Ольга Китова:Нам оставлена роль сырьевой колонии

Для выстраивания правильной экономической модели мы должны изготавливать конечные продукты с высокой добавленной стоимостью …

Глава Счетной платы Татьяна Голикова в интервью журналу «Огонек» заявила, что российская экономика полностью адаптировалась и приспособилась к сложившимся условиям на фоне санкций и кризиса, передает РИА Новости.

При этом, по ее словам, тенденция роста или падения до конца не определилась – пока экономика демонстрирует колеблющуюся динамику. Между тем, сейчас видны «едва-едва заметные сдвиги» в сторону роста.

«Надеюсь, что 2017-й оправдает ожидания», – сказала Татьяна Голикова.

По словам главы Счетной платы, в следующем году Россия полностью исчерпает Резервный фонд, и правительство перейдет к использованию средств Фонда национального благосостояния (ФНБ).

«Радует то, что к резервным деньгам прибегать для финансирования бюджетных расходов будут меньше: в 2019 году – это 140 миллиардов рублей (в 2017 году – 1,8 триллиона рублей). Но есть и то, что беспокоит – рост внутренних заимствований: до 1,9 триллиона рублей в год, что на 680 миллиардов больше, чем в 2016 году. Чем больше долг, тем больше придется отдавать по его процентам», – сообщила Т.Голикова.

Глава Счетной палаты отметила, что в 2017 году правительство продолжит проводить антикризисные мероприятия и создаст новый резерв для поддержки автопрома, сельхозмашиностроения и других отраслей, которые способствуют экономическому росту.

По мнению Голиковой, в 2016 году россияне «стали менее эмоционально относиться к тому, что происходит» в экономике. Она подчеркнула, что правительство не пошло на секвестр бюджетных расходов и выделило деньги на импортозамещение и поддержку некоторых отраслей.

Заявление главы Счетной палаты проанализировала в интервью «Русской народной линии» известный специалист в области информационных технологий, заведующая кафедрой информатики Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова, доктор экономических наук, кандидат физико-математических наук Ольга Викторовна Китова:

Как известно, доходная часть государственного бюджета состоит из трех основных частей:

– Налогов (70-90% доходов федерального бюджета),

– неналоговых доходов,

– доходов целевых бюджетных фондов.

К неналоговым доходам относятся доходы:

– от использования имущества, находящегося в государственной собственности;

– от продажи или иного возмездного отчуждения имущества, находящегося в государственной собственности;

– от платных услуг, оказываемых соответствующими органами государственной власти (штрафы, конфискации, компенсации, а также средства, полученные в возмещение вреда, причиненного государству, и иные суммы принудительного изъятия), а также иные неналоговые доходы.

Поскольку целью кредитно-денежной политики РФ является снижение инфляции до уровня 4%, то печатный станок не сможет наполнить наш бюджет.

В структуре доходов государственного бюджета наибольший значение имеют налоговые доходы, которые делятся на прямые и косвенные. К прямым налогам относятся: налог на прибыль, подоходный налог с физических лиц. налоги на совокупный доход.

Косвенные налоги – основная часть налоговых поступлений государственного бюджета, они состоят из НДС, акцизов, таможенных пошлин и сборов. Акцизы – это федеральный налог, который взимается с небольшой группы товаров с высокой доходностью (нефть, природный газ, легковые автомобили, автомобильный бензин, спирт спиртные напитки, табак и табачные изделия).

Налоги составляют основу государственного бюджета. Из-за снижения цен на нефть доходы бюджета 2017 года от нефти и газа составят всего 34%.

Чтобы обеспечить деньги для федерального бюджета, не прибегая к резервным фондам и заимствованиям, необходима модернизация экономики, которая поднимет благосостояние народа и увеличит налоговые поступления в бюджет.

