во время предыдущей нашей беседы вы говорили об обратном — что грядет не потепление, а Малый ледниковый период…

— Нет, я высказывал тогда предположение о возможном похолодании к концу нынешнего столетия, никак не раньше. Предыдущий Малый ледниковый был 400 лет назад. Вероятность его повторения в ближайшие годы ничтожна.

«СП»: — Много говорят о всё возрастающем парниковом эффекте, который создает в атмосфере нечто вроде одеяла. Она пропускает солнечную радиацию на Землю, попутно отражая её и, что называется, второй волной отправляя опять же на нашу планету. Отсюда, мол, и двойной «парник».

— Поскольку Солнце движется не по кругу, а по эллипсу, то его расстояние до Земли в ходе движения меняется. К тому же у Солнца бывают периоды пассивности и активности. Стало быть, меняются и циклы выброса радиации. Так что и тут поборники теории «человеческого фактора» не совсем, мягко говоря, правы.

«СП»: — А какую роль в изменении климата играют моря и океаны?

— В океанах углекислого газа, выбросами которого нас так пугают, 99%. И только 1% на поверхности Земле. Именно прогревание океанов обеспечивает дальнейший рост парникового эффекта, а не заводские трубы. Одним из факторов потепления является солнечная активность (подчеркиваю: одним из нескольких одинаково важных факторов!). Что касается океанов, то даже незначительный их прогрев дает большой выброс углекислого газа в атмосферу, благодаря чему, собственно, и теплеет.

«СП»: — Получается, у вас, астрономов, разные с климатологами точки зрения на природу происходящих на Земле процессов? Вы не обмениваетесь с ними мнением, чтобы прийти, наконец, к единому знаменателю?

— Как и мои коллеги по Пулковской обсерватории, я регулярно выступаю на научных конференциях, в том числе, на тех, которые проводят климатологи. Среди них «правоверные», как я их называю — те, кто выступает за техногенную причину глобального потепления, и еретики — как я. Со вторыми находим общий язык, сотрудничаем.

К первым отношу, в том числе, специалистов Британской метеослужбы. Единственное, в чем, считаю, они правы, так это в том, что ближайшие пять лет будут критическими для климата на Земле. Куда он «повернет» неизвестно. Предугадать невозможно. Единственное, что нам остается — это надеется и ждать.

«СП»: — То есть, могут случиться такие катаклизмы, что человечество окажется на грани выживания в резко меняющихся условиях?

— Всё может быть. Повлиять на происходящие процессы мы не можем. Они никак не связаны с деятельностью людей.

«СП»: — Вообще ничего существенного предпринять не можем?

— Можно начать производить трехкомнатные холодильники. Шутка. В которой немалая доля серьезности: спасение от жары — в прохладе.

«СП»: — К лету-2020, которое, как обещают те же британцы, будет аномально жарким, можем не успеть…

— Паниковать не надо. Мне всегда забавно слышать прогнозы синоптиков, особенно долгосрочные, больше чем на месяц. Они априори не могут быть точными. Особенно в условиях меняющегося климата. Что касается ближайшего лета, то для меня совершенно очевидно, что оно будет теплее даже нынешней теплой зимы. Потому что — лето.

Источник