К концу года в России появится уточненная военная доктрина Российского государства

По словам замсекретаря Совбеза РФ Михаила Попова, новые тенденции развития военно-политической обстановки в мире в последние годы отразятся в новом документе …

К концу года в России появится уточненная военная доктрина государства. Для этого уже сейчас при аппарате Совета безопасности РФ образована межведомственная рабочая группа по подготовке предложений о внесении изменений в новый программный документ, сообщает РИА Новости.

Безусловно, новые тенденции развития военно-политической обстановки в мире в последние годы не могли не отразиться в новом документе. Это и проблема ПРО, и приближение инфраструктуры НАТО к границам России, и, конечно же, ситуация на Украине и вокруг нее.

О том, какие еще проблемы и новые тенденции найдут отражение в военной доктрине, руководителю профильной редакции агентства РИА Новости Сергею Сафронову рассказал заместитель секретаря Совета безопасности РФ Михаил Попов.

Он отметил, что в заключительной части действующей военной доктрины от 2010 года указано, что ее положения могут уточняться с изменением характера военных опасностей и военных угроз. «В настоящее время данный документ в мировом и российском сообществе признан как состоятельный и достаточно четко выражающий взгляды Российской Федерации на обеспечение своей военной безопасности и обороны. Вместе с тем тенденции развития военно-политической обстановки в мире за последние годы, особенности ведения вооруженной борьбы на современном этапе требуют уточнения отдельных положений военной доктрины. В первую очередь это связано с возникновением новых военных опасностей и военных угроз Российской Федерации, которые проявились в событиях “арабской весны”, в вооруженном конфликте в Сирии, а также в ситуации на Украине и вокруг нее», – сказал М.Попов.

Он отметил, что «помимо классических форм и способов применения вооруженных сил, в борьбе ведущих государств мира за свои интересы типичными стали “непрямые действия”, использование радикальных и экстремистских организаций, частных военных компаний и задействование протестного потенциала населения. Особое значение придается работе в информационной сфере».

«Более явным становится стремление США и государств-членов НАТО нарастить свой стратегический наступательный потенциал за счет развития глобальной системы ПРО, принятия новых стратегических концепций применения войск и сил, разработки принципиально новых средств вооруженной борьбы, в том числе гиперзвукового оружия», – добавил замсекретаря Совбеза РФ.

По его словам, произошли также изменения в составе и организационно-штатной структуре наших Вооруженных сил. «В частности, были созданы войска воздушно-космической обороны. Это вызвало необходимость внесения соответствующих изменений в положения военной доктрины, раскрывающие вопросы сдерживания и предотвращения военных конфликтов, оснащения Вооруженных сил и других войск вооружением, военной и специальной техникой, развития оборонно-промышленного комплекса. Кроме того, требуется учесть в военной доктрине содержание нормативных правовых актов Российской Федерации, вступивших в силу за время, прошедшее с момента ее утверждения. Среди них я могу назвать концепцию внешней политики Российской Федерации 2013 года, уточненный закон “Об обороне”, положение о военном планировании в Российской Федерации, положение о Генеральном штабе Вооруженных сил Российской Федерации», – сообщил Попов.

Он отметил, что «при уточнении военной доктрины мы будем исходить из целевой установки, которой руководствовались разработчики действующей военной доктрины, — открытый характер этого документа».

«В настоящее время при аппарате Совета безопасности образована временная межведомственная рабочая группа по подготовке предложений о внесении изменений в военную доктрину Российской Федерации. В ее состав вошли представители заинтересованных органов государственной власти и организаций. Задачей группы является проработка поступающих от органов государственной власти и организаций предложений и подготовка соответствующих рекомендаций с последующим их обсуждением на заседании межведомственной комиссии Совета безопасности. Закончить работу по внесению изменений в военную доктрину мы предполагаем в текущем году», – продолжил Попов.

