Доллар и выборы

Судьба американской валюты зависит от того, кто станет президентом США

Россияне привыкли считать доллар островком спокойствия в мире бурь. Однако времена изменились. Девальвация американской валюты становится реально возможной. Это более не фантазия, навеянная справедливой нелюбовью россиян к агрессивной политике Белого Дома или сновидениями конспирологов.

США подошли к границе возможного роста государственного долга, он почти достиг 20 трлн долларов, что превышает 103% ВВП. Ключевая ставка Федеральной резервной системы (ФРС), по которой банкиры Уолл-стрит получают кредиты, составляет 0,5%. ФРС не решается поднимать ее уже много месяцев. Если сделать цену кредита нормальной, то финансовая система может рухнуть, а США не смогут платить по долгам.

Кандидат в президенты США от республиканской партии Дональд Трамп не скрывает своих опасений по поводу ситуации. Он заявил: в экономике надулся пузырь, который непременно разорвется, и лучше, чтобы это случилось не после выборов — так избиратели смогут оценить все сами. Трамп обвиняет ФРС все более решительно, заявляя, что страна все же не сможет обанкротиться, пока печатает доллары. При этом Трамп не находит безудержную эмиссию долларов в последние годы правильной.

Ситуация сложилась необычайно сложная. Трамп характеризует ее так: «Регулятор (ФРС) наградил финансовую систему США огромной задолженностью, которая разъедает Америку, как рак. При этом вообще нет никакой прямой ответственности у чиновников Федрезерва перед американским народом». Зато американский народ должен ежегодно тратить огромные средства на обслуживание долга, который за годы правления Барака Обамы увеличился в два раза. Денег нет. Потому их все время приходится занимать. И никакая бюджетная экономия уже не сможет помочь. Хиллари Клинтон и Барак Обама особой беды в этом не видят.

Однако американская финансовая элита сохраняет заинтересованность в сильном долларе. Сильный доллар — более сильный, чем другие валюты — это одна из основ американской гегемонии в мире. Увы, для сохранения за долларом хороших позиций уже недостаточно мировой торговли, где он активнее всего используется для расчетов.

Нужна стабильность американских банков и фондового рынка. В реальной же экономике США давно творится неладное, и если ФРС ставку поднимет, то это обернется полноценным открытым кризисом.

Трамп считает, что хватит повышения на 1%, то есть до 1,5% – уровень весьма низкий. Но, похоже, что и 0,5% повышения ставки может хватить для обрушения американского рынка. Если ставку не поднимать, то неприятности начнутся у доллара. Вернее, они уже начались.

В течение 2016 года не раз возникало паническое движение капиталов, которое приводило к внезапному укреплению многих валют. Капиталы эти шли не в доллары, а как раз наоборот — уходили из них. В результате евро с весны укрепился к американской валюте. Еще более заметно укрепление японской йены. Нужно учитывать: экономика Японии больна столь явно, что йена в последние годы только дешевела.

В августе немного подорожал даже британский фунт стерлингов, которому давно пора двигаться исключительно вниз – слишком много в Соединенном королевстве надуто пузырей. О пузыре на английском рынке жилья в августе заговорили все мировые газеты, хотя мы с коллегами по Лаборатории международной политической экономии РЭУ им. Г.В. Плеханова писали об этом еще год назад. Цены на недвижимость теперь идут вниз не только в долларах, но и в фунтах. И виноват кризис, а не подлое предательство рынка российскими олигархами, как пишут некоторые западные издания. Те лишь пытаются продать лишние дома и квартиры в Лондоне и других местах так, чтобы избежать убытков.

Повышение цен на нефть в августе тоже можно рассматривать как проявление слабости доллара. С 42 долларов баррель нефти взлетел до 51 доллара. Конечно, в США производители сланцевой нефти радуются, и радуются банки, которым они должны немало денег, но ситуация не простая. И неудивительно, что именно в августе в среде финансовых игроков поползли слухи о возможной девальвация доллара. ФРС давно собирается поднять ключевую ставку во имя нормализации процессов в экономике, да все никак не соберется. Слышны только обещания сделать кредит из сверхдешевого просто недорогим. Однако неясно, хватит ли у американского финансового регулятора смелости хоть немного поднять ставку до завершения предвыборной кампании в США.

Американские выборы могут оказаться судьбоносными для доллара. Банкиры Уолл-стрит сделали ставку на Клинтон. Она обещает им потоки дешевых денег и продолжение жесткой политики в отношении стран БРИКС и особенно России. Вот только эта политика экономически неэффективна.

В 2008–2009 годах страны БРИКС добровольно пришли на помощь США, не особенно упрекая их за «устроенный всем кризис». Была создана «Большая двадцатка», и рост крупных «развивающихся рынков» поддержал мировую торговлю. Он же обеспечил спрос на доллары.

