Что несет нам «китайская сеть»?

ГеополитикаСобытия

Пекин усиливает свой натиск в мировой экономике

Одним из главных инструментов китайской экспансии стал Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), церемония открытия первого ежегодного совещания правления состоялась на днях, сообщило Синьхуа.

Вице-премьер китайского Госсовета КНР Чжан Гаоли, открывая совещание, подчеркнул необходимость проводить широкое сотрудничество в рамках Азиатского банка инфраструктурных инвестиций и сформировать отношения «всеобъемлющего и сильного» партнерства нового типа: «АБИИ принадлежит всем его членам и направлен на содействие совместному развитию региона и всего мира», – сказал он. Согласитесь, что, в сравнении с американским «вторжением демократии» и кабалой МВФ это звучит гораздо более привлекательно. Понятно, что китайцы умеют говорить круглыми фразами, но «углубление сотрудничества между всеми членами банка, укрепление связей с другими двусторонними и многосторонними механизмами развития и некоммерческими финансовыми учреждениями, а также усиление сотрудничества с частным сектором» – это как раз то, чего лишены инструменты, обеспечивающие диктатуру американского доллара. И новый банк, особенно в начале своей деятельности, действительно позволит «зарождающимся рынкам и развивающимся странам играть более весомую роль в глобальном экономическом управлении», чтобы собрать их под своим флагом.

Применительно к России, нам с вами ближе этот предмет разговора, особенно тесные отношения доказательств не требуют – об этом говорить и стремительный визит президента России Владимира Путина в Пекин. «Женьминь жибао» подвела ему итог: «Визит углубил политическое взаимодоверие и стратегическое взаимодействие… Контакты на высоком и высшем уровнях играют роль стратегического ориентира в двусторонних отношениях и помогают в планировании и проектировании на высоком уровне… Китай и Россия подписали более 30 соглашений о сотрудничестве в сферах экономики и торговли, инфраструктуры, технологий и инноваций, сельского хозяйства, финансов, энергетики, СМИ, интернета и спорта… Китай и Россия должны наладить работу по стыковке национальных стратегий развития и кооперации в рамках «Экономического пояса Шелкового пути» и Евразийского экономического союза».

Но представляется основным то, что «визит в очередной раз продемонстрировал решимость двух стран формировать справедливый и разумный международный порядок», которого, и с китайской, и с нашей точки зрения, сегодня нет – цитирую: «некоторые страны сами не соблюдают международное право, но всякий раз упрекают другие государства в его нарушении и принимают двойные стандарты в вопросе терроризма».

Конечно, прав Вильям Энгдал, американский экономист, живущий в Германии, что, в отличие от разрушительного вторжения США в разные регионы мира, российско-китайские проекты кардинально к лучшему меняют Евразию у нас на глазах, направляя ее «к экономическому росту и процветанию».

Он ведет речь о скоростной линии железных дороги Москва-Казань-Китай, в которую Новый банк развития БРИКС решил вложить полмиллиарда долларов, а Китай добавил еще 6 миллиардов.

В 2018 году будет закончено строительство двухкилометрового моста через Амур, по которому будет проложены колеи обоих стандартов: российская и европейская, – который свяжет Россию, Монголию и Китай.

Привязывая российские железные дороги к своему проекту «Один пояс, один путь» или его еще называют «Новый шелковый путь», Пекин с гарантией получает доступ не только в Москву – во всю Европу.

Энгдал считает, что создание, наряду с проектом «Один пояс, один путь», мощного инвестиционного центра – Нового банка развития БРИКС, 8 июня подписавшего соглашение о стратегической кооперации со вторым по величине Китайским строительным банком – закладывает основу нового центра экономического роста, как минимум, до следующего века. И то, что в Брюсселе этого не замечают, большая ошибка.

Июньский номер американского журнала The National Interest более чем подробно излагает и американское видение проблемы экономического роста Китая – правда, колокольня у него, конечно, своя: как Китай видит мировой порядок. И с этой колокольни стремительный рост Пекина вызывает опасения за будущее либерального мирового порядка, который США установили, как они считают, после победы во Второй мировой войне. Китай подозревают в том, что «Пекин до сих пор избегает активных военных действий… американские творцы политики открыто беспокоятся о том, что Китай может оспорить «правила движения на дороге»… Они боятся, что Китай подтвердит свой ревизионизм, пытаясь подорвать основанный на правилах порядок и обратится в его противоположность, неприемлемую для Соединенных Штатов».

