Леонид Константинов: “Интернет-ответ Америке?”

События в мире заставляют и Россию задуматься о своей информационной безопасности

Когда из американской военной разработки Интернет шагнул в общегражданское пользование по всему миру, его воспринимали, как царство свободы. Цензуры – никакой, полная свобода самовыражения для каждого, кто сможет открыть свой сайт, контролировать Интернет пытаются только одиозные тоталитарные режимы…

Теперь, после разоблачений Сноудена, от представления об Интернете, как царстве свободы, остались жалкие ошмётки. Оказалось, что это свобода только для американских спецслужб прослушивать практически всех на свете.

Но разве это нельзя было заметить до разоблачений Сноудена ?

Всемирная цензура по-американски

Например, в Youtube и хорошо раскрученных до мирового масштаба социальных сетях, типа Facebook, существует весьма идеологизированная цензура, обслуживающая интересы США, точнее, стоящей за США мировой финансовой элиты.

Скажем, сейчас, в связи с конфликтом на Украине, из Youtube очень оперативно удаляют ролики в пользу донецкого ополчения, как «вводящие в заблуждение или оскорбительные». Не все, но самые острые, которые могли бы стать сенсациями.

Быстрота, с которой это происходит, показывает, что в Youtube есть целое структурное подразделение, которое занимается удалением роликов по политическим мотивам. Youtube и социальные сети превратились в один из инструментов пропаганды вполне конкретных политических сил. Американцы просто пользуются тем, что отдельным странам, даже крупным, очень трудно раскрутить что-нибудь конкурентоспособное с Youtube или Facebook. И чем владельцы этих проектов лучше правительства Китая с его цензурой?

Здесь работает не только раскрутка подконтрольных США проектов до мирового масштаба, но и контроль над иностранными проектами. Скажем, российская социальная сеть ВКонтакте очень долго оставалась зависимой от чего-то за границей, и до ухода генерального диретора Павла Дурова вела информационную политику не намного лучше, чем Facebook. Будем надеяться, что теперь, когда Дурова сняли, это изменится, но факт остаётся фактом – у американцев есть средства влияния даже на иностранные сети.

Информационная политика российской поисковой системы Яндекс вообще производит тягостное впечатление. Дело даже не в истории про Крым на Яндекс-картах, который в русскоязычной версии Яндекса обозначен, как российская территория, а в англоязычной – как украинская. Но новости, связанные с событиями на Украине, только на 10% состоят из новостей с российских ресурсов, на 10% из более или менее нейтральных, а на 80% – из заведомой пропаганды киевской хунты. Её нападение на Донбасс практически во всей новостной подборке называется «антитеррористической операцией», а для донецкого ополчения не существует других слов, кроме «сепаратисты» и «террористы». На рынке России и в российском правовом поле восставший Донбасс каждый день обзывают террористами!

В общем, цензура есть и в Рунете. Но какая угодно, только не российская.

Другой тревожный звонок задолго до Сноудена прозвучал, когда во время нападения американцев и их союзников на Ливию, Интернет в стране был полностью отключён. Значит, это можно сделать с любой неугодной страной.

Информационная безопасность всего мира висит на тонком волоске, который в любой момент могут перерезать американцы.

Таким образом, из царства свободы Интернет превратился в один из инструментов обеспечения американского мирового господства – такой же, как доллар в качестве валюты для международных расчётов.

Инструменты господства

Инфраструктура Интернета в США имела больше времени на развитие, чем в других странах. В хостинговой индустрии США созданы очень большие вертикально интегрированные компании, которые стали самыми большими игроками на рынке. При этом услуги американских компаний носят максимально открытый характер, и доступны организациям и частным лицам по всему миру.

Прежде всего, из 13 корневых DNS-серверов 10 расположены на территории США, а остальные 3 на территории американских союзников – Великобритании, Швеции и Японии. DNS (система доменных имён – англ.) распределённая компьютерная система для получения информации о доменах. Используется для получения IP-адреса по имени компьютера или другого устройства. Корневые DNS-серверы отвечают за доменные имена первого уровня, такие, как .com, .net, .org, .biz и .info.

