Анатолий Степанов:Транзит власти и выборы в Госдуму

Выдержит ли нынешняя политическая система самое главное испытание?

Согласно разнообразным информационным «утечкам» из недр Администрации Президента, там идёт интенсивная дискуссия по поводу так называемого «транзита власти». Как известно, таким хитроумным способом обозначают проблему окончания в 2024 году президентских полномочий Владимира Путина, поскольку, согласно действующей конституции он не может дальше занимать пост Главы государства. Эта проблема всерьёз беспокоит не только политическую элиту, но и политически активную часть российского общества.

Как можно понять, на сегодняшний момент в верхах всерьёз обсуждаются три модели решения этого самого «транзита власти». Первую модель условно можно назвать «Крымский консенсус-2». Речь идёт об объединении России и Белоруссии, которое, если произойдёт, несомненно, вызовет прилив позитивных эмоций у граждан России, не меньший, чем «возвращение Крыма в родную гавань». На волне этих эмоций, новой общественной консолидации, нового «крымского консенсуса» возможно сохранение Владимира Путина у власти, поскольку речь будет идти о президенте нового государства.

Однако, понимают это, судя по всему, и наши западные «партнёры». Мы видим, что в последнее время в Белоруссию зачастили высокопоставленные западные эмиссары. Президента Белоруссии стали приглашать на разного рода международные форумы. Ему предлагают реализовать в республике модель «моста между Россией и Европой», что предполагает сохранение Беларуси как самостоятельного государства. Понятно, что Александр Лукашенко перестал быть персоной нон-грата для западных элит не в силу каких-то чудесных обстоятельств, а с расчётом на то, чтобы разжечь в нём президентские амбиции, чтобы он отказался от проекта создания единого государства, о чём, судя по всему, есть какие-то предварительные договорённости.

Усилия Запада не беспочвенны. Они основаны на том, что большая часть белорусской элиты без восторга относится к перспективам слияния России и Белоруссии. Они понимают, что у них, с их местечковым мышлением, мало перспектив войти в состав политической элиты единого государства, и активно этому сопротивляются.

Однако слабыми местами этой модели являются не только сопротивление Запада и белорусской элиты, но довольно неуклюжие, топорные действия той части нашей элиты, которая ориентирована на этот проект, а это, прежде всего, представители так называемого силового блока. Пока успехов на этом направлении не видно, провал миссии Дмитрия Бабича – тому наглядное подтверждение. Буквально в последние дни из Белоруссии были выдавлены остатки его команды.

Вторую модель «транзита власти» предлагает, как можно понять, Герман Греф, и она связана с так называемой цифровизацией экономики, а на самом деле, с оцифровкой всего и вся. Условно эту модель можно назвать – «превращение государства в платформу». Очевидно, что главным условием реализации этой модели является минимизация государственных функций. В таких условиях главой государства может быть и слабый лидер типа Дмитрия Медведева. Видимо, на это и ориентирован проект Грефа.

Однако, тут много вопросов, прежде всего к безопасности. Как выглядит цифровизация на примере «Сбербанка», мы видим. Хотя даже в СБ цифровизация сталкивается с серьёзными сложностями, – постоянно происходит утечка секретных данных о клиентах банка, что способствует росту недоверия к проектам Грефа.

Но абсолютно непонятно, как будет выглядеть в реальности «государство как платформа»? Каким образом будут реализованы такие фундаментальные функции государства, как обороноспособность, сфера безопасности, образование, здравоохранение и так далее? Впрочем, говорят, что есть и тайная сторона у проекта Грефа, предполагающая, в соответствии со стратегией мондиализма, ликвидацию национальных государств и передачу этих функций наднациональным структурам, по сути, мировому правительству.

Впрочем, мы помним, чем завершилась попытка реализации большевистской утопии отменить государство в 1920-е годы. Невероятным усилением государства в 1930-е годы государство проникло во все поры жизни общества. Сегодня, конечно, ситуация иная, сегодня народ соблазняют комфортом, это куда более тонкий соблазн. Сегодня рисуют не коммунистическую, а либеральную «землю обетованную», но пути одинаковые – полный контроль над человеком и обществом, отказ от традиционной нравственности, основанной на традиционной религиозности… Однако, есть надежда, что и либеральную утопию ждёт судьба коммунистической.

