Нагнетание: преемники Путина обменялись первыми ударами

Нашлось место и расстрелам в армии, и концертам Галкина

Как я уже подробно рассказывал около месяца назад, в конце сентября официально стартовали «смотрины» кандидатов на президентских выборах 2024 года. Очень задолго, конечно, но такова специфика нынешней российской власти – подготовка к думским выборам 2021 года уже началась, а они должны стать лишь промежуточным этапом в передаче (трансфере) власти в 2024 году. Этот процесс многие публицисты почему-то называют трансфертом, хотя под таковым обычно имеется в виду финансовое вложение.

Выдвинуты два кандидата – Сергей Чемезов и Сергей Шойгу. Для каждого подобрана некая идеологическая позиция (первый «либерал», второй «силовик») по аналогии с Дмитрием Медведевым и Сергеем Ивановым 2007 года, хотя в данном случае они достаточно натянуты (ну какой из Шойгу борец с либералами?). В рамках этого были даны интервью (которые принято называть «программными») – большое интервью Чемезова опубликовал 16 сентября РБК, Шойгу – 22 сентября «МК». И понеслась!

25 октября в воинской части в Забайкальской области призывник Рамиль Шамсутдинов расстрелял своих сослуживцев, убив восемь и ранив двух человек. Это событие вызвало огромный резонанс, активно обсуждалось в СМИ не менее двух недель, а в некоторых – и до сих пор, причем с очень нехорошими для министра обороны выводами, а именно – что в армии, которую он и может предъявить обществу накануне выборов как главное свое достижение, царит лютая дедовщина, чуть ли не вплоть до изнасилований солдат.

Это очень мощный удар по Шойгу уже на самом старте его президентской кампании. Дедовщина – это то, что в обществе принимают близко к сердцу все (и пенсионеры, и молодые мамы, и студенты), потому что одним служба предстоит непосредственно, а у других будут служить дети, внуки, племянники, дети знакомых…

Стоит заметить, что подобных трагических событий в армии, увы, надо было ожидать. Если при поминаемом ныне «бывалыми вояками» исключительно в негативном ключе Анатолии Сердюкове по западному образцу основной единицей стал батальон и началась работа по повышению роли сержантского состава, то при Шойгу вновь вернулись к привычной «штамповке» новых и новых дивизий, и даже целых армий, в том числе танковых. При ставке на масштабность процесса, на учения с сотнями танков и самолетов, с десятками тысяч военных, неизбежно падает внимание к конкретным людям.

Опять-таки, это сигнал в духе «Шойгу подвел президента». Своеобразным ответом на это стало показательное разоблачение 25 октября через популярные Telegram-каналы и СМИ истории с уже анонсированной «Ростехом» поставкой 40 лайнеров Sukhoi Superjet 100 авиакомпании Norwegian Air. Снова с упором на «он подвел президента».

Например, выразительная цитата из популярного (и, как утверждают, очень дорогого в плане размещения в нем, это шестизначные цифры в рублях) Telegram-канала «Футляр от виолончели»: «После сообщений о продаже за год всего одного самолета Sukhoi Superjet 100 глава госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов немедленно оплатил PR-кампанию о покупке Norwegian Air сорока отечественных лайнеров. Доложенная президенту РФ новость оказалась враньем Чемезова, норвежский лоукостер ничего не заказывал».

В общем, кандидаты в преемники обменялись ударами, хотя, на мой взгляд, удар по рейтингу Шойгу в общественном мнении оказался и куда мощнее, и длительней.

После этого вроде бы наступило относительное затишье. Однако, судя по всему, ситуация продолжает развиваться и даже перешла в новую фазу – началась публичная критика официозной пропаганды, которая очевидно санкционирована «сверху».

«У нас с точки зрения телевидения советские времена вернулись. В худшем смысле слова, потому что нам не дают времени обмозговать. Разжевывают сразу, говорят – это враги, это нет, вы туда, вы – сюда. Мы сидим, боимся, что нам дадут коленом в челюсть», – это из концерта Максима Галкина в Новосибирске. Концерт прошел 2 октября, но в раскрутку в массмедиа его видеозапись мощно пошла лишь 10 ноября.

В чей адрес этот выпад? Несложно понять. Вот, например, Чемезов говорит в упомянутом интервью РБК: «Закрыть полностью от всего мира страну технически невозможно». Фраза вроде об одном, но вынесена в заголовок интервью именно как синоним «открытости» этого кандидата в президенты. А вот интервью Шойгу «МК»: «Смысл происходящего, с моей точки зрения, состоит в следующем: на Западе уже давно созданы лекала и алгоритмы свержения любой неудобной для них законной власти в любой стране. Конечно, все это делается под лозунгом продвижения демократии». 

Как думаете, против кого из этих двух деятелей направлена реплика Галкина о том, что нам внушают, что «там враги», можно идти «туда или сюда», но не куда-то ещё?

Стоит отметить, что Галкин – не какой-то там отмороженный маргинал или, например, оппозиционер-идеалист вроде Игоря Талькова-младшего. Во-первых, он супруг «царицы» нашей эстрады, монопольно правящей российской сценой Аллы Пугачевой, во-вторых, и сам допущен и на федеральные телеэкраны, и на концерты и корпоративы… Уж если он решил поднять такую острую тему, то видимо, «сверху» подают сигналы – это можно.

Скорее всего, дальше мы увидим немало интересного, разумеется, без прямого «клинча» двух преемников. Пока что всё выдержано в привычном «византийском» формате.

Владислав Мальцев

Источник