Жестокость и непристойность – наши новые ценности, а семья – место повышенной опасности?

Эксперты бьют тревогу относительно законодательных инициатив, основанных на чуждых нации ценностных основаниях

19 ноября в Синодальном Отделе по взаимодействию с Вооружёнными Силами и правоохранительными органами состоялось очередное заседание Общественно-политического клубасообщает пресс-служба движения «Семья, любовь, Отечество».

Перед собравшимися выступили руководитель экспертно-аналитического центра «VERITAS» Рябиченко Людмила Аркадьевна; доктор политических наук, полковник запаса, действительный член Академии геополитических проблем Павленко Владимир Борисович; Минералова Ирина Георгиевна, д.филол.н., профессор Московского государственного педагогического университета; Семенюк Александр Григорьевич, киновед, член жюри кинофорума «Золотой Витязь» и кинофестиваля «Меридиан надежды»; вели заседание председатель движения  «Семья, любовь, Отечество» Л.А. Рябиченко и сопредседатель движения «Народный собор» О.Ю. Кассин.

Вниманию слушателей были представлены доклады: Л.А. Рябиченко «Война смыслов на поле семьи и культуры»; В.Б. Павленко «Геополитическая система: история и современность, теория и практика»; И.Г. Минералова «Можно ли вырастить граждан Отечества без внимания к русской культуре и словесности?»; А.Г. Семенюк «Трансформации кодов историко-культурных идентичностей как следствие манипулятивного воздействия современного кинематографа на общественное сознание российской аудитории».

Будоражащие общество законопроекты о домашнем насилии и отмене возрастной маркировки для информации, способной нанести вред духовно-нравственному развитию детей, по мнению экспертов, имеют одну природу и единую точку роста.

Проект закона о домашнем насилии является модельным, принятие его как обязательный шаг предписывается национальным государствам в ответ на преференции или присоединение к геополитическому сообществу, как например, на право вступления в ПАСЕ.

Он служит слепком ключевых позиций Стамбульской конвенции, которая основана на таких принципах, как  «определение гендерной принадлежности как социально сконструированной категории», «политика, направленная на изменение поведения, ролей и стереотипов», «недопустимость ссылок на культуру, традиции, религию и т.н. «соображения чести».

Второй составляющей Стамбульской конвенции является также модельный закон о «гендерном равенстве», служащий «входным билетом» для национальных государств при их вступлении в Евросоюз.

Борьба с «домашним насилием» – лозунг, позволяющий взять под строгий директивный контроль семью и всё происходящее в ней. Надуманные, искусственно созданные понятия «психологическое» и «экономическое» насилие, и более-менее привычные и понятные слова «физическое» и «сексуальное», переводят всю полноту отношений в семье лишь в разнообразные виды насилия, а саму семью делают его средоточием, зоной повышенной опасности.

Согласно позициям законопроекта «Об основах системы профилактики домашнего насилия в Российской Федерации», разрабатываемого рабочей группой в Совете Федерации, категория «близкие люди» становится маркером потенциального преступника, уничтожая само понятие основополагающего принципа российского права о презумпции невиновности. Подмена понятий замещает истинные смыслы и искажает саму природу семьи.

Такой же механизм реализуется в т.н. «законопроекте Ямпольской» – парном законопроекте, включающем в себя № 717228-7 «О внесении изменений в статью 30 Закона Российской Федерации «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием законодательных механизмов, регулирующих доступ детей к культурным ценностям и культурным благам» (№ 717204-7 «О внесении изменений в статью 6.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

Авторы законопроектов требуют закрепить в «Основах законодательства РФ о культуре» общую правовую норму о «недопустимости запрета или ограничения доступа (в том числе детей) к культурным ценностям и культурным благам», а также вывести «культурные ценности и культурные блага  из понятия «информационная продукция», и, следовательно, из-под действия закона о защите детей от информации, наносящей вред духовно-нравственному развитию (показ жестокости и непристойности).

Рассмотрев эти требования сквозь призму законодательства, можно сделать вывод, что если «культурные блага – это условия и услуги, предоставляемые организациями, другими юридическими и физическими лицами для удовлетворения гражданами своих культурных потребностей», то выведение этих «условий и услуг» из-под контроля государства и определяет смысловые доминанты закона

В переводе на язык традиционных понятий «культурные блага для детей – это показ им жестокости и непристойности (отмена действия п.3 ст.5 ФЗ №436), а смысл основного  требования авторов законопроекта – закрепить в «Основах законодательства РФ о культуре» общую правовую норму о недопустимости запрета или ограничения доступа (в том числе детей) к показу жестокости и непотребства

Это лишает родителей права на определение линии воспитания собственного ребёнка, мешает им правильно ориентироваться в избыточной информационной среде.

В результате подмены смыслов в общественном сознании произойдут кардинальные перемены: жестокости и непристойности будет придано значение культурных благ, из культуры будут выхолощены ценностные основания, произойдёт насильственное погружение детей (общества) в антиценностный контекст, а культура постепенно будет приобретать статус  квази-сакральности.

Видеоматериалы выступлений будут представлены общественности позднее.

Источник