Третью модель озвучил недавно сам Президент страны Владимир Путин на встрече с представителями медицинской отрасли. Эту модель можно условно назвать «Государство как корпорация». За образец Президент предложил взять Росатом. В этом смысле теперь становится понятен выбор Сергея Кириенко на роль главного идеолога государства – заместителя главы Администрации Президента. Видимо, Кириенко и должен разработать и реализовать эту глобальную модель. Впрочем, детали этой модели пока тоже непонятны. Одно дело, Росатом, как замкнутая и успешная корпорация, какой она стала под руководством Сергея Кириенко, и другое дело, государство как корпорация или как система корпораций, применительно ко всему спектру государственных функций.

Как бы там ни было, пока определённости в этом вопросе нет, пока мы слышим, что ведутся дискуссии, и какой сценарий предпочтёт Верховная власть, пока непонятно.

Однако при любом сценарии развития очевидно одно – в политической повестке дня ключевое значение имеют грядущие в 2021 году выборы в Государственную Думу России. Поскольку именно они должны гарантировать стабильность развития страны, что является базовой гарантией реализации любого сценария транзита власти. Понятно – если выборы станут провальными для власти, то никакой из сценариев транзита власти не будет реализован безболезненно. Тогда нас могут ждать совершенно иные сценарии.

А вот с успешным для власти проведением выборов в Государственную Думу как раз возникают огромные сложности. Особенно явственно это проявилось на последних выборах, особенно в Московскую городскую думу, где кандидаты от правящей партии «Единая Россия» даже скрывали свою принадлежность к партии, о чём мне доводилось писать.  

Судя по всему, это прекрасно понимают в Администрации Президента, поскольку при дальнейшем инертном развитии политической ситуации в 2021 году будет провал не только в Москве, но и во всех мегаполисах, где коммунисты и несистемная либеральная оппозиция могут получить значительный перевес.

Как же пытаются решить эту проблему в Администрации Президента? Судя по дискуссиям и информационным «утечкам», речь сейчас идёт о двух проектах решения проблемы. Оптимисты (среди них, прежде всего, руководители правящей партии) считают, что возможен новый ребрендинг «Единой России». Напомню, что в 2011 году прошли самые скандальные за последнее время выборы в Государственную Думу, когда, благодаря активным и умелым действиям несистемной оппозиции и бездарным действиям правящей партии и представителей Администрации Президента, был вброшен в общество бренд «партия жуликов и воров». Тогда ЕР осталась у власти только благодаря пресловутому «административному ресурсу», т.е. неприкрытому подкупу и запугиванию электората, а также откровенным подтасовкам итогов голосования, что привело к массовым акциям протеста.

В 2016 году на новых выборах Администрации Президента удалось совершить ребрендинг «Единой России», сократив число партийных функционеров и включив в партийные списки на выборах популярных медийных персон и активных гражданских активистов. Результат превзошёл ожидания. По-видимому, оптимисты пытаются доказать, что ЕР еще не исчерпала свой потенциал, что правящую партию рано хоронить, что можно во второй раз запудрить мозги электорату и совершить такой же кульбит на выборах 2021 года.

Однако, ситуация в обществе сильно изменилась и то, что было возможно реализовать в 2016 году, может оказаться невозможным в 2021 году. Как говорится, «в одну и ту же реку нельзя вступить дважды». Это не только закон диалектики, но и закон политики. И несмотря на все старания политтехнологов партию, которая поддержала пенсионную реформу, негативные последствия которой уже ощущаются в обществе, оживить будет весьма затруднительно. Некоторые уповают на испытанный в 90-е и 00-е годы административный ресурс, при помощи которого на прошедших в сентябре выборах в ряде регионов удалось провести нужных кандидатов. Но нужны ли Верховной власти в преддверии её транзита неизбежные скандалы и нестабильность в обществе?

Поэтому сегодня активно прорабатывается вторая модель, которую, по слухам, поддерживает Сергей Кириенко. Она предполагает изменение избирательного законодательства, чтобы была сделана ставка на одномандатников из числа лояльных власти гражданских активистов. Порой говорят даже о создании новой партии из числа одномандатников. Впрочем, этот сценарий предполагает закрытие проекта «Единая Россия», поскольку «Боливар не вынесет две правящие партии».

Как говорят, сейчас в Администрации Президента уже начат некий конкурс на формирование списка одномандатников, чтобы в Государственной Думе оказались лица лояльные власти, а не представители несистемной оппозиции. Однако, этот сценарий весьма непросто реализовать, поскольку речь идёт о договоренности со слишком большим количеством людей, некоторые из них могут забрать назад свои обещания, посчитать свои обязательства ненужными, и не факт, что все, прошедшие в Государственную Думу при поддержке Администрации депутаты, окажутся лояльными власти.

