Офшорный бизнес пора поставить перед выбором: перевод активов в Россию или их национализация

Но пока продолжается курс на неприкосновенность олигархической собственности

Российские политические деятели высказывают все новые идеи для ускорения деофшоризации экономики, но борьба за возврат капиталов ведется только на словах. Этот тезис подтверждает, в первую очередь, отсутствие работающего проекта по деофшоризации. Правительство отказывается от перехода на мобилизационную экономику, ужесточение валютного регулирования и по-прежнему не трогает активы ведущих олигархов, полученные за копейки во время повальной приватизации. А между тем ресурсы для поддержания реального сектора экономики и развития стратегических ее направлений на исходе: ФНБ практически распределен, а отлаженная схема привлечения дешевых займов из-за рубежа больше не работает. Все предлагаемые меры – максимально щадящие для эмигрировавшего бизнеса, но даже они не получают одобрения в кабинетах министерств. Что уж говорить о реальной деофшоризации, которая может не просто обидеть дружественных власти олигархов, но и оставить их без имущества.

Депутат Госдумы от “Справедливой России” Михаил Сердюк внес предложение об амнистии капиталов, выведенных в офшоры. В случае, если бизнесмены добровольно вернут деньги в страну, они будут легализованы без лишних вопросов, налогов и сборов. Исключение – доходы от продажи наркотиков и средства, полученные в результате совершения тяжких преступлений. Именно на примере сбежавших преступников можно довольно просто объяснить неэффективность таких мер. Если уголовник сбежал в Израиль – страну, которая не выдает своих граждан, есть ли смысл предлагать ему вернуться в Россию для последующей амнистии?
Капиталы, находящиеся в офшорах, юридически выведены из страны и не регулируются российскими законами, объясняет директор Института проблем глобализации Михаил Делягин.

Если капитал выведен грамотно, то нет никаких оснований его преследовать. А капиталы, операции с которыми проведены неграмотно, как правило, выводились не для последующего реинвестирования в России, а для того, чтобы в страну больше не возвращаться. Для кого тогда амнистия?” – задается вопросом Михаил Делягин.

Проект депутата касается денег, уже потерянных российской экономикой. Для спекулянтов, которые только готовятся внести свой вклад в поток утекающих средств (а это порядка $100 млрд в год), неприятный сюрприз приготовил советник президента Сергей Глазьев. Он задумался об ужесточении финансового контроля капиталов и предложил ввести налог на вывоз средств. Это тот самый механизм ужесточения финансового контроля, о котором неоднократно говорили экономисты. Но не успели эксперты просчитать эффект от контроля за движением капиталов, как президент России Владимир Путин порушил надежду на новый инструмент обуздания жадности олигархов и поддержания курса рубля.

Мы не планируем вводить какие-либо валютные ограничения или ограничения по движению капитала“, – сказал президент России Владимир Путин, выступая на форуме “ВТБ Капитала” в Москве. Он добавил, что у Центробанка достаточно инструментов для обеспечения финансовой устойчивости.

Что ж, головокружительное падение курса рубля и обновление исторических максимумов евро и доллара по отношению к российской валюте наглядно подтверждает, как мастерски Центробанк справляется со своей работой. Независимый экономист Владислав Жуковский отмечает, что на форуме ВТБ спикеры российского правительства сделали магистральные заявления о неприкосновенности двух “священных коров”: частной собственности и капиталов.

Под частной собственностью понимается совсем не малый и средний бизнес – его душат повышением налогов, тотальным секвестром бюджета и повышением процентных ставок. Неприкосновенность олигархической собственности – вот что имеют в виду чиновники. Не будет пересмотров ни приватизации, ни кредитно-залоговых аукционов. Второе, о чем говорили последователи школы квазилиберальных реформаторов – это недопустимость ужесточения контроля за капиталом, отказ от возрождения минимально необходимого регулирования и контроля. Когда об этом сказала глава Центробанка Эльвира Набиуллина, она сорвала аплодисменты. В странах со слабой экономической устойчивостью и низким уровнем квалификации чиновников, к коим относится Россия, нужно вводить валютное регулирование и контроль, так как рыночная неэффективность приводит к разрушению финансовой структуры экономики. Кризисные годы показали, что те страны, которые ввели финансовое регулирование и контроль, грамотно его провели и создали стимулы для производительных инвестиций, поддержки малого и среднего бизнеса и защиты национальных инвесторов – оказались в выигрыше. Экономика при таких действиях восстанавливается“, – рассказал Владислав Жуковский Накануне.RU.

