Дымоход для немцев

В Германии партия “Альтернатива для Германии» – минувшей осенью вышло на второе место по популярности среди всего электората страны

В Германии на наших глазах происходит масштабнейшая перестройка политического каркаса государства. Традиционные партии, на которых выросло не одно поколение пос­левоенных немцев, начинают массово терять своего верного избирателя, а на сцене появляются новые объединения. Одно из таких – «Альтернатива для Германии» – минувшей осенью вышло на второе место по популярности среди всего электората страны. В феномене разбирался обозреватель «Совершенно секретно».

В феврале 2019 года «Альтернатива для Германии» (АдГ) отметит свое шестилетие. Для политической партии такого многомиллионного и мультипартийного государства, как ФРГ, это даже не детский возраст, а так – пара месяцев после выписки из роддома. Но за этот период «альтернативщики» сумели не просто попасть в бундестаг, но и потеснить политических «динозавров», в частности СДПГ, основанную 155 лет назад.
В Германии «Альтернативу» одни боготворят, а другие ненавидят. Первые говорят, что это, наконец, та сила, которая очистит страну от новой «чумы» в Европе – исламизации, которая в поколенческой перспективе грозит искоренить европеоидную расу. Вторые считают, что АдГ – это и есть предтеча фашизма, поскольку Гитлер, придя к власти, также сосредоточился на, казалось бы, важной и поддерживаемой всеми немцами теме – угрозе еврейского экономического диктата Германии. Чем это обернулось, все мы знаем, и где гарантия, что гонения на арабских мигрантов не станут первым шагом к созданию для них гетто и концлагерей?
Российскому читателю феномен партии интересен, на мой взгляд, прежде всего тем, что сторонниками этой организации становятся все больше российских немцев.
РУССКИЙ СЛЕД
Соперники усиленно ищут «руку Москвы» в АдГ с самого начала ее основания в 2013 году. Дело в том, что в первый состав правления была выбрана наша соотечественница, профессор факультета международных отношений Санкт-Петербургского госуниверситета Ирина Смирнова. Масла в огонь подкинул тот факт, что она, не являясь классическим российским немцем, вышла замуж за этнического немца, переехав из Петербурга в Бонн. В своих интервью Смирнова не раз говорила, что 4 млн человек в Германии, для которых русский – родной язык, это ее «целевая группа» для вовлечения в партийный проект. Чем вам не «спецоперация ГРУ»? Позже Смирнова вышла из партии, но осадочек, как говорится, остался.
Из России «русский след» виден хотя бы по предвыборному плакатному творчеству «Альтернативы». Например, на вас «смотрят» три женщины с бокалами вина на фоне надписи: «Burka? Ich steh mehr auf Burgunder» («Бурка? Я предпочитаю бургундское»). Burka в переводе с немецкого – это паранджа, но «бурка» кажется таким русским словом, известным каж­дому россиянину хотя бы по комедии «Кавказская пленница». А как вам баннер с надписью уже по-русски: «Незваный гость хуже татарина»? Когда плакат развесила одна из региональных ячеек «Альтернативы», то нашлись возмущенные бюргеры, которые обвинили политиков в ксенофобии (татар оскорб­ляют!). Пришлось объяснять, что это русская поговорка, но в итоге российские немцы осудили своих единомышленников за такую самодеятельность.
«Как такового «русского следа» в нашей партии не прослеживается, – рассказал «Совершенно секретно» глава движения российских немцев за АдГ Евгений Шмидт. – Нас, активных русскоязычных немцев, можно по пальцам рук пересчитать. Другое дело, что кандидаты по партийным спискам в Европарламент очень часто в своих речах упоминают, что партия стремится улучшить отношения с Россией. Мы на каждом мероприятии говорим, что ни безопасность, ни плодотворное экономическое благосостояние Германии без России невозможно. А стоит только какому-то политику съездить в Россию, так нас сразу выставляют «марионетками Кремля». Мы к этому привыкли и относимся спокойно. Партия выступает в первую очередь за интересы Германии, а ее интересы заключаются в том, чтобы выстраивать дружеские отношения со всеми соседями, без давления извне. Например, на недавнем съезде «Альтернативы» многие депутаты заявляли, что нам кровно необходимо восстановить подорванные правительством Меркель доверительные отношения с Москвой».
