Александр Дубровский: “На пороге”

За 638 дней в России построено 423 новых производства – один объект каждые 1,5 дня. Россия стоит на пороге революционных изменений, но вовсе не тех, о которых мечтают наши либералы.

Россия стоит на пороге революционных изменений!

«Ага! – воскликнет изможденный реформаторским зудом рассерженный либерал. – Я же предупреждал: волна народного гнева уже у стен Кремля и вот-вот сметет эту продажную власть, разворовывающую национальные богатства!» (имеются в виду богатства России, являющиеся, естественно, по его высоколобому мнению, достоянием всего человечества).

Однако предупреждаю – вся высоколобая правота заканчивается на междометии «ага», а далее все идет с точностью до наоборот. Причем идет революционно и с не менее революционной точностью. Доказать это, вопреки заявлениям различных экспертов и прочих уполномоченных на экспертное мнение деятелей, несложно, и даже в некоторой степени до азартности почетно.

Есть только один нюанс – воспринимать информацию, касающуюся реальных процессов, происходящих в России, необходимо абсолютно беспристрастно, несмотря на часто преобладающий негативный фон, провоцирующий настроения типа «всепропало», «поравалить» и «просралиполимеры».

Итак, необходимо отметить, что в результате реформ за последние 20 лет экономика России оказалась достаточно жестко увязана с мировой экономикой, что ни плохо, ни хорошо. С одной стороны, обвал внешних рынков сбыта, что имеет место сейчас, крайне проблематичен для нашей экспортно ориентированной экономики, с другой стороны, сужение внешних рынков сбыта неизбежно ведет к поиску путей диверсификации и, самое главное, к принятию мер к увеличению внутреннего спроса.

Или, например, введение политико-экономических санкций против нашей страны приводит к принятию ответных мер, которые на поверку оказываются гораздо более эффективным оружием и также могут привести к быстрому восстановлению внутреннего производства, в частности в сельском хозяйстве. И так далее.

В этой схеме для нас самым интересным аспектом является возможность увеличения внутреннего спроса и подъема внутреннего производства, что на самом деле означает подъем внутренней экономики, причем независимо от мировых проблем. Эта возможность слабо связана с биржевым рынком товаров и финансовых услуг, а может иметь под собой только реальный подъем производства и только реальных товаров, которые можно также реально потрогать руками.

Так что же происходит в России в реальной экономике, а не в офисах внутри МКАД, на фондовых рынках ММВБ и прочих финансовых площадках Лондона, Гонконга, Нью-Йорка и других?

Для иллюстрации происходящего привожу данные о новых заводах, цехах и других производственных объектах, запущенных в России в ноябре – декабре 2012 года, за 2013 год и с января по июль 2014 года, из которых явствует, что за этот период запущено минимум 423 новых объекта с суммарными инвестициями порядка 2 трлн рублей.

Причем львиную долю инвестиций предоставили внутренние инвесторы, однако, что немаловажно, не остались в стороне и иностранные структуры, продолжающие активно вкладывать в российские объекты. В списке присутствуют исключительно гражданские объекты, хотя могут быть и производства двойного назначения.

Чтобы было понятно – все введенные в строй объекты построены по самым современным технологиям и стандартам, в чем легко убедиться, пройдя по ссылкам в перечне. Таким образом, за период в 638 дней в России построено 423 новых производства, что равнозначно введению в строй одного объекта каждые 1,5 дня!

И это только те объекты, которые попали в общедоступные ленты новостей, что может дополнительно дать сотни более мелких частных предприятий, не очень заметных на общем фоне.

Например, согласно моему перечню, взятому лишь с сайта «Сделано у нас», в июле 2014 года запущено 24 объекта, в которые инвестировано более 60 млрд руб., а согласно ресурсу «Модернизация России» таких объектов в июле 35 на общую сумму инвестиций 61,9 млрд руб., причем часть объектов есть только в одном списке, либо в одном, либо в другом.