В 2008–2011 годах США активно эмитировали доллары. Это называлось политикой «количественного смягчения». Деньги передавались банкам, а те пускали их на биржевые спекуляции. Спекулировали ценными бумагами и сырьевыми товарами. Но цены на нефть не выросли бы в те годы, если бы не росли экономики БРИКС, не росло в них потребление. А ведь они еще и возвращали часть выручки в ФРС, скупая американские долговые бумаги. Каждый триллион долларов, занятый правительством США при Обаме, превращался в новые облигации, которые выставлялись на продажу. В результате ослабление доллара было минимизировано.

Теперь ситуация иная. У американской финансовой системы и доллара нет подпорки в виде растущих экономик полупериферии и периферии мира. Вторая волна кризиса накрывает их, одну за другой. Правящие круги США стараются взломать некоторые рынки, чтобы принудительно поставить их ресурсы себе на службу. Но ничего не выходит. И поскольку ничего не выходит уже давно, а ситуация в экономике США ухудшилась, то ФРС не может повышать ставку. Могут не выдержать банки. Но без повышения ключевой ставки может не выдержать доллар. А если его курс опустится, как в кризисные 1970-е годы, то потери банков будут огромны.

Финансовый сектор заинтересован в сильном долларе, поскольку это обеспечивает переток капиталов в США. Так уже было несколько лет. Но ныне ситуация в американской экономике выглядит неопределенно, и нежелание ФРС повышать ключевую ставку смущает инвесторов еще больше. К тому же ослабление иностранных валют затрудняет американский экспорт. И ситуация с американскими поставками на внешний рынок грозит резко ухудшиться, если доллар не девальвировать. Но от демократов, в лучшем случае, можно ожидать лишь некоторое его ослабление.

Считается, что следующим президентом США станет Клинтон. До ее избрания ставка ФРС не может быть ощутимо повышена, но и после выборов ощутимого удорожания кредита быть не должно — пострадают банки. Они привыкли к необычайно дешевым деньгам, которые маскируют их неэффективность и позволяют вести спекуляции с минимальным риском. Фактически это поддерживает пузыри в экономике США. Но они все равно должны будут лопнуть. Плана преодоления кризиса финансовые элиты США не имеют. И если, наконец, случится девальвация юаня или другие валюты подешевеют –ситуация в экономике США станет только хуже. А ведь многие корпорации еще в 2015 году показали отрицательную либо нулевую рентабельность.

Девальвация доллара необходима как механизм адаптации США к новым глобальным экономическим условиям. Однако демократы слишком консервативны и слишком зависимы от Уолл-стрит, чтобы это допустить. Они также не желают признавать, что США не могут дальше наращивать долг, и его давление необходимо так или иначе уменьшить. Это частично позволит ослабить доллар, если, конечно, дополнить это стимулированием промышленности — возвратом в США рабочих мест, как предлагает Трамп. Однако маловероятно, что ослабление доллара будет плановым. Скорее всего, курс американской валюты опустится под давлением биржевого падения. Но это не означает, что начнется эпоха сильного евро или иной валюты-конкурента.

Опыт большого кризиса 1970-х годов показывает, что валюты, вероятно, будут ослабевать волнами, с некой очередностью.

Сейчас может произойти ослабление доллара, а затем начнется ослабление валют, которые относительно него укреплялись. Валютные спекулянты получат шанс заработать на этих «качелях», но источником их будет вторая волна кризиса в экономиках Запада.

Что при этом случится с валютами других стран, будет зависеть от решений их правительств. Валюты эти могут как обесцениваться к доллару и дальше, так и «оторваться» от него и стать более устойчивыми на десятилетия будущего экономического подъема.

Сложное текущее положение доллара проясняет причины политического кризиса в США, неудачного бунта в рядах демократов и удачного — у республиканцев. Прежняя политика США неэффективна, ее ресурс выработан. Однако стоящие у государственного руля правые демократы не готовы это признать, и, похоже, продолжат действовать в стиле 2008–2009 годов. В случае, если президентом страны станет Трамп, ему придется преодолевать немалое сопротивление, в том числе верхушки республиканцев. Придется также бороться с ФРС и банками, фактически захватившими власть. Банки нужно будет отключить от сверхдешевых денег, что будет совсем непросто. Трамп уже пообещал отправить в отставку главу ФРС Джанет Йеллен, но ее полномочия истекут лишь в 2018 году. А до этого времени американской экономике и бюджету еще нужно как-то дожить. И доллару нужно как-то еще удержаться…

2017–2018 годы обещают стать для США крайне непростыми, если во главе государства окажется Трамп. Если президентом будет Клинтон, все равно сохранить финансовое равновесие вряд ли получится.

В итоге перспектива у доллара одна. Вне зависимости от результатов выборов в США курс американской валюты не сможет стабилизироваться до момента стабилизации экономики. Произойти же это может, только если начнется промышленное возрождение страны, и американцы получат много новых рабочих мест и рост доходов. Достичь всего этого можно, лишь изменив политический курс. При этом девальвации валют за пределами США, как это было в 1970-х годах, будут негативно влиять на доллар. Для поддержки американского экспорта его придется ослаблять. Впрочем, он может ослабевать и сам, в рамках «плавающего курса».

Источник