И тогда что?

«Задача для Соединенных Штатов и их партнеров, – пишет журнал, – состоит в том, чтобы привести Китай к исполнению существующего порядка и если эта попытка окажется неудачной, то семидесятилетний основанный на правилах глобальный порядок должен быть отправлен в мусорную корзину истории».

Понятно, что такой вариант событий не устраивает не только The National Interest, но и Вашингтон с Пентагоном. В этой связи любопытно, как издание предполагает разруливать нарастающий конфликт. Полагая существующую The National Interest предлагает действующим американским политикам первое – не считать, что они должны «покупать» у Китая поддержку западных правил и институтов посредством уступок в двусторонних отношениях. То есть, и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, и Шанхайская организация сотрудничества, и инициатива Пекина «Один пояс, один путь» – все должно работать в унисон установленному Соединенными Штатами порядку. Ни больше ни меньше.

Второе. Учитывая, что Китай упорно настаивает на Международном морском праве в судоходстве (имеется в виду Южно-Китайское море – авт.), не считаясь с США, что Китай не вносит в свою авторитарную политику «права человека», лидеры США должны принять стратегию, которая однозначно усилит эти «права» и требования США с помощью союзников и партнеров.

Третье. При этом США не должны только отвергать китайские инициативы вроде Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (AIIB), а способствовать большей прозрачности в управлении им и повышении стандартов в выдаче кредитов – понятное дело, стандартов американских. «Американская поддержка или противодействие должны быть тщательно откалиброваны. В случае, как с AIIB, Китай возглавляет новую и на существующих правилах основанную организацию так, как это хотели бы видеть Соединенные Штаты, значит правила и стандарты там верны».

Четвертое. Нужно настойчиво приглашать к сотрудничеству Пекин в создании новых технологиях, особенно в кибербезопасности и космосе. Здесь Вашингтон должен проявить энергию в создании управляющих структур и в деятельности дипломатов, чтобы привлечь Пекин к созданию новых правил по-американски.

Можно с большой долей иронии относиться к тому, что так подробно и в деталях расписали аналитики из The National Interest, но это издание отнюдь не «желтого» порядка и популярно в коридорах Капитолия. И статья написана, собственно, для следующего президента США…

И еще пара слов о том, чему нарастающее напряжение между Пекином и Вашингтоном должно научить нас самих. Ведьразорвать американскую «сеть» над миром еще не значит этот мир утвердить. Вспомним, что за последние три года Китай подписал соглашения о сотрудничестве с более чем 30-ю странами вдоль «Одного пояса, одного пути». Что более 70 стран и международных организаций поддерживают и желают участвовать в реализации этого проекта. Как пишет «Жэньминь жибао», «именно сеть взаимосвязей и взаимного доступа мощного китайского капитала, передового китайского оборудования и зрелых китайских технологий смогут оживить торговлю и инвестиции стран, расположенных вдоль проекта «Пояса и пути», а также способствовать реализации перспектив индустриализации на местном уровне».

Газета обещает, что до 2050 года 3 миллиарда человек пополнят ряды населения со средними доходами и будут говорить Китаю «спасибо». Однако смогут ли они при этом сохранить самостоятельность в поисках своего «пояса и пути»?

Все очень прозаично, учит нас история. То, что нам в росийско-китайских отношениях выгодно сегодня, завтра потеряет цену хотя бы потому, что Пекин, не поступившись ни одним своим принципом во внешней политике, легко «замирится» с США, поделив мировую экономику на зону «своих» и «их» интересов. Причем, не силой, а включением в свою быстро растущую экономическую «сеть». И избежать ее «удавливающего эффекта» можно только став «третьим центром силы» в мировой экономике. Одних «антисанкций» для этого крайне мало. России нужен экономический прорыв в производстве, равносильный послевоенной индустриализации страны.

Источник