Опять же подчеркиваю, что намеренно отстраняюсь от колоссальных инвестиций в оборонный сектор – со строительством гигантских стапелей, ультрасовременных авиапроизводств, новых заводов бронетехники и объектов военной электроники.

Тем не менее кто-то может сказать, что для такой страны, как Россия, все равно этого совершенно недостаточно, и будет даже во многом абсолютно прав. Но тогда какая альтернатива? «Хочу все и сразу»? К сожалению, так не бывает – разрушить дом направленным взрывом можно за несколько секунд, а на возведение нового здания уходят годы.

В общем, отставляем либеральные слюни в сторону и переходим к следующему вопросу: почему внушительный список новейших производств практически незаметен на просторах России и не дает такого же внушительного эффекта?

На первую часть вопроса ответ очевиден: Россия имеет такую гигантскую территорию, что даже самый крупный завод всегда будет выглядеть пылинкой на фоне бесконечных горизонтов полей, гор и лесов.

На вторую часть вопроса ответов несколько, и практически все они содержатся в программных статьях академика С. Глазьева, из которых за фасадом глубокой академической мысли следует несколько простых и очевидных выводов.

1. ЦБ РФ находится в жестких рамках навязанной ему функции «большого валютообменника» и по российскому законодательству не отвечает за экономический рост в стране. В результате наш Центральный банк лишен права самостоятельной эмиссии, что лишает экономику длинных и дешевых кредитов, заставляя коммерческие банки кредитоваться за рубежом по повышенным ставкам.

2. «Бюджетное правило» также не позволяет вкладывать излишки экспортной выручки в российскую экономику, а заставляет правительство финансировать западные страны через покупку низкодоходных гособлигаций.

3. Спрос на товары является не абстрактным академическим понятием, а реальным средством оживления экономики со стороны покупателей, как граждан, так и многочисленных юридических лиц. Отсутствие средств, обеспечивающих спрос, является серьезным тормозом экономики.

4. Российская экономика из-за дефицита денежных средств крайне недофинансирована, чем и обеспечивается высокая инфляция в стране. В ситуации, когда деньги выступают в качестве товара, причем в ограниченном предложении, высокий спрос на них вызывает удорожание и рост кредитных ставок.

Данное утверждение, кстати, противоречит классической рыночной теории, утверждающей, что инфляция всегда обусловлена преобладанием денежной массы над товарной.

#{author}Таким образом, налицо «гордиев узел» финансовых проблем, развязать который возможно только при принятии соответствующих законов по финансовому регулированию, позволяющих вздохнуть полной грудью и начать возрождать Россию.

Если не отменить «бюджетное правило» и не наделить ЦБ РФ реальной ответственностью за экономический рост, то огромное количество новых заводов можно забыть и не обращать на них внимания, дабы не иметь расстройства пищеварения со всеми сопутствующими психопатологиями.

Во всяком случае сегодня бизнес России доказывает, что его ожидания идут вопреки мировым тенденциям и жестким внутренним обстоятельствам, и обязанность высшего руководства страны – оправдать эти ожидания.

Многое уже делается, пусть и в небольших объемах, но ЦБ начал прямое кредитование некоторых проектов, начал создаваться независимый процессинговый центр, государство начало активно финансировать инфраструктурные отрасли (пока в основном госструктуры) – дороги, аэропорты и т. д. При всех сложностях момент принятия ключевых финансово-экономических решений уже настойчиво стучится в дверь.

Я с глубочайшими переживаниями отношусь к событиям на Украине, особенно к известиям о гибели мирных жителей, но не могу не признать: Украина значительно приблизила революцию в России.

Только не ту революцию, о которой вот уже 15 лет мечтают измученные рассерженные граждане либерального разлива, а революцию экономического роста независимо от происходящих в мире рецессий, дефолтов и преддефолтов.

Источник: Блог Александра Дубровского