К кому рванет Турция?

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил, что Турция может стать ассоциативным членом Евразийского экономического союза (ЕАЭС)

Он напомнил, что к тройке учредителей – России, Казахстану и Белоруссии — планируют присоединиться Армения и Киргизия.

Казахский лидер, который ранее звал Турцию в Таможенный союз, не уточнил, насколько совместимо участие государства – члена НАТО, на территории которого размещены ПРО альянса и элементы ПРО США, — в одном союзе со странами ОДКБ, имеющими единую систему ПВО.

Кстати, многие эксперты считают создание совместной системы ПВО на постсоветском пространстве ответом на размещение американских ПРО в Европе. Однако руководитель редакции военной информации ИТАР – ТАСС Виктор Литовкин полагает, что сравнивать две эти системы с военной точки зрения неправильно. “Они предназначены для совершенно разных целей”, — цитирует эксперта “ЦентрАзия”. Также, по его словам, системы ПРО в Европе пока не существует, идет лишь подготовка к ее развертыванию. “Это чисто американская система: США навязывают Европе свою боевую технику, а чтобы европейцы раскошелились, западная пропаганда раздувает страхи, что не сегодня-завтра Россия нападет на Восточную Европу”, — пояснил он.

По его информации, в настоящее время в рамках ОДКБ существуют три направления единой системы ПВО: Западное – на нем создана совместная система ПВО Белоруссии и России; Южное, где система ПВО создается Россией и Арменией, и Центрально-Азиатское: единая система России и Казахстана.

“Польза для нашей страны от сотрудничества с Астаной многогранная. Казахстан и страны Центральной Азии становятся в этом случае “предпольем” для России. Если вражеские самолеты и ракеты будут лететь в сторону России со стороны Афганистана, Пакистана, Ирана или Индийского океана, они должны будут пролететь через страны Центральной Азии. Казахстан их первым увидит и первым будет уничтожать. А уж потом то, что останется от этих целей, уничтожит российская система ПРО, в том числе, зенитно-ракетные комплексы Центрального военного округа”, — рассказал Литовкин.

И хотя Россия и Казахстан делают акцент на сугубо экономической функции ЕАЭС, президент Белоруссии Александр Лукашенко, грубо говоря, их “продал” и предрек новому союзу трансформацию в военную организацию. По данным РИА “Новости”, он заявил, что ОДКБ в будущем может стать военной составляющей Евразийского экономического союза, и что страны, в него входящие, “ждет и политическая, и военная интеграция”, потому что “экономика — основа всему”. “Думаю, что мы скоро придем к тому, что ОДКБ станет составляющей частью этого союза. Это будет наша военная организация”, — сказал президент Белоруссии.

Спрашивается, при чем тут Турция? На первый взгляд – ни при чем. Но политик такого уровня, как Назарбаев, не стал бы просто сотрясать воздух. Поэтому, надо полагать, приглашение Турции в Таможенный союз, а теперь и в ЕАЭС имеет серьезные причины. Кстати, на днях президент Киргизии Алмазбек Атамбаев выразил уверенность в том, что Турция может стать партнером Таможенного союза.

“Росбалт” уже анализировал, по какой причине Назарбаев зазывал Турцию в ТС. Тогда распространилась информация, что такое желание озвучил в беседе с президентом Казахстана его турецкий коллега Абдулла Гюль (на фото вместе с Назарбаевым). А что, сказал Назарбаев, заодно и прекратятся разговоры о том, что “мы создаем СССР”. Но Лукашенко, в контексте ЕАЭС, заговорил о “военной организации”, и это коренным образом меняет дело.

Если учесть, что Турция не первый десяток лет стремится вступить в Евросоюз, и ей каждый раз в этом отказывают, она вполне может выбрать для себя участие в альтернативном альянсе. Правда, этому почти наверняка воспротивится Армения. Но, как показывает новейшая история, Россия может уговорить ее “подписаться” под любым проектом.

Во-вторых, мировой баланс сил стремительно меняется, и не исключено, что Турция стала искать в нем собственное надежное место – поближе к России (несмотря на различие подходов к сирийской и другой проблематике), и к тюркскому миру. И к поиску “места” ее подталкивает ЕС своей чванливостью и, можно сказать, — “интеграционной брезгливостью”.

О возможном изменении турецкого внешнеполитического вектора пусть косвенно, но все же говорит и тот факт, что несмотря на резкое ухудшение отношений России и Запада из-за украинских событий, российско-турецкие отношения остаются стабильно дружественными. И в них огромная роль принадлежит энергетическому сотрудничеству двух стран. Кроме того, Анкара серьезно подозревает, что на Турции Запад желает апробировать опыт “цветных революций”.

Тема эта активно обсуждается в турецких СМИ. В частности, Yeni Safak утверждает, что “заграница”, то есть, ЕС и США, готовятся к реализации украинского сценария в Турции с тем, чтобы лишить ее независимости. И что вообще гражданские протесты в Турции являются “конфликтом местного и свободного с чуждым и зависимым… Это конфликт Европы и Америки с Анатолией”.

Идеологом свержения действующей турецкой власти считается проживающий в США исламский общественный деятель Фетхуллах Гюлен – к нему крайне отрицательно относятся и Москва, и правящая в Турции Партия справедливости и развития. Этот факт, возможно, тоже может заставить Турцию идти по пути сближения с Россией и объединениями, в которых она играет видную роль.

Также не будем забывать о том, что недавно тот же Назарбаев, который стал едва ли ни ведущим ньюсмейкером, поднял вопрос создания на базе Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) Организации по безопасности и развитию Азии (ОБРА). Президент Казахстана считает, что новая структура должна “составить здоровую конкуренцию ОБСЕ”.

Отметим, что в СВМДА, помимо прочих, входят Турция, Россия, Китай и государства Центральной Азии. Таким образом, Турция, вместе с Россией, участвует не в одном интеграционном союзе. И если ОБРА будет создана (а Назарбаев воплощает в жизнь все свои международные инициативы) с участием Турции, это подтвердит стремление Анкары к большей интеграции с Россией и постсоветским пространством.

То есть Турция может стать участницей не только сугубо экономических союзов, но новой, еще нарождающейся архитектуры безопасности, ось которой смещается к Востоку. А попросту говоря – атизападной страной.

Ирина Джорбенадзе

Источник