Эпоха «черного золота» подходит к концу

ждет ли нас энергетический апокалипсис

Который день страна с замиранием сердца следит за падением цен на нефть. Понятно, что федеральный бюджет наполовину состоит из доходов нефтегазовой отрасли. Упадут поступления от продажи «черного золота» – значит надо будет затягивать пояса. Каковы же виды на урожай углеводородов? На эту тему мы поговорили с директором института проблем нефти и газа Анатолием Дмитриевским.

ВМЕСТО НЕФТИ КАЧАЕМ ВОДУ

– Анатолий Николаевич, мало того, что цены на нефть падают, так вице-президент «Лукойла» Леонид Федун заявил, что к 2017 году добыча нефти может сократится на 25-70 миллионов тонн (это примерно от 5 до 14 процентов нынешнего объема в 523,276 млн тонн)…

– У нас оценки получше, мы считаем, что падение не превысит уровня 45-50 миллионов тонн. Но надо признаться, что время легкой дешевой нефти в России закончилось.

– Почему?

– Большинство старых гигантских месторождений вступили в период падающей добычи. Вы знаете, для поддержания давления в недра закачивается вода, которая бежит по пластам со скоростью курьерского поезда и вымывает нефть. Так вот, из того, что нефтяники выкачивают на поверхность, нефть на старых промыслах составляет только 1,5-2 процента, остальное вода. Активные запасы нефти в хороших резервуарах падают. Такая же ситуация по знаменитым газовым месторождениям Западной Сибири: если раньше хорошая скважина давала 1,5 – 2 миллиона кубометров газа в сутки, то теперь дает 15-18 тысяч. К сожалению, эпоха гигантов заканчивается.

– Что же делать? Из-за этого мы так активно сейчас пытаемся застолбить за собой права на разработку арктического шельфа?

– В том числе. В Арктике сосредоточены колоссальные ресурсы, по нашим оценкам более 100 миллиардов тонн нефти и газа (для сравнения ресурсы Саудовской Аравии 36 млрд. тонн – авт). Там открыты гигантские месторождения с невиданной продуктивностью для одной открытой скважины. Но проблема в том, что разведку в Арктике мы вести можем, а подледную добычу – нет. Такой технологии пока не существует.

– А еще защитники окружающей среды беспокоятся, что в погоне за ресурсами мы угробим экосистему Крайнего Севера…

– Любая авария на Севере гораздо страшнее чем, скажем, в тропиках. Помните крупнейшую техногенную катастрофу в Мексиканском заливе, когда в океан вылилось из скважины 0,5 миллиона тонн нефти? Через год экосистема практически полностью восстановилась. Если же нефть попадет на льды это, конечно, затруднит очистку… Сейчас нефтяники после аварии в заливе в обязательном порядке устанавливают превенторы, которые сразу перекрывают скважину в случае ЧП. Новые технологии уменьшают вероятность аварии, но исключить полностью ее вероятность невозможно.

АМЕРИКАНЦЫ СЕЛИ НА НЕФТЯНУЮ ИГЛУ

– Арктическая нефть, похоже, появится не скоро. Как же пережить тощие года?

– Переходить к инновационной модели развития нефтяного и газового комплекса. У нас есть технологии, способные продлить срок эффективной эксплуатации старых гигантов на несколько десятилетий. Мы научились извлекать нефть и газ из труднодоступных мест. Созданы реагенты, которые позволяют водой подбирать из пласта не 1,5 процента нефти, а 6-10. Существует, например, огромное Оренбургское месторождение, оно уже 35-38 лет работает и перспектив, казалось, не было. Поскребли по сусекам и нашли там еще 2,5 миллиарда тонн нефти, правда в плотных породах откуда ее нельзя добыть обычными методами. Месторождения такого масштаба последние 20 лет не открывались! И на старых газовых месторождениях Западной Сибири можно подобрать еще 5 триллионов кубов газа. Это более двух с лишним триллионов долларов Но для освоение нужны новые технологии…

– Скажут, что Россия еще больше садится на нефтяную иглу.