Всё же Шмидт признается, что партия ведет системную работу с российскими немцами. «На это выделяются ресурсы, и наше внимание окупается тем, что в местах компактного проживания российских немцев «Альтернатива для Германии» набирает, как правило, наибольшее количество голосов», – отмечает собеседник.
Евгений Шмидт родился в советском Казахстане в 1975 году, там же окончился школу. На родину своих предков выехал уже из России в конце 90-х годов прошлого века, и, оценивая прожитые годы в Германии, вынужден констатировать: «Российские немцы политикой толком не интересуется». Евгений Шмидт продолжает: «Если бы не миграционный кризис, то наш брат так бы и оставался аполитичным. Беспредел арабских беженцев всколыхнул российских немцев».
«ТОПОРНЫЙ ПРИЕМ»
Второе место «Альтернативы» на политическом олимпе Германии совершенно не случайно совпало с массовыми акциями протеста против агрессивного поведения мигрантов. Осень 2018 года стала для Германии знаковой в противостоянии с арабскими беженцами. Люди с Ближнего Востока обвиняются в убийстве, как минимум, четырех граждан Германии, а также серии изнасилований несовершеннолетних. Вот лишь хроника самых резонансных тяжких преступлений.
27 августа, город Хемниц. На Дне города уроженцы Сирии смертельно ранили ножом гражданина Германии, 35-летнего Даниэля Хиллига, также многочисленные ножевые ранения получили два российских немца.
9 сентября, город Кётен. Два беженца из Афганистана учинили драку с 22-лeтним гражданином Германии. Молодой человек по имени Маркус скончался.
3 ноября, город Хорб-ам-Неккар. По подозрению в убийстве 57-лeтнего бизнесмена-миллионера задержан сирийский беженец, которого местная пресса два года назад назвала «пpимepным беженцем».
17 ноября, город Bиттeнбуpг. Беженец из Афганистана перерезал горло 85-летнему немцу, приютившему его 5 лет назад.
8 октября в городе Фpaйбуpг, расположенном на границе со Швейцарией, 7 сирийских мигрантов всю ночь насиловали 18-лeтнюю студентку. Спустя неделю схожее преступление произошло в Mюнxeне, где 5 афганских беженцев изнасиловали
15-лeтнюю девочку. 20 октября в городе Кёнигс-Вустерхаузен также 15-летнего подростка изнасиловали двое арабских мигрантов. При этом полиция города пыталась скрыть преступление, чтобы не вызвать антимигрантские акции. Все эти протестные демонстрации организует неизменно АдГ. И подконтрольные официальному Берлину СМИ каждый раз пытаются всячески очернить образ демонстрантов, приписывая им чуть ли не пронацистские настроения. Почему так происходит?
«Это довольно-таки распространенный прием в Германии – очернить любую оппозиционную силу, огульно обвинив ее в неонацизме, и партия уже не сможет рассчитывать на широкую электоральную поддержку. Довольно топорный прием, – объясняет
Евгений Шмидт. – Наша партия ни в коей мере не является ни праворадикальной, ни нацистской. Более того, прием к нам – наиболее строгий среди всех остальных партий. Например, существует огромный список движений, членство в которых несовместимо с работой в нашей партии. Мы открыто выступаем именно за традиционные семейные ценности, за пат­риотическое воспитание. Никакой ксенофобии или расизма во взглядах нет, и в нашей партии, на то пошло, есть и евреи, и чернокожие».
Вопрос о беженцах – краеугольный камень политики АдГ. Партия считает, что канцлер Ангела Меркель, открыв границы для жителей Африки и Ближнего Востока, проводит «антинародную политику».
«Согласно Основному Закону ФРГ, любой политически преследуемый гражданин иностранного государства имеет право подать прошение на получение политического убежища в Германии. Подавляющее же большинство беженцев приехало в Германию не спасаясь от политических репрессий в своих странах. Они являются экономическими мигрантами, и законных оснований оставаться здесь у них нет, – продолжил Шмидт. – В результате мы получили серьезный дестабилизирующий фактор для всего германского общества. Кроме чисто криминального источника мы имеем неподъемную ношу для социальной системы».