Часто можно слышать, что это и обеспечивает тотальную прослушку Интернета американцами, но на самом деле это не совсем так. Через DNS-серверы проходит только служебная информация для сопоставления IP-адреса запрошенному буквенному имени. Передача контента идёт при помощи других средств. Поэтому сами по себе корневые DNS-серверы позволяют только отслеживать, кто с кем связался, и отключать неугодных, как Ливию, но для прослушки их использовать невозможно. Однако отслеживать сам факт связи, и отключать кого захочешь – это уже немало. А главное – такое расположение корневых серверов приводит к тому, что очень значительная часть информации идёт именно через США, и тут-то к ней и протягивает свои «шаловливые ручонки» американское Агентство национальной безопасности. Наверное, у АНБ есть какие-то средства и для прослушки трафика, проходящего через другие страны – подразделения АНБ расположены по всему миру, и вряд ли они занимаются только банальным радиоперехватом. Но главный корень проблемы – именно в расположении большей части инфраструктуры на территории США.

Мировым доменным пространством занимается некоммерческая организация под названием ICANN (Интернет-корпорация имён и номеров – англ.), она вообще находится под контролем Министерства торговли США, которое может наложить запрет на любое её решение.

В общем, выпуская Интернет в мир, американцы с самого начала не собирались отказываться от контроля над ним.

Контроль в отдельных странах

Самый большой опыт в этой области на сегодня имеет Китай. До последнего времени контроль над Интернетом осуществлялся при помощи «чёрных списков», куда заносились сайты с нежелательным содержанием. При попытке выйти на такие сайты у китайских пользователей просто появлялась отметка «Ошибка 404».

В Интернете часто можно встретить слухи о том, что Китай намерен ужесточить эту политику ещё больше, и от «чёрных списков» перейти к «белым». То есть, если раньше китайские пользователи могли выйти на любые сайты, не попавшие в «чёрный список», то теперь – только на те, которые внесены в «белый». Таким образом, вместе с сайтами, нежелательными по политическим или моральным соображениям, китайцы будут лишены доступа и ко множеству вполне невинных сайтов просто потому, что те не зарегистрировались в китайском Министерстве информации. Получается, что китайцы будут лишены доступа больше, чем к 90% Интернета, так как далеко не все станут специально заниматься регистрацией в Китае. Но дело в том, что это только слухи. На самом деле в «белые» списки заносятся сайты, которые пользуются несколько большим доверием со стороны китайских властей, и эти сайты проверяются на предмет нежелательного содержания реже, чем остальные.

Жёстко контролируют Интернет и режимы Саудовской Аравии, Объединённых Арабских Эмиратов и других нефтяных княжеств. Запрещены сайты, не устраивающие правительства по политическим мотивам, а также связанные с порнографией, наркотиками, алкоголем, азартными играми и «порочащие ислам».

В Алжире разрешение на работу имеет только один провайдер – CERIST – и функции цензуры возложены на него.

В Иране блокируют доступ к сайтам, внесённым в чёрный список и контролируют переписку по электронной почте.

Те или иные формы цензуры в Интернете существуют в таких странах, как Австралия, Азербайджан, Алжир, Бахрейн, Белоруссия, Бельгия, Бирма, Вьетнам, Германия, Дания, Египет, Зимбабве, Индия, Иордания, Ирак (под контролем американских войск), Иран, Италия, Казахстан, Канада, Киргизия, Китай, Куба, Малайзия, ОАЭ, Пакистан, Саудовская Аравия, Северная Корея, Сингапур, Сирия, Таиланд, Тунис, Туркменистан, Турция, Узбекистан, Южная Корея. Как можно заметить, среди данных стран есть и вполне демократические.

В России политика в Интернете весьма либеральна. Есть фиксация активности пользователей на уровне провайдеров. Эти данные могут быть предоставлены по запросу правоохранительных органов.

Но такая возможность используется только при расследовании уголовных дел или спецоперациях – ничего похожего на американскую тотальную слежку в России нет. Сайты криминального или экстремистского характера, которые хостятся у российских провайдеров, по решению суда могут быть закрыты, а если они хостятся за пределами России – к ним может быть заблокирован доступ, опять же на уровне российских провайдеров. Сейчас разрабатывается механизм более оперативного блокирования нежелательных сайтов без судебного решения.

Гопник как первый парень на деревне

Попытки бороться с американской гегемонией в Интернете предпринимались и до разоблачений Сноудена.