Ограничения по движению спекулятивного капитала существуют в странах АТР, в том же Китае, экономика которого растет быстрее других стран. Незаконный вывод средств блокировался и в не бедствовавшем Советском Союзе. Но обратить внимание на опыт прошлого или более успешных стран российские чиновники-экономисты не хотят, не подвигает на этот шаг даже удручающая статистика: за последние 25 лет из России было вывезено $2-2,5 трлн, что составляет 120% ВВП страны.

Линию кабмина еще раньше, на сочинском инвестиционном форуме, определил председатель российского правительства Дмитрий Медведев, сказав, что у страны нет предпосылок для перехода к мобилизационной экономике. Мобилизация в первую очередь коснется вопросов собственности, будет необходима национализация в стратегических отраслях. Но вопрос об этом так и не поднят, ровно как и не проводится добросовестная деофшоризация.

Оба процесса связаны, так как в России в офшоры выводятся не столько капиталы, сколько право собственности, конечных бенефициаров крупных заводов и промышленных предприятий порой невозможно вычислить. Если правительство действительно захочет вернуть имущество из офшоров в страну, будет достаточно пригрозить национализацией всех активов.

Любой актив, права собственности на который не будут возвращены в Россию из офшора, в течение полугода, признается бесхозным и бесплатно конфискуется в пользу государства – вот законопроект, который должен появиться. Если вы иностранная компания – оформляйте актив на себя и платите налоги по законам своей страны, но из офшоров имущество должно быть выведено. Изменение структуры собственности – сложная процедура, специалисты в области корпоративного права должны решить, какой срок нужен компаниям. Но перерегистрация должна занять не больше года“, – поделился с Накануне.RU Михаил Делягин.

По его мнению, бизнес может позволить себе оплатить расходы на перерегистрацию, учитывая те суммы налогов, которые они недоплатили в российский бюджет.

Секвестирования бюджета могло бы и не быть, если бы в Россию были возвращены гигантские холдинги российских олигархов из первых строчек списка Forbes. Это налоговая база, которую теряет бюджет. По самому оптимистичному сценарию российский ВВП не поднимется выше 1%, даже с учетом траты средств ФНБ на инфраструктурные проекты. Поэтому государство уже стоит на распутье: нажить 20 врагов в лице олигархов или 140 миллионов – в лице граждан собственной страны.

Если бизнес поставить в жесткие условия – перерегистрация или национализация, то ни один бизнесмен не отдаст бесплатно свои активы, отмечают эксперты. И государство одним законопроектом убьет двух зайцев: повысит налогооблагаемую базу и получит возможность вести переговоры с бизнесом в правовом поле.

Норильский никель – это российское предприятие или нет? Юридически оно отношения к России не имеет. “Альфа-банк” вроде бы российский, но, насколько можно судить по структуре “Альфа Групп”, из России он только получает прибыль. Все знают, что Пикалево (“Базэлцемент-Пикалево, – прим. Накануне.RU) принадлежит Дерипаске, но юридически если все выведено в офшор, он может не иметь к этому Пикалево никакого отношения. Поэтому дискуссия о судьбе Пикалево обречена вестись не по закону, а по понятиям и быть юридически некорректной. Государство оказывается в ситуации, когда оно ведет себя незаконным образом, вступая с ним (бизнесом, – прим. Накануне.RU) в переговоры, получается, что оно несильно отличается от бандитов. Перерегистрация компаний станет шагом к правовому государству”, – объясняет Делягин.

При этом, государство должно не только вернуть предприятия и капиталы, но и создать условия для их эффективной работы в стране. Дорогие кредиты, высокие налоги – от этого уже страдают все компании с российской пропиской. Каково будет тем, кто вернется из “налогового рая”? Поэтому параллельно правительству необходимо думать о налоговых стимулах и тарифной политике в отношении стратегических активов, считает Жуковский.

Необходимо замораживать и снижать тарифы естественных монополий для стратегически важных предприятий. Должно быть понимание, какие отрасли являются приоритетными. Они складываются в новейший технологический уклад, куда мы должны максимально быстро и успешно войти, а затем наращивать инвестиции темпами в три-пять раз быстрее, чем в других отраслях экономики. Только тогда мы можем выйти на передовые рубежи научно-технического прогресса и развить реальный сектор. Без государства этих целей достичь невозможно“, – говорит Жуковский.

Что же касается перераспределения капиталов внутри российской экономики, то это направление тоже должно контролировать государство. В рыночных условиях предпринимателям выгодно вкладывать в высокорентабельные ресторанно-гостиничный, финансовый и нефтегазовый сектора. Однако инвестиций требует инфраструктура и отрасли, связанные с развитием инновационного и научно-технического потенциала, куда сейчас вкладываются деньги из ФНБ.

Источник