От сдачи территорий – к распродаже недр? Добычу золота хотят отдать иностранцам

Правительство в попытках найти инвестиции переходит от сдачи территорий к распродаже недр

Минприроды под руководством бывшего ямальского главы Дмитрия Кобылкина подготовило законопроект, по которому недра с запасами золота менее 200 тонн не считаются недрами федерального значения.

Сейчас эта планка установлена на 50 тоннах, но, по мнению чиновников, такой лимит экономически не обоснован – а повышение порога позволит иностранным компаниям быстрее начинать разработку месторождений, тогда как российские компании сосредоточатся, видимо, только на крупнейших запасах.

“Открываемые в настоящее время месторождения полезных ископаемых даже при достаточно крупных совокупных запасах преимущественно небогаты по полезному содержанию благородных металлов в руде и экономически неэффективны в разработке”, – говорится в сообщении ведомства о 50-тонных месторождениях.

Иными словами – для нас это слишком мелко, поэтому можно отдать на откуп за рубеж, например, канадской компании Kinross, которая работает в России с середины 90-х и является одной из крупнейших добытчиков.

Взамен от “иностранных партнеров” в Правительстве надеются получить инвестиции и, соответственно, прирост к ВВП. Так, до 2041 (!) года предполагается суммарный эффект на ВВП России до $136 млрд (что составляет менее 10% от ВВП России в одном только 2018 году), а рост числа рабочих мест – до 61 тыс. Может, власти решили начать создавать обещанные 20 млн рабочих мест с распродажи недр?

Своим мнением об этой инициативе с Накануне.RU поделился экс-зампред Счетной палаты, экономист и политик Юрий Болдырев.

– Чем можно объяснить такой законопроект? Есть какая-то особая выгода?

– Объяснение мне представляется каким-то неадекватным. Нет ситуации, что Россия купается в благополучии, а иностранцы вынуждены бороться за каждую копейку. Ситуация противоположная – у России и у российских компаний положение значительно хуже, чем у компаний не просто иностранных, а именно западных. Ведь к добыче нашего золота предполагается, видимо, привлекать не африканские или латиноамериканские компании, а скорее всего все-таки западные.

Ситуация, когда нашим компаниям как будто бы неинтересна разработка недр, а иностранным будет интересно – она либо лицемерна, либо неадекватна.

– Чем-то можно это объяснить?

– Теоретически можно было бы говорить о том, что, может быть, у нас степень монополизации процесса такая, что нашим компаниям неинтересно, если нет сверхприбыли. Но, опять же, наведите порядок.

Демонополизируйте процесс, чтобы не было такого, что наши готовы работать только за сверх-сверхприбыли.

– Может быть, России действительно так сильно нужны иностранные инвестиции?

– Ответ здесь тот же – нет такой проблемы, что на Западе избыток инвестиций, и они не знают, во что бы вложить, а в России все знают, во что вложить и все получают сверхприбыли. Это относится только к феодальному, приближенному к власти капиталу. В России та же проблема, что и во всем мире – не во что вкладывать, чтобы получить прибыль.

Не обеспечены возможности вложения, прежде всего, в высокотехнологичную экономику, в машиностроение, в биотехнологии, даже в сельское хозяйство – чтобы была какая-то более-менее и по рискам, и по прибыльности возможность как минимум получить затраты назад, а то и получить с прибылью. В России это не обеспечено ни в одном секторе экономики. Поэтому делать какие-то особые преференции для золотодобывающей промышленности, мне кажется, абсолютно неуместно.

– Тогда что необходимо делать для развития?

– Если хотим развиваться – надо заниматься созданием наилучших условий для того, чтобы обеспечивать национальное научно-технологическое развитие. Но это, разумеется, не золотодобывающая промышленность и вообще не природные ресурсы.

– Как можно оценить предполагаемую выгоду до 2041 года?

– Я уже много раз приводил этот пример – давайте сравним себя с Японией, с которой так абсурдно и необъяснимо наш президент хочет во что бы то ни стало дружить. В Японии якобы давно стагнация, давно нет роста. Что это означает? Это означает, что у них нет формального роста ВВП в численных показателях. Конечно, если развитие осуществляется с такой скоростью, что 25 лет назад мобильный телефон стоил 5 тыс. долларов, а сейчас он стоит 5 долларов – вы представляете, какая скорость научно-технического прогресса?

И этот научно-технологический прогресс – там, у них, в Японии. А у нас этого научно-технического прогресса (я уж не говорю про скорость развития) просто нет. И цепляться в этой ситуации за показатели чисто количественные в объеме ВВП абсурдно и бессмысленно. Тем более, если ВВП измеряется в том, что, в отличие от научно-технологической продукции, не падает с такой скоростью, как те же мобильные телефоны. Нам нужен совершенного иного качества рост – нам нужен рост в натуральных показателях, в способности производить и обеспечивать себя продукцией высоких переделов.

На это должны быть направлены и сосредоточены, сконцентрированы все усилия. А попытки до бесконечности цепляться за чисто количественные показатели в единицах проданного, не переработанного сырья – это не просто абсурд, это враждебная по отношению к России деятельность.

Дело даже не в значительности или незначительности, а в том, что это не даст развития России. России нужно развитие, а не просто увеличение количества “съеденных пирожных”. Большинству населения на “пирожные” все равно хватать не будет – только на корку хлеба.

Источник