Он не сомневается, что вопрос о приближении военной инфраструктуры стран — членов НАТО к границам нашей страны, в том числе путем расширения блока, сохранит свое место в качестве одной из внешних военных опасностей для Российской Федерации. «В 2010 году данное положение военной доктрины вызвало наиболее острую реакцию США и стран НАТО. Ряд высокопоставленных должностных лиц упрекали руководство нашей страны в старом мышлении, заявляли о том, что НАТО не является врагом России и никогда не нападет на Россию. Но так ли это? Нас уверяли в добрых намерениях, а действия последних лет говорят совершенно о другом. Нам так и не удалось установить равноправный диалог с нашими партнерами. От России все время ждут односторонних уступок по многим вопросам международных отношений. Совершенно необъективно определяется роль и место России в украинских событиях, соответственно, делаются неправильные выводы и принимаются неадекватные меры. Против России развернута беспрецендентная информационно-пропагандистская кампания. В лице России целенаправленно формируется образ врага, а ее политический курс рассматривается в качестве новой угрозы НАТО», – подчеркнул замсекретаря СБ РФ.

Также он отметил, что 4-5 сентября на саммите НАТО в Великобритании планируется рассмотреть вопросы повышения боевой готовности Объединенных вооруженных сил блока. «Активизировать в долгосрочной перспективе его военную деятельность, принять меры по обеспечению долгосрочного присутствия военных формирований НАТО в Восточной Европе. Предполагается увеличить масштабы и интенсивность мероприятий оперативной и боевой подготовки. Предусматривается повысить оперативность применения сил первоочередного задействования НАТО за счет создания новых военных баз в Восточной Европе, уточнить планы применения войск и сил. Всем понятна направленность этих мероприятий. США хотят серьезно усилить группировку своих войск в Прибалтике. Уже спланирована переброска на территорию Эстонии тяжелого вооружения и военной техники, включая танки и бронетранспортеры. И это непосредственно у границ России. Таким образом, все факты свидетельствуют о стремлении руководства США и НАТО продолжить линию на обострение отношений с Россией. Со своей стороны, мы считаем, что определяющим фактором в отношениях с НАТО остается неприемлемость для России планов продвижения военной инфраструктуры альянса к нашим границам, в том числе путем расширения блока. Сохранит свое значение в новом документе в качестве одной из внешних военных опасностей для России и положение о создании и развертывании систем стратегической противоракетной обороны, подрывающих глобальную стабильность, а также вывод оружия в космическое пространство», – добавил Попов.

«Что касается Арктики, то основными национальными интересами России в этом регионе являются использование российской Арктической зоны в качестве ресурсной базы, способной в значительной степени обеспечить потребности России в углеводородных ресурсах, водных биоресурсах и других видах стратегического сырья для решения социально-экономических задач. Реализация этих задач потребует обеспечить устойчивое развитие Арктической зоны России. Для этого в военной доктрине соответствующим образом будут уточнены задачи Вооруженных сил и других войск, воинских формирований и органов. Дополнительно следует отметить, что мы открыты для сотрудничества в Арктике. Мы не только призываем к взаимодействию, но и на деле подтверждаем свои намерения. Уже не первый год по линии Совета безопасности Российской Федерации за Полярным кругом организуются встречи представителей стран Арктического совета с реальным показом наших объектов. К слову сказать, не все страны этого региона демонстрируют аналогичную доброжелательность и открытость», – подчеркнул он.

По словам Попова, «жизнь показывает, что надежность наших некоторых западных партнеров — явление временное и связано оно, к сожалению, очень тесно с политической конъюнктурой». «Эффективное функционирование оборонно-промышленного комплекса страны является одним из важнейших факторов способности нашей армии обеспечить защиту государства. Это возможно в условиях обеспечения технологической независимости России в области производства стратегических и других образцов вооружения, военной и специальной техники. Очевидно, вносимые в военную доктрину уточнения должны быть направлены на устранение нашей зависимости от импорта станкостроительной продукции, поставок сырья, материалов и комплектующих изделий», – добавил он.