Тогда ставился вопрос о непонятно чем обоснованном контроле американского Министерства торговли над ICANN. На форуме Международного союза электросвязи в декабре 2012 года российская делегация предлагала передать регулирование Интернета от США международным структурам, действующим под эгидой ООН. Это предложение поддержало 89 стран. Но против выступили не только США, но и Евросоюз, и решение не прошло. Пожалуй, самыми интересными были возражения против российской идеи, сделанные американскими чиновниками. Они демонстрировали всю меру американского цинизма и пренебрежения ко всему остальному человечеству. Например, сенатор от штата Миннесота Норм Колеман объявил ООН коррумпированной и некомпетентной организацией, а США – страной, которую нельзя ставить на одну доску с другими. Они, значит, сверхкомпетентны, ни на миллиграмм не коррумпированы, и контролируют Интернет не в собственных интересах, а в интересах всего мира:

“Мое исследование выявило всю неграмотность менеджмента организации, а также бюрократизм и продажность чиновников. До тех пор, пока ООН не подвергнется фундаментальному реформированию, она будет неэффективна. Подвергать сеть и ее безопасность политическому контролю со стороны ООН было бы страшной ошибкой и шагом в прошлое. Передавая контроль над сетью, как одним из величайших технологических и экономических двигателей, ООН, в будущем мы ставим страны с ограниченной инфраструктурой, вроде Кубы, или с закрытым информационным пространством, вроде Китая, в один ряд с США”.

Из этого приходится вывести одно печальное наблюдение. Если американцы позволяют себе так вытирать ноги обо всё остальное человечество, значит, человечество этого заслуживает.

Потому, что терпит. В мире, где никто не готов драться, когда нарушаются его права, первым парнем на деревне неизбежно становится гопник.

Возможно, после разоблачений Сноудена позиция Евросоюза по отношению к передаче контроля над Интернетом ООН изменится, и к этому вопросу можно будет вернуться.

Национальная маршрутизация

Разоблачения Сноудена всё-таки заставили мир пошевелиться. Например, в Германии канцлер Ангела Меркель была глубоко возмущена американской прослушкой. Как известно, Обама поступил примерно как Горбачёв после событий в Вильнюсе в январе 1991 года, и заявил, что о прослушке не знал. Это была очень своеобразная характеристика США, как государства, в котором силовики могут прослушивать иностранных лидеров, а президент об этом ничего не знает – интересно, кому они в таком случае докладывали данные прослушки, уборщице из Белого дома, что ли? – но немецкий журнал Bildam Sonntag опубликовал журналистское расследование, из которого следует, что Обама отлично знал о прослушке Ангелы Меркель как минимум с 2010 года и санкционировал продолжение этой операции.

И вот, германская телекоммуникационная компания Deutche Telecom (32% акций у государства, остальные свободно продаются на бирже) предложила создать национальный Интернет.

Разумеется, речь не шла о том, чтобы отсоединиться от глобального Интернета, как Северная Корея. Суть предложения в том, чтобы информация между двумя пользователями на территории Германии могла направляться только в пределах Германии и не выходила на иностранные серверы. Как пояснил руководитель Deutche Telecom Филипп Бланк, сначала это будет сделано для электронной почты, а потом и для всего остального интернет-трафика:

«Мы хотим гарантировать, что ни один байт не выйдет за границы Германии, и даже временно не пересечет государственную границу».

Таким образом, трафик внутри Германии не будет попадать в «шаловливые ручонки» американского АНБ, а Интернет внутри Германии уже невозможно будет отключить американским рубильником, как в Ливии – можно будет только отрезать связь с американским Интернетом.

Пока что Deutche Telecom пытается уговорить другие телекоммуникационные компании в Германии присоединиться к проекту добровольно. Компании Vodafone и Telefonica сейчас рассматривают такую возможность. Но если не удастся уговорить других операторов в Германии присоединиться к проекту добровольно, Deutche Telecom собирается лоббировать принятие соответствующего закона в парламенте.

