Пока Марат в отъезде…

Известному провокатору – галерейщику М. Гельману отказали в помещении

Уведомление о расторжении договора об аренде с его галереей выписало руководство московского Центра современного искусства «Винзавод». Как говорится в документе, «за последние несколько лет галерея несколько раз меняла свое название и формы деятельности. Не всегда художественная составляющая была в приоритете. Ее выставочное пространство неоднократно использовалось в сторонних целях, не имеющих прямого отношения к искусству, к тому же имело место нарушение порядка выплаты арендной платы».

Мало того, обнаружилось, что на территории, отведенной для картин, почему-то открылся эмиграционный центр Черногории, что и послужило окончательным поводом в пользу принятия решения о расторжении договора.

А ведь совсем недавно Марат Гельман числился чуть ли главным законодателем мод в изобразительном искусстве России, принимал активнейшее участие в политике, работал в предвыборном штабе Б. Ельцина, занимал пост заместителя генерального директора ОРТ, был членом Общественной палаты при президенте, фактически руководил всей культурной политикой Пермского края… Есть, что вспомнить.

Как и многие нынешние либеральные активисты, он – выходец из преуспевающей интеллигентной советской семьи, родился в Кишиневе. Его отец, Александр Исаакович, был известным в СССР драматургом, автором нашумевшей «перестроечной» пьесы «Заседание парткома». В Москве юный Гельман окончил Московский институт связи, стал инженером. Но по специальности почти не работал, а занялся куда более прибыльным делом – начал торговать картинами. Организовал выставку московских художников в Кишиневе, стал первым в СССР «арт-дилером», хорошо подзаработал и окончательно поселился в столице. А когда рухнул Советский Союз, открыл в Москве собственную галерею.

Никакого специального художественного образования он не получил, но сразу понял: чтобы преуспеть на этом поприще, нужен скандал! Лучше – несколько.

Тут М. Гельман сразу показал себя высоким профессионалом. Открыл в своей галерее выставку «Реституция», на которой показал две картины – «Мадонну» Кранаха и «Дорогу в Арле» Ван Гога, уверяя, будто эти картины были случайно вывезены из Германии. На экспозицию шедевров ринулись толпы. Однако позднее сам устроитель выставки признал: полотна – подделки.

Следующую выставку он назвал «Компромат». На ней можно было увидеть израильский паспорт Геннадия Зюганова, документы из швейцарского банка со списками валютных счетов членов правительства, чемодан с сардельками, обнаруженный под кроватью Егора Гайдара, порнокалендарь с фотографиями знаменитых политиков и другие подобные поделки.

Но самые шумные скандалы были связаны с его «художественными» выставками. Там были обезьяна, облаченная в военную форму с советскими медалями, голубые «купола русских церквей» из аптечных клизм, карта России, выложенная из половых тряпок, дебелые голые тетки в русских кокошниках, верхом на конях – пародия на известную картину В.М. Васнецова, православные кресты из колбасы… Все это – экспонаты выставки «Родина».

Одновременно с торговлей «арт-объектами», как он сам их называл, М. Гельман стал активно подвизаться в политике в роли политтехнолога, в чем изрядно преуспел. Оказался в предвыборном штабе Б. Ельцина, для которого готовил провокации по дискредитации соперников. Его люди рассылали, например, от имени КПРФ фальшивые приглашения на пресс-конференции Г. Зюганова. Когда на них приходили журналисты, то оказывалось, что там никого нет. Выпускал фальшивые листовки с логотипом КПРФ.

В 1996 году, в соавторстве с телеведущим Леонидом Парфеновым, провел широкомасштабную акцию «Новые деньги». Был разработан дизайн купюр с изображением Льва Яшина, Юрия Гагарина, Льва Толстого. Представили купюры как настоящие в столичной гостинице «Савой». По Москве тут же пополз слух о скорой деноминации, и председателю Центробанка пришлось его официально опровергать.

Но настоящую «культурную революцию» ему удалось произвести в Перми, куда его пригласили на работу и где его активно поддерживал губернатор края Олег Чиркунов. Вскоре весь город и его окрестности были заполнены «шедеврами» от М. Гельмана, назначенного директором местного музея современного искусства, который он стал почему-то именовать «PERMM». Были установлены: буква «П» высотой в три этажа, сооруженная из бревен, арматуры и гвоздей – как некий новый символ региона, трехметровый шар, облепленный грязными автопокрышками, фанерное слово «LOVE» перед зданием городской администрации, а также множество странных фигур красных человечков, непонятно что символизирующих.

«Искусство от Гельмана» требовало жертв, одна только буква «П» обошлась городу в 9 миллионов рублей. В итоге интеллигенция города не выдержала и провела уличную акцию протеста.

Но М. Гельман и в ус не дул. Дело дошло до того, что он предложил работу в государственном музее участницам группы «Pussy Riot» Толоконниковой и Алехиной в случае их освобождения по УДО.

В июне 2013 года, на фестивале «Белые ночи в Перми», разразился очередной скандал. На этот раз к традиционным обвинениям в нецелевом использовании бюджетных средств и завышенном гонораре для самого М. Гельмана добавилась буря возмущения в адрес экспонатов выставки на тему сочинской Олимпиады-2014. Эта выставка «Welcome! Sochi-2014» вызвала гневную критику депутатов и местных властей, плакаты были вывезены из музея, и сам «новатор» был, наконец, уволен…

В своем блоге М. Гельман однажды так определил задачи «творцов»: «У людей искусства нет другого выхода, как отстаивать позицию атеистов, геев, нацменьшинств. Призывать к здравому смыслу. Только искусство будет всегда тащить страну в Европу. В отличие от деятелей оппозиции, которые все-таки политики и вынуждены оглядываться на свой электоральный образ, на население, человек искусства может спокойно говорить большинству, что оно людоедское, если поддерживает незаконное осуждение «Pussy Riot». И в этом смысле всем следует сегодня не столько на митинги ходить, сколько создавать галереи, театры, организовывать фестивали, снимать документальные фильмы…».

Для чего? Ну, он же сам растолковал: чтобы отстаивать позиции «атеистов и геев», а также девиц, «выступивших» в храме Христа Спасителя. И – защищать их всех от «людоедов», каковыми он считает нас с вами.

В 2014 году М. Гельман, растеряв все прежние публичные посты – а, значит, и кормушки – публично заявил о своем отъезде из России.

Обосновал он свое решение, конечно же, «политическими причинами»: «Прочитал резолюцию сената США по России и понял, почему уезжаю из России. Я не хочу участвовать в этой войне на стороне «путинской власти», потому что считаю, что она в этом конфликте – агрессор и нарушитель».

Сейчас «новатор» подвизается, в основном, в Черногории. Пишут, что там он собирается создать культурный центр, «активизировать творческую жизнь в городе Будве». Однако про Россию не забывает.

Недавно в интервью сообщил, что верит в смену власти в нашей стране, и произойдет она, по его мнению, до 2018 года. После чего он наверняка вернется, чтобы продолжать приобщать население России к «высокому искусству».

Источник