Но вопрос все же скребет душу. Представим, что «Альтернатива» победила в стране и началась депортация этих миллионов беженцев, естественно, при полном нежелании последних куда-либо депортироваться. Не случится ли так, что для сопротивляющихся мигрантов сначала создадут гетто, затем концлагеря, а потом и страшно представить? Заведующий архивным отделом российского Научно-просветительного центра «Холокост» в Москве, историк Леонид Терушкин, полагает, что «параллели весьма натянуты».

«Когда Гитлер призывал бороться с евреями, был совершенно иной исторический период, – рассказывает «Совершенно секретно» историк. – Да, в Европе в те годы где-то существовал скрытый, а где-то вполне открытый антисемитизм, но евреи давно были «вписаны» в тогда существовавшее общество. Несмотря на свои традиции – у себя дома они говорили на идише, на улице и в общественных местах они говорили только по-немецки. Они сами себя называли «немцами Моисеева закона». И в Первую мировую войну германские солдаты еврейского происхождения сражались плечом к плечу с «истинными арийцами». Гитлеру пришлось постараться, чтобы заразить антисемитизмом германское общество, сделать евреев крайними. Мусульман, рванувших сейчас в Германию и другие страны Евросоюза, не обязательно делать крайними, чтобы возбудить к ним ненависть. По большому счету они себя сами ведут агрессивно, и в этом принципиальное отличие от «еврейского вопроса».
Леонид Терушкин также считает, что открытые двери для арабских беженцев – это «глубокая ошибка руководства Германии».
«Мне могут сказать, что я не толерантен, но ясно же, что прежде чем запускать миллионы людей другой культуры и менталитета, надо было четко просчитать минусы, возможные проблемы. А германскому правительству приятнее было считать только плюсы. Они думали о притоке свежей крови для чахнувшей Германии, о дешевой рабочей силе… Но даже когда при распаде СССР в Израиль хлынули «советские евреи», там разработали довольно жесткую систему контроля и отбора. Был ты в Союзе профессором, но в Израиле не нужно столько профессоров, иди в дворники. И это нормально. Германия же, казалось бы, солидная страна, не смогла справиться с таким вызовом», – подытожил представитель НПЦ «Холокост».
ИГРА СПЕЦСЛУЖБ
Вернемся к «русскому следу» партийного феномена Германии. «Альтернатива» – это продукт германской контрразведки. Такую рабочую версию уже несколько лет отстаивает президент Европейского информационного центра по правам человека из Австрии Гарри Мурей.
«На мой взгляд, спецслужбы Германии просчитали ситуацию и поняли, что немцам нужен дымоход, через который будет выходить пар. Поэтому была создана партия с ключевой задачей – подконтрольно отбирать голоса у всех недовольных, у тех же настоящих профашистских политических движений, – рассказывает «Совершенно секретно» Мурей. – Забудьте о демократии в Германии! Ни одна партия без ведома государства не пройдет в бундестаг. 70 лет минуло с войны, сотни партий, и никто из них не смог преодолеть пятипроцентного барьера. Нет идей? Есть. Спонсоров нет? Да их полно. Но «нежданчики» не проходят, потому что нет команды. Германия – системное государство, то есть тоталитарное».
По его мнению, немецкие спецслужбы отводят русским немцам особую роль, но не потому, что выступают на потепление германо-российских отношений. «Почему русские немцы охотно вступают в АдГ? Их туда приглашают с единственной целью – натравить на мусульман. Чтобы сами немцы остались чистенькие. Партия выступает как липкая лента, чтобы на нее налипали русские немцы, которые – ах! – такие нетолерантные к другим народам. Рост мусульман огромный, и воевать с ними очень удобно с помощью русских немцев. Таким образом, спецслужбы совмещают приятное с полезным. Уверяю, когда количество русских в AдГ перейдет в качество, этот партийный проект будет закрыт, а вместе с ним будет покончено с «русской идеей». Скажут: сами виноваты, не сделали выбор на традиционные германские партии, а поставили на фашистов. Значит, русские – фашисты. Это очень умно придумали в Берлине», – считает Гарри Мурей.
В пользу такой версии – политического громоотвода – говорит тот факт, что наибольшая поддержка у «Альтернативы» зафиксирована на территории бывшей ГДР, жители которой до сих пор воспринимаются в Западной Германии людьми второго сорта. Ведь именно «русскость» партии – та энергетическая закваска, которая движет гражданами вчерашней ГДР исправить ситуацию в своей стране. Несколько лет назад автор этих строк беседовал с этническим восточным немцем (несмотря на голландские корни), депутатом от АдГ Райнером ван Рэмдонком. Он с гордостью именовал себя Putinversteher, то есть «пониматель Путина». «Еще несколько лет назад я был большим человеком в «Дойче телеком». Сам я дипломированный инженер, имею докторскую степень, но я ушёл в политику, чтобы своим детям честно смотреть в глаза, что, по крайней мере, я попытался изменить ситуацию в своей стране», –
сказал ван Рэмдонк.
Но если партия – тайный плод спецоперации Берлина, то на выходе мы получаем беспрецедентную попытку дискредитировать разом всё восточно-немецкое население. Открыла глаза на действительность и наша соотечественница, политолог Ирина Смирнова.
«Русскоязычная часть Германии интересует правление АдГ мало. И к теме России они подходят более чем осторожно, – рассказала «Совершенно секретно» Смирнова. – Хотя большинство рядовых членов настроено пророссийски. Думаю, в России мы эту партию несколько идеализируем в части готовности руководства бороться за скорейшее улучшение отношений с РФ. Пока это только ни к чему не обязывающие слова. Что касается «руки Москвы», я ее не видела и не чувствовала».
Ирина Смирнова призналась, что для нее партийный проект был очень интересен. «Я же теоретик, как большинство ученых в области политологии. А тут представилась возможность для практического опыта! Это был исторический момент. Избрание путем прямого голосования на съез-
де партии человека без немецких корней и даже без немецкого гражданства характеризует рядовых членов партии особым образом. Многие из тех идеалистов и борцов уже, к сожалению, покинули АдГ. Внутрипартийные распри, отсутствие позиции по многим важным вопросам, нежелание детально прорабатывать программу, – вот главные проблемы партии. Но и при всем при этом без «Альтернативы» современную политическую жизнь Германии не представить. Они несколько приводят в чувство партию Меркель», – сказала наша соотечественница.
Подводя итог «альтернативному» будущему Германии, возьмем на себя смелость утверждать, что мы становимся свидетелями небывалого политического процесса в Европе, который можно назвать почти поэтически по-английски – Back to Eastern Bloc, то есть, назад к Восточному блоку. В этом блоке все держалось на ГДР при поддержке СССР. И сегодня именно восточные немцы, соединяясь с немцами русскими, идентичными друг с другом по своей ментальности, сформировавшейся в советское время, составляют костяк «Альтернативы для Германии». Так историческая справедливость восторжествует?
Фото из архива автора

Источник