Если этот проект удастся успешно реализовать в Германии, то можно будет создать «Шенгенский Интернет» для Евросоюза в целом. Но, как оговорил другой высокопоставленный сотрудник Deutche Telecom Томас Кремер – ни в коем случае нельзя будет приглашать к участию в проекте Великобританию. Она, хоть и член ЕС, но судя по разоблачениям Сноудена, принимала самое активное участие в американском тотальном шпионаже и тоже получала его результаты.

Самое забавное – это реакция на предложение Deutsche Telekom в самой Германии. Проект подвергся резкой критике, которую вряд ли можно назвать хоть сколь-нибудь конструктивной. Известный немецкий блог Netzpolitik.org:

Меры по «национализации» интернета, осуществляемые как правило под благовидным предлогом, нередко служат лишь усовершенствованию инструментов для цензуры.

Какую цензуру увидели в предложении Deutche Telecom немецкие блогеры – непонятно. О том, что информацию в национальном немецком Интернете кто-то будет фильтровать, в этом предложении не было ни слова. Но ещё интереснее критика Юргена Зегера из журнала iX:

«Полностью контролируемый национальный интернет предполагает в конечном итоге, что кто-то будет вести мониторинг, кто и куда отправляет свои данные. Следовательно, слежка просто будет осуществляться, только в собственной стране».

Вот так. Кто-нибудь будет шпионить в Интернете обязательно: если не будут шпионить американцы, будет шпионить правительство самой Германии. С этим, пожалуй, трудно поспорить: действительно будет, если для этого есть техническая возможность. Но достойнейший патриот Зегер по сути говорит: не дадим проклятому немецкому правительству за нами шпионить – пусть за нами и дальше шпионит американское АНБ! Это лишний раз показывает, что Европейская элита просто переполнена патриотами долларового печатного станка, готовыми действовать в ущерб национальным интересам своих стран, или скажем так, в ущерб интересам печатного станка с евро. Даже возмущавшаяся американской прослушкой канцлер Германии Ангела Меркель – одна из активнейших сторонниц Трансатлантической зоны свободной торговли ЕС и США, которая похоронит даже ту робкую независимость, которую приобрёл Евросоюз в 2000-е годы с введением единой валюты и т.д.

Стоит ли удивляться, что в Германии есть противники шпионажа своего правительства, выступающие за то, чтобы за ними и дальше шпионило правительство США?..

Разумеется, у национальной маршрутизации есть и реальные проблемы. Придётся отказаться от принципа, по которому вся информация в Интернете передаётся по самому быстрому и дешёвому пути – быстрый и дешёвый путь придётся выбирать только в пределах Германии. Германии придётся построить на своей территории дорогую и сложную дополнительную инфраструктуру примерно по тому же принципу, как в Иране или Саудовской Аравии.

Эти проблемы хорошо иллюстрирует то, что Китай намеревался создать такую же систему национальной маршрутизации дважды – в 2006 и 2011 годах. Предполагался запрет на использование заграничных DNS-серверов и строительство инфраструктуры для их замены в Китае по модели государственно-частного партнёрства. Для этого понадобились бы инвестиции в 20 млрд. долларов, 40% из которых готовы были вложить сами производители оборудования. Но глава крупнейшей телекоммуникационной компании Китая Tencent Ма Хуатен представил доклад, согласно которому локализация серверов в пределах Китая приведёт к замедлению скорости передачи данных в Интернете как в государственном, так и в частном секторе. Например, скорость банковских платежей упадёт на 25-30%. Замедлится работа систем глобального позиционирования, что плохо отразится на работе центров логистики. Пострадают даже правоохранительные органы, потому, что работа их сетей станет более уязвимой для различных аварий и сбоев в сети. То, что работа правоохранительных органов сейчас уязвима для американского шпионажа, Ма Хуатена, по всей видимости, не смущает. Так что сам по себе тоталитарный политический строй отнюдь не является стопроцентной гарантией от проамериканских агентов влияния. Патриоты долларового печатного станка есть не только в демократической Европе или авторитарной России, но и в тоталитарном Китае. Пока проект был отложен. Дальнейшая его судьба решится в противостоянии между его противниками – интернет-магнатами вроде упомянутой Tencent, и сторонниками – производителями сетевого оборудования, вроде Huawei Technologies во главе с Жен Дженфеем. Возможно, что теперь разоблачения Сноудена дадут этому проекту второе дыхание.