Поэтому в дополнение к этой модели обсуждается идея создания предвыборных блоков. Это даёт шансы поучаствовать в выборах маленьким партиям, которых у нас несколько десятков, и общественным организациям. Видимо, они и пытаются соблазнить «Единую Россию» этим планом, – мол, объединившись с какой-нибудь «партией добрых людей», ЕР проходит в Думу под флагами такой партии. Впрочем, этот незамысловатый трюк может быть весьма успешно разоблачён политическими конкурентами.

В связи с кризисной ситуацией в правящей партии в патриотической экспертной среде сейчас активно обсуждается модель создания нового патриотического проекта, своего рода «Родина-2», которым хотят заинтересовать Администрацию Президента. Всем памятно успешное участие в выборах в 2003 году партии «Родина», когда без особых, надо сказать, усилий, за достаточно короткий срок патриотическая партия набрала политический вес и сумела очень мощно выступить на выборах в Государственную Думу.

Действительно, проект создания патриотической партии, которая бы смогла собрать голоса патриотически настроенного электората, нельзя сбрасывать со счетов. Но здесь, конечно, нужны серьезные усилия политтехнологического характера. Надо вспомнить, что в 2003 году проект «Родина» курировался лично заместителем главы Администрации Владиславом Сурковым. И он был, с точки зрения политической технологии, идеально исполнен. Тогда были объединены представители трех изводов современного патриотического движения. Условно говоря, это русские националисты, которых олицетворял Дмитрий Рогозин, левые патриоты, которых олицетворял Сергей Глазьев, и православные патриоты, которых олицетворял Сергей Бабурин. Именно благодаря такой точной политической конструкции проект и оказался успешным.

А самое главное – благодарю курированию Администрации Президента, которая снимала все противоречия. Можно предположить, что самим Рогозину, Глазьеву и Бабурину ни за что не удалось бы объединиться.

Удастся ли в нынешних условиях реализовать проект «Родина-2» – большой вопрос. Всё зависит от того, кто займётся вопросами политической организации и насколько удастся организовать на сегодняшний день разрозненное и дезорганизованное патриотическое сообщество. Хотя усилия в этом направлении и ведутся.

А может быть, пора ставить вопрос о полной ликвидации партийной системы? Не пора ли нам окончательно порвать с западным наследством в политической системе России. Ведь в истории России практически никогда не было партий. Как известно, партии были разрешены после Манифеста 17 октября 1905 года, который, как считали современники, был вырван у Царя революцией. До этого существовали только нелегальные партии социал-демократов и эсеров. В 1918 году большевики окончательно ликвидировали другие партии и превратили свою партию, фактически, в часть госаппарата.

С конца 80-х – начала 90-х годов мы наблюдали просто вакханалию «партийного строительства». Только правящих партий у нас было четыре – «Выбор России», «Наш дом Россия», потом некий симбиоз «Единства», «Отечества» и «Всей России», наконец – «Единая Россия». Впрочем, приговор партийной системе произнёс классик политического афоризма покойный премьер-министр Виктор Черномырдин, сказавший: «Сколько партий ни строй, всё равно получается КПСС». То есть получается не партия, а часть государственного аппарата.

Так, может, хватит нам экспериментировать с партстроительством? Может, стоит обратиться к наследию русских политических мыслителей, которые дружно выступали против партий, которые отражают интересы только части населения и, более того, пытаются навязать эти интересы всему обществу, выдав их за общенациональные.

Ярче и определённее всех о партиях высказался И.А. Ильин в двух своих небольших статьях в итоговом политическом сборнике «Наша задача» «Что дает и что отнимает политическая партийность?». Вот лишь некоторые его мысли: «Партия есть союз людей, договорившихся друг с другом о том, каким путем и способом ей лучше всего захватить государственную власть в свои руки. Этот вопрос одни партии решают легально и лояльно, другие противозаконно и насильственно. Но посягание на полноту власти – присуще всем партиям…»; «Партийность даёт народу возможность обходиться без самостоятельно-мыслящих людей и «голосовать», не зная, не понимая и не думая»; «Партийность прямо гонит лучших людей из политики: такие люди не умеют и не хотят думать чужими мыслями, их повышенное чувство ответственности внушает им прямое отвращение к партийной болтовне и особенно к партийным инсинуациям». Ильин без обиняков называет партийность политической болезнью!

В целом негативно к идее партийности высказывались и другие классики русской политической мысли. Может быть, стоит обратиться к их наследию?

Анатолий Дмитриевич Степанов, гл. редактор «Русской народной линии», председатель «Русского Собрания»

Источник