Николай Бурляев: «Я против тоталитарной политической цензуры»

Но и предложение либералов, в том числе Бориса Гребенщикова, освободить искусство от каких-либо ограничений также не приемлю…

Известный музыкант, лидер группы «Аквариум» Борис Гребенщиков в интервью «Медузе» высказался о взаимоотношениях искусства и государства. По его мнению, на эту тему «лучше всех еще Иисус Христос сказал. В Священном Писании все про это есть. Как только искусство, Церковь или кто-то еще вступает в деловые отношения с государством, появляется противоречие».

Он убежден, что это «прямое противоречие Священному Писанию. Искусство должно быть независимым от государства. Впрочем, я никак не собираюсь обвинять людей за то, что они выступают, когда им платят деньги. Это их выбор. Если им важны деньги, окей, хорошо.   Ужас советского и «нового советского» искусства в том, что люди, творящие что-то по определению принадлежащее миллионам, делают это под началом людей, которые ни ухом ни рылом не понимают в искусстве, так как заняли командные позиции за счет того, что лижут задницу. Искусством командовать вообще нельзя».

«Искусство даже не из-под палки, а искусство, у которого есть рамки, уже не искусство, – уверен музыкант. – Поэтому вывод печальный: если государство хочет выжить, то его искусство должно быть без каких-либо ограничений. Как только появляется власть, ограничивающая искусство, все, эта власть подписывает самой себе смертный приговор. Поэтому я очень желаю современным властям всех стран мира, включая Россию, все-таки иметь в виду, что нельзя перекрывать самим себе кислород». 

Отметим, Гребенщиков, имеющий высшее математическое образование, считается в либеральной среде интеллектуалом и в некотором роде даже идеологом. Его мнение до сих пор значимо для многих людей, в том числе для молодежи.

Лидер группы «Аквариум» выступает протии цензуры, а вот, как относился к цензуре, например, А.С.Пушкин:

«Я убежден в необходимости цензуры в образованном нравственно и христианском обществе, под какими бы законами и правлением оно бы ни находилось».

«Нравственность (как и религия) должна быть уважаема писателем. Безнравственные книги суть те, которые потрясают первые основания гражданского общества, те, которые проповедают разврат, рассеивают личную клевету, или кои целию имеют распаление чувственности приапическими изображениями… Разве речь и рукопись не подлежат закону? Всякое правительство в праве не позволять проповедовать на площадях, что кому в голову придёт, и может остановить раздачу рукописи… …Законы противу злоупотреблений книгопечатания не достигают цели закона: не предупреждают зла, редко его пресекая. Одна цензура может исполнить то и другое».

О необходимости общественного контроля размышляет в интервью «Русской народной линии» народный артист России, Заместитель Председателя Общественного совета при Министерстве культуры Российской Федерации, член Патриаршего совета по культуре и рабочей группы при Госсовете Российской Федерации, президент Международного Славянского форума «Золотой Витязь» Николай Петрович Бурляев:

Я знаком со Священным Писанием,но не могу припомнить где же там говориться «о взаимоотношениях искусства и государства».А заявление Гребенщикова о том, что«на эту тему «лучше всех еще Иисус Христос сказал. В Священном Писании все про это есть...» – голословно и не подкреплено фактической цитатой Спасителя, никогда не говорившего «о взаимоотношениях искусства и государства».Так чтомнение Гребенщикова о взаимоотношениях государства и искусства – это личное мнение, которое, к сожалению, поддерживается анонимными авторами концепции проекта Закона о культуре, вышедшей из недр Администрации Президента. Красной нитью в предложенной концепции Закона о культуре акцентируется одна основная мысль: государство ни коем образомне должно вмешиваться в культурный процесс. По их мнению, каждый автор и художник имеет право на собственную интерпретацию истории и всех сфер бытия.

Напомню, что закон Ельцина (от 1992 года) о культуре открыл эру вседозволенности в искусстве, при котором государство покорно выдает миллиарды рублей на патологию и пошлость, так называемого, «современного искусства» . Правительство в указаниях чиновникам подчеркивает: Ни в коем случае не трогайте художников – пусть они творят, что хотят!

Правящиемладореформаторы пугаютчиновников и народ страшным словом «цензура». Напомню, что censura (лат.) – «строгое суждение, взыскательная критика». Разве государство не должно иметь строгое суждение относительно процессов, формирующих грядущие поколения России? В какие руки мы передадим нашу страну с подобной политикой вседозволенности?

Признаюсь, я против тоталитарной политической цензуры, поскольку и я, и все мои дорогие коллеги и друзья прошли через жернова цензуры: Тарковский, Пастернак, Бондарчук, Шпаликов, Высоцкий и многие-многие другие. Из 70 фильмов, созданных мною, 20 фильмов пролежали на полке в общей сложности более 250 лет. Поэтому я не могу приветствовать торможение подлинного искусства, но поставить заслон на пути пошлости и вседозволенности – государство не только может, оно обязано это сделать, вводя институт общественного контроля.Еслилукавомуприщемить хвост, он,естественно, завизжит.Визга либералов не избежать, но когда идёт речь о будущем России, их воплиможно и потерпеть

Источник