Анна Скок:Охочие до сокровищ

Кто покушается на российские трофейные ценности

Несколько месяцев назад в России приняли закон, против которого выступали Минкульт, Минюст, Росархив и даже ФСБ. Речь шла об искусстве, и произошло это за несколько дней до наступления нового года. 26 декабря Совет федерации России абсолютным большинством голосов одобрил очень спорный закон о вывозе за рубеж объектов культурного наследия.

Документ вводит новое определение понятия «культурная ценность» — движимое имущество, имеющее историческое, художественное, научное или иное культурное значение —и облегчает их вывоз за рубеж. Разрешено увозить произведения искусства даже старше ста лет. А фактический контроль за оборотом культурных ценностей при пересечении границы теперь будут осуществлять не российские пограничные и таможенные службы, а соответствующие структуры ЕАЭС.

Несмотря на протесты компетентных органов – председатель Совета федерации Валентина Матвиенко оценила проект очень положительно. По ее словам, «он открывает возможности для развития и создания частных музеев, ввоза в Россию меценатами. Вот эти страсти вокруг не имеют под собой оснований для тревоги».

При этом ни одна из стран ЕАЭС не приняла подобного закона, а Казахстан вообще запретил вывоз любых ценностей. Даже в «передовых и свободных» странах Запада почему-то ещё тревожатся за свою культуру. Например, в Германии больше года назад, несмотря на протест со стороны представителей арт-рынка, принят закон о сохранении культурного наследия, ужесточающий правила экспорта национально значимых культурных ценностей.

Но немцы пошли дальше – Германия намерена требовать от России вернуть вывезенные в конце Второй мировой войны ценности. 7 марта правительство ФРГ заявило, что вывоз культурных ценностей из Германии в СССР был осуществлен в нарушение международного права.

Полномочный представитель правительства Германии по культуре и СМИ Моника Грюттерс (подчиняющаяся непосредственно канцлеру Ангеле Меркель) сообщает, что тема вывезенных культурных ценностей неоднократно поднималась на высшем государственном уровне.

«Со ссылкой на международное право правительство ФРГ принципиально требует возврата всех перемещенных ценностей, которые в нарушение международного права были вывезены в конце Второй мировой войны в СССР и сегодня находятся на территории Российской Федерации», — сказано в официальном ответе правительства на парламентский запрос депутатов бундестага.

По подсчётам немецкого Фонда прусского культурного наследия в России находится более одного миллиона объектов «трофейного искусства» и около 4,6 млн редких книг и манускриптов, вывезенных из Германии после Второй мировой войны.

Напомним, как было дело с этим трофейным искусством. С началом Второй мировой войны в нацистской Германии был создан ряд специальных организаций для выявления и изъятия культурных ценностей на захваченных территориях. Среди них Аппарат генерального посредника для учёта немецких культурных ценностей на присоединённых восточных территориях – сокращённо «Генеральное посредничество „Восток”» – находившийся в ведении Гиммлера. Немецкие войска осуществляли на территории Советского Союза план по «устранению ущербной идентичности неарийцев» путём последовательного уничтожения предметов искусства и грабежа музеев, хранилищ и частных владений. С 1943 года такая задача была официально поставлена перед СС, гестапо, Министерством Финансов и Культурной Палатой Рейха.

В ответ, в 1943 году Государственный комитет обороны СССР принял постановление о сборе трофейного имущества и обеспечении его хранения, которым регламентировалось создание так называемых “трофейных бригад”. Чрезвычайной государственной комиссией был оценён материальный ущерб от действий нацистов – 679 млрд. рублей (128 млрд. долларов), что приравнивалось к трети всего национального богатства СССР. Позже, на нюренбергский процесс был представлен более полный «Сводный список наиболее ценных художественных экспонатов, погибших, вывезенных из музеев и разграбленных оккупантами», цена которых равнялась 1 трлн. 350 млрд. долл. в нынешнем исчислении.