– Ох, как мне надоели разговоры про нефтяную иглу и сырьевое проклятие! А вы знаете, что сейчас на нефтяную иглу с превеликим удовольствием сели США? В октябре 2014 года они вышли на первое место в мире по добыче нефти! Так почему нам не пользоваться нашим естественным сырьевым преимуществом? Тем более «нефтянка» очень восприимчива к инновациям и может обеспечить быстрый возврат: каждый вложенный здесь доллар дает 58 долларов прибыли. Вспомните кризис 2009 года, где была бы Россия, если бы не нефтедоллары?

– Американцы устроили «сланцевую революцию» на рынке углеводородов и грозятся вытеснить Россию с рынков. Они блефуют или нам есть чего опасаться?

– С точки зрения науки «сланцевая революция» это величайшее завоевание цивилизации, потому что нефть стали добывать из таких пород, которые раньше считались абсолютно безнадежными. И объемы добычи там хорошие, в прошлом году они выкачали 280 миллиардов кубометров сланцевого газа (это почти половина от объемов добычи природного газа в России – авт.) Но у сланца есть свои минусы.

НА СЛАНЦЕВУЮ РЕВОЛЮЦИЮ ОТВЕТИМ КОНТРРЕВОЛЮЦИЕЙ

– Например?

– Американцы используют десятки, а иногда и сотни химических реагентов, чтобы достать углеводороды из сланца. Это очень грязная технология и Европа из соображений экологии отказалась от массового бурения скважин (а в США мораторий на добычу сланцевого газа ввели в штатах Нью-Йорк и Нью-Джерси – авт.) И это дает России шанс вытеснить уже саму Америку с рынка. Потому что у нас есть не менее революционная технология плазменно-импульсного воздействия. С экологической точки вещь абсолютно безопасная: толчок! – и создается целая серия микротрещин, которые увеличивают зону дренажа.

– Тогда может лучше нам самим сланцевый газ добывать?

– Для нас сланцевый газ это как дрова. Традиционная нефть и природный газ стоят дешевле. Если их нет, можно использовать сланец. Он хорош тем, что его можно добывать везде, где есть осадочные породы. А во вторых, удобно использовать только там, где пробурили. При транспортировке расходы возрастают.

– Могут ли США за счет сланца вытеснить Россию с европейского рынка?

– В Европу им его экспортировать дорого. Кроме того, на газовом рынке пока действуют долгосрочные контракты, а они заключаются на 20-30 лет. Эти контракты с Россией должны выполняться. На нефтяном рынке поставки можно диверсифицировать. Но США, во-первых, сами – крупнейший в мире потребитель нефти. И в больших количествах они не могут экспортировать. Зато американцы сейчас стали активно строить заводы по переработке газа и нефти. Вот экспансия их нефтепродуктов нам больше будет угрожать чем приход американской нефти на европейский рынок.

– Есть такая популярная страшилка, что запасы нефти закончатся в мире в 2052 году. Как же мы дальше жить будем?

– Я закончил институт в 1961-м. И тогда говорили, что запасы нефти исчерпают в 1980 году. Ну, кто мог тогда подумать, что появится сланцевая нефть?! А кому в голову могло прийти, что мы сможем так глубоко уйти под землю?! В 2008 году на нефтяном конгрессе обсуждали вопрос: возможна ли нефтедобыча с глубин 7-8 км? Из 7 докладчиков лишь я один был оптимистом. А спустя год в Мексиканском заливе начали качать нефть с глубины 11,2 километров – 700 метров по воде и 10,5 км по суше. Так что на наш век нефти хватит, а там и новые источники должны подоспеть.

– Что будем тогда добывать?

– Водородная энергетика, на мой взгляд, самая перспективная. Мы как раз сейчас оформляем патент на технологию производства водорода под землей. Там и производство дешевле и хранить удобно. На земной поверхности ни один материал не подходит для хранения водорода. Даже металл становится хрупким. И тут для производства водорода нам как раз пригодятся истощенные нефтяные и газовые месторождения. Поэтому нефть и газ экономить надо, но до энергетического конца света еще очень далеко.

Источник