Также замсекратеря СБ РФ подчеркнул, что границы Российской Федерации со странами СНГ, в том числе и с Украиной, не прикрыты войсками, их охрана осуществляется пограничными органами. «Те органы военного управления и воинские части, которые дислоцировались на этих направлениях за время, прошедшее после распада СССР, постепенно были частично расформированы, а частично передислоцированы вглубь территории страны. Изменившаяся обстановка в районе российско-украинской границы требует тщательного анализа и детального учета всех сопутствующих обстоятельств. Задачи Черноморского флота и группировки войск и сил на полуострове остаются прежними — это обеспечение военной безопасности государства в границах ответственности. Крым сегодня — территория Российской Федерации, и вооруженная агрессия против Крыма будет расцениваться как агрессия против Российской Федерации со всеми вытекающими отсюда последствиями. Группировка войск и сил в Крыму, созданная в соответствии с решением президента, является самодостаточной и способна отразить вторжение потенциального агрессора на территорию Республики», – продолжил он.

По словам Попова, «в военной доктрине в целом определяются задачи Вооруженных сил и других войск в мирное время, в период непосредственной угрозы агрессии и в военное время. Задачи видов и родов войск Вооруженных сил определяются руководящими документами Минобороны. В связи с созданием нового рода войск Вооруженных сил — Войск воздушно-космической обороны — в военную доктрину, в раздел “Задачи Вооруженных сил и других войск” предлагается внести изменения терминологического характера», – добавил он.

В заключение он отметил, что «Положение о Национальном центре управления обороной Российской Федерации должно найти отражение в военной доктрине, в части, касающейся координации действий Вооруженных сил и других войск, воинских формирований и органов, а также федеральных органов исполнительной власти, решающих задачи в области обороны».

Уточнение военной доктрины России — вполне естественная реакция на заявления НАТО о расширении присутствия в Восточной Европе, при этом утверждения стран-участниц альянса, что РФ угрожает их безопасности, вряд ли можно считать адекватными, считает доцент кафедры гуманитарных дисциплин РАНХиГС, член научного и экспертного советов Российской ассоциации политической науки Сергей Беспалов.

«Это вполне естественная реакция на то, что происходит . Общий фон отношений “Россия — НАТО” ухудшается достаточно резко. В этой связи было бы достаточно странно, если бы Россия вообще никак не прореагировала на заявления, действия и планы НАТО, которые самым явным образом нас затрагивают», — сказал Беспалов.

Политолог напомнил, что в последние месяцы и недели со стороны западных лидеров и представителей НАТО последовал ряд достаточно жестких заявлений в адрес России. Были усилены миссии воздушного патрулирования стран Прибалтики, самолеты с радиолокационным оборудованием совершают регулярные полеты над территорией Польши и Румынии, введены дополнительные корабли НАТО в Балтийское и Средиземное моря.

Кроме того, альянс заявил об увеличении постоянного присутствия персонала, о расширении программы учений, укреплении системы раннего оповещения и усилении возможностей сил реагирования. Также генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил, что альянс планирует развернуть новые базы в Восточной Европе.

«Все чаще мы слышим слова о том, что действия России угрожают самим основам современного миропорядка, европейской безопасности. Потому уже не только американские ястребы, но и ряд европейских политиков, функционеры НАТО говорят о необходимости сдерживания России как едва ли не основной задачи Северо-Атлантического альянса в новых условиях», — отметил он.

Однако Россия в последние годы не предпринимала никаких действий, которые угрожали бы странам НАТО, подчеркнул эксперт.

«Заявления лидеров стран альянса о том, что их действия являются реакцией на заявления российских политиков, едва ли могут быть признаны адекватными, просто потому, что Россия никаких действий в отношении стран НАТО, в отношении организации в последние годы не предпринимала», — сказал Беспалов.

Источник