Решением Ялтинской конференции СССР получил право вывоза из Германии конкретных видов имущества на сумму 10 миллиардов долларов, изымаемое должен был проверять межсоюзнический контрольный совет. С февраля 1945 г. при ГКО был создан особый комитет, который руководил изъятием и вывозом в СССР брошенных культурных ценностей на территории Германии, чтобы “сохранить их от порчи, разрушения или расхищения”, ведь значительная часть собраний немецких музеев были спрятаны в каменоломнях. При этом, был отдан приказ – не изымать экспонаты, являющиеся национальными памятниками самой Германии. В мае 1945 года Комитет по отбору музейных ценностей по поводу дворцов Потсдама писал: «Не разрушать эти исторические ансамбли, имеющие большую художественную ценность… Ограничиться вывозом лишь наиболее ценных… картин (числом не более 250-300 экземпляров), принадлежащих кисти итальянских, французских и др. иностранных мастеров. Работы немецких художников вывозить только в виде исключения…». Согласно отчёту комиссии по делам искусств предложение было учтено: «полностью ни один из вышеуказанных музеев не был увезен. Отбирались и увозились лишь отдельные высококачественные экспонаты, коллекции и комплексы, но не собрания музеев в целом». В июне 1945 г. Иосиф Сталин подписал постановление о вывозе культурных ценностей с территории Германии в СССР. Коллекции было решено переместить на хранение или на экспонирование в советские музеи в качестве репараций и компенсаций за утраты из советских музеев во время немецкой оккупации. Право на такую компенсацию было признано всеми державами-победительницами.

Начиная с 1955 года по решению Никиты Хрущева Германской Демократической Республике начали возвращать вывезенные ценности. Более тысячи произведений, в числе которых “Сикстинская мадонна” Рафаэля, “Динарий кесаря” Тициана, полотна Дюрера, Рубенса, Рембрандта и других живописцев были отданы стране, руководители которой хотели нас уничтожить, но не смогли.

Позже, в 1958-1959 и 1963-1967 годах, в ГДР были возвращены еще более 1,5 млн. менее значимых музейных объектов.

В 1990 году признание правомерности, необратимости и исключение пересмотра осуществлённых в годы Второй мировой войны изъятий собственности стало одним из условий, на которых СССР дал своё согласие на воссоединение Германии. Федеральный Конституционный суд ФРГ также подтвердил это решение.

В 1994 году Борис Ельцина попытался вернуть все имеющиеся культурные ценности Германии, но Государственная Дума РФ и Совет Федерации не дали ему этого сделать. В 1998 году был принят Федеральный закон, закрепляющий, что все перемещенные ценности, ввезенные в СССР в осуществление его права на компенсаторную реституцию и оставшиеся в России, были и являются её национальным достоянием. В начале Ельцин отказался подписать этот закон, однако Конституционный суд РФ всё же обязал президента сделать это.

Так вот, возвращаясь к заявлению Моники Грюттерс о необходимости возврата Россией ценностей, хочу подчеркнуть, что данные утверждения являются официальной позицией правительства ФРГ. А так как право победителя на компенсаторную реституцию не может противоречить международному праву, то позиция правительства ФРГ заключается в том, что СССР и Российская Федерация больше не рассматриваются в роли победителя во Второй мировой войне. Это — пересмотр результатов войны и итогов безоговорочной капитуляции на правительственном уровне.

Кстати, несколько лет назад вышел голливудский блокбастер «Охотники за сокровищами», сюжет которого заключается в том, что во время Второй мировой войны команда из американских искусствоведов и музейщиков объединяется, чтобы спасти произведения искусства, похищенные нацистами, прежде чем их уничтожат немцы или перехватят злые русские, от которых тоже надо спасать картины. Пока доблестные американцы готовы умереть за «Мадонну Брюгге», наш дикий солдат, показанный даже не как второстепенный союзник, а скорее как враг, стремится забрать себе европейские сокровища.

Вся эта голливудская муть вокруг послевоенной судьбы культурных ценностей объясняется тем, что США, по сути, занимались присвоением чужого имущества, ведь американские ценности не пострадали во время войны, и поэтому сами американцы не могли рассчитывать на репарацию. То есть, грабили награбленное, и теперь, музеи и частные коллекции США заполнены ворованным искусством. При этом, случаев репатриации из Америки трофейных раритетов – считанные единицы. Так в США поныне хранится белорусская святыня — драгоценный крест XII века Евфросинии Полоцкой. По-прежнему неизвестна судьба ценностей, вывезенных из императорских резиденций под Петербургом. Порядка 400 тысяч произведений искусства, похищенных немцами, ещё находятся в музейных запасниках и частных собраниях в США и странах Запада.

Тем временем, возвращения своих культурных памятников уже требует от России и Турция. В середине марта бывший турецкий министр благоустройства Фарук Озак потребовал возврата в Турцию ценных артефактов весом 30 тонн и 500 рукописей, вывезенных в Россию в Первую мировую войну. Фарук Озак заявляет: «Мы хотим, чтобы Путин вернул назад то, что всё это время у них хранилось».

Интересно то, что несколько лет назад требования турков уже почти были удовлетворены. В 2015 году после переговоров президентов двух стран было принято решение о возвращении артефактов. И только кризис, вызванный сбитым Су-24 в небе над Сирией, сорвал выполнение договоренностей. Но что оградит наши культурные ценности сейчас? И, главное, какой ценой это будет сделано.

Источник