Владимир Путин и Дмитрий Медведев давно призывают к модернизации экономики, повторяя как заклинания, что мы должны развивать инновационную экономику, проводить структурные реформы. Но что это значит? Это значит производить и продавать продукты и услуги с высокой добавленной стоимостью. Нам необходимо построить вертикальные цепочки добавленной стоимости на базе предприятий нашей страны с включением туда предприятий стран Евразийского Союза – Беларуси, Казахстана, Киргизии. Если мы встраиваемся в чужие цепочки добавленной стоимости, например, продаем необработанное сырье, то получаем минимальную прибыль. Высокую прибыль можно получить только при условии контроля всей цепочки добавленной стоимости, как правило, это возможно, если вы производите конечный продукт и продаете его потребителям. Только создавая высокотехнологичные продукты с высокой добавленной стоимостью, можно повысить производительность труда и уровень его почасовой оплаты. Не случайно средний уровень оплаты профессионального труда в США – 25 долларов в час, а в России – всего 3 доллара в час.

В Советском Союзе были вертикальные госкорпорации и отраслевые министерства, которые полностью контролировали цепочки добавленной стоимости – например, от добычи алюминия до построения и продажи самолетов. Каждый четвертый самолет в мире был советским. Гайдар и его команда смогли разрушить целые отрасли экономики, и теперь мы только поставляем алюминий за границу нашим конкурентам, которые из него строят гражданские самолеты, которые затем продают России.

В ходе приватизации по Чубайсу, которую народ метко назвал прихватизацией, государственная собственность путем залоговых аукционов и другими методами за бесценок ушла свежеиспеченным олигархам. В собственности государства осталось всего от 10% до 25% активов, причем точные данные нигде не объявляются. Доля госсобственности в РФ намного ниже, чем в США, Западной Европе и в Японии. Большая часть собственности роздана олигархам. Эти олигархи в большинстве своем хранят деньги в офшорах и выводят полученную прибыль из России. Они наживаются на продаже сырья и полезных ископаемых. Они не заинтересованы в развитии нашей страны, в создании вертикальных цепочек добавленной стоимости для производства высокотехнологичных продуктов. Наоборот, они заинтересованы в понижении жизненного уровня населения, чтобы снизить издержки на добычу полезных ископаемых за счет низкой оплаты труда.

России в рамках вашингтонского консенсуса и существующей системы разделения труда оставлена роль сырьевой колонии. Мы можем напечатать столько рублей, сколько поступает в страну валюты. К тому же наши олигархи находятся в офшорах и не заинтересованы в структурных преобразованиях экономики России. Их все устраивает. Поэтому мы уже много лет топчемся у нулевой отметки и тормозим наше развитие, отнимаем будущее у наших детей. По мнению ряда экономистов, таких как М. Хазин, С. Губанов и других, наша экономика падает еще с 2011 года, и это падение никак не связано с санкциями, а связано с неэффективной структурой и плохим управлением.

В соответствии с существующим законодательством Правительство и Президент не могут заставить олигархов вывести деньги из офшоров и вкладывать их в создание вертикально интегрированных цепочек добавленной стоимости для производства высокотехнологичных продуктов. На олигархов и нерадивых чиновников можно воздействовать только точечно, отслеживая нарушения ими законов и привлекая для работы с ними Следственный комитет РФ. Можно еще просить и уговаривать, что регулярно делает и Путин, и Медведев.

К сожалению, с помощью одних уговоров олигархов и чиновников структурные преобразования экономики провести нельзя. Нужен субъект экономического действия, который сможет решить существующие проблемы. Таким субъектом в 1930-е годы стали сталинские наркомы и красные директора, под руководством которых наш народ успешно провел индустриализацию и построил одну из ведущих экономик мира. Кто станет субъектом экономического действия в наше время? Вопрос пока открыт. Очевидно лишь, что откладывать дальше решение этой проблемы нельзя, о чем еще раз напомнил Путин в своем Послании Федеральному Собранию РФ 1 декабря 2016 года.

Источник