Интернет группы БРИКС

С более масштабной инициативой выступила президент Бразилии Дилма Русеф. Она предложила создать собственный Интернет стран группы БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР).

Построить подводный волоконно-оптический кабель длиной 34 000 км и со скоростью передачи данных 13 терабайт в секунду из Форталезы (Бразилия) в Кейптаун (ЮАР), Ченнаи (Индия), Шаньтоу (Китай) и Владивосток (Россия). Для соединения с оставшимся мировым Интернетом, контролируемым США, будет проложен кабель из Форталезы в Майами (см. рисунок выше).

Таким образом, речь идёт об общей национальной маршрутизации, объединяющей 5 стран. 42% населения мира, 27% мировой экономики и 35% пользователей Интернета в мире – это уже тянет на альтернативную сеть, по масштабам сопоставимую с оставшимся мировым Интернетом под контролем США. Тем более, что выйти из американской сферы влияния и войти в сеть группы БРИКС могут и многие другие страны. Тем более, что наличие общей сети не препятствует национальной маршрутизации в каждой из стран-участниц.

Российский ответ

Последние события заставляют задуматься о своей информационной безопасности и Россию.

Начнём с мелочи, упомянутой в самом начале статьи. После того, как в Яндекс-новостях началась сплошная пропаганда киевской хунты, депутат Госдумы от ЛДПР Андрей Луговой подал запрос в прокуратуру о признании Яндекса средством массовой информации с тем, чтобы на него были распространены все действующие законы в отношении СМИ. Представители Яндекса отвечают, что Яндекс-новости только размещают на главной странице ссылки на уже опубликованные новости мировых СМИ, и поэтому средством массовой информации не является. Но Луговой настаивает на том, что любая подборка определённых новостей – это уже самостоятельный информационный продукт. Точно так же, как любой новостной сайт, у которого нет своих авторов, и который публикует новости с других сайтов. С этим трудно поспорить, учитывая, насколько эта подборка тенденциозна. Так что Яндексу, по всей видимости, придётся либо закрыть проект Яндекс-новости, либо жить в общем правовом поле для средств массовой информации.

Подготовлен законопроект, запрещающий государственным и муниципальным учреждениям размещать свои сайты на заграничных серверах. В случае принятия закона, на перенос своих сайтов в Россию им будет дано полгода.

Но один из руководителей компании Ru-Center Андрей Воробьёв считает этот законопроект неполным. Может появиться проблема при использовании современных облачных технологий – в этом случае база данных может быть распределена между несколькими серверами, часть из которых за границей. Поэтому надо добавить в закон требование, либо запрещающее госструктурам использовать облачные технологии, либо о том, что все серверы облака должны находиться в России. Кроме хостинга, есть ещё базы данных и электронная почта. Что делать, если госучреждение разместит сервер в России, а базу данных – в Германии ? Это будет отследить труднее, чем сервер… В общем, законопроект ещё достаточно сырой и требует доработки.

Активно обсуждается более всеобъемлющее решение – перенести в Россию всю интернет-инфраструктуру и запретить размещение DNS-серверов доменов .ru и .рф за пределами России.

Что дальше?

С Интернетом в мире сложилась примерно та же ситуация, как с долларом в качестве мировой резервной валюты и валюты для международных расчётов или с размещением элитой незападных стран счетов и недвижимости на Западе. Всё это – средства обеспечения мирового господства США, которыми американцы в последние годы стали сильно злоупотреблять. Настолько, что сами разрушили свой имидж надёжного партнёра. Ибо как можно считать надёжным партнёром мирового жандарма, который размахивает этими дубинками направо и налево и бьёт по головам всякого, кто хоть чем-нибудь ему не угодил? Это неизбежно вызывает у многих стран желание освободиться от долларовой или интернетной зависимости.

Весьма возможно, что всё-таки удастся передать контроль над высшим звеном Интернета от США к ООН, но всех проблем это не решит, и назревающие перемены уже не остановит. В ближайшие десятилетия весьма вероятна фрагментация глобального Интернета на большие зоны, держатели которых будут поддерживать всё функционирование сетей самостоятельно. Каждая более-менее крупная и богатая страна или блок стран будут стремиться создать собственную зону – например, предложенный Дилмой Русеф Интернет стран БРИКС или Шенгенский Интернет, в случае, если предложение Deutche Telecom будет принято в Германии и распространится на континентальную Европу. Страны поменьше и победнее будут к одной из этих зон присоединяться. Это вполне будет лежать в русле общей тенденции перехода от однополярного мира во главе с США к многополярному. Интернет-зоны превратятся в одно из средств продвижения геополитических интересов крупных стран или блоков, а за ними пойдёт экономическое и политическое влияние.

Да, шпионаж в Интернете это не устранит. В новых интернет-зонах сильно уменьшатся возможности АНБ, но в меру своего любопытства и готовности тратить на это большие деньги будут шпионить крупные страны-держатели интернет-зон.

Нужно ли России внедрять китайский опыт и пытаться оградить граждан от нежелательного контента? Вряд ли. Это меры очень дорогостоящие и малоэффективные.

В 1980-е годы даже никакого Интернета ещё не было – ну, и что, сильно тов.Суслов и Ко оградили от нежелательного контента граждан СССР?

К тому же, здесь есть соображение более общего порядка. Путин –лидер эпохи Постмодерна, сумевший ответить на многие из вызовов, которые Постмодерн бросил русской государственности. В частности, он вряд ли допустит, чтобы в информационном пространстве стало скучно. Есть прозападная пятая колонна и есть патриоты разных течений, которые воюют с ней и, к сожалению, между собой… Есть Белковский, который открыто призывает США нанести ядерный удар по Черноморскому флоту, и есть Кургинян, который на полном серьёзе предлагает снова строить коммунизм… И в результате не скучно. Среди причин столь быстрого падения СССР в 1980-е годы была одна – не самая важная, но тоже существенная. Психологическая. В информационном пространстве бывшего СССР было невероятно скучно. “Исторические решения XXVI съезда КПСС… Бурные продолжительные аплодисменты, переходящие в овации…” Да, многие скажут, что та эпоха была более стабильной и благополучной – нам бы вернуться в эту скуку! Но в итоге получилось так, что в конце 80-х народ радостно снёс свою государственность, клюнув на первую же НЕ СКУЧНУЮ постмодернистскую разводку про миллиард человек, расстрелянных лично Сталиным, и про благословенный Запад, на котором булки на деревьях сами растут.

Поэтому и цензура в Интернете России вряд ли понадобится. Вместо того, чтобы пытаться оградить граждан от нежелательного контента, все усилия надо сосредоточить на том, чтобы создавать ещё более интересный и в хорошем смысле агрессивный желательный контент.

А вот немецкая идея национальной маршрутизации и Интернет группы БРИКС – это то, что России нужно обязательно внедрить у себя и принять участие. Информационная безопасность – это стоит замедления банковских платежей на 25-30%. На территории России нужно сосредоточить всё, что связано с защитой сетей и возможностью шпионажа, а в пределах группы БРИКС – всю самую дорогостоящую высшую инфраструктуру, чтобы оплачивать и развивать её вскладчину с остальными странами. При этом все корневые DNS-серверы лучше разнести между всеми пятью участниками при помощи технологии Anycast, чтобы ни один из них не получил одностороннего преимущества над другими. Возникнет как бы двухступенчатая система электоронной безопасности: ни один байт из общения между пользователями в России не выйдет за пределы России, и ни один байт из общения, скажем, между русским и китайцем не выйдет за пределы кабеля Форталеза-Владивосток. Таким образом, за своим Интернетом сможет шпионить только Россия, а чтобы Россию отключить – американцам придётся отключить так же Бразилию, Индию и Китай, на что они никогда не пойдут.

Тем более, что к российской национальной маршрутизации наверняка захотят присоединиться многие постсоветские страны, в рамках Таможенного союза это можно сделать обязательным условием. А к Интернету группы БРИКС захотят присоединиться многие страны Латинской Америки, Ближнего Востока и Восточной Азии. Таким образом, Интернет БРИКС соберёт уже не 35%, а порядка 50% пользователей Интернета в мире. А с учётом того, что оставшийся Интернет может распасться на Американский и Шенгенский – Интернет БРИКС станет самым крупным в мире. То есть, в нём будут быстрее окупаться любые новые технологии, и он будет развиваться быстрее, чем американский и европейский. Значение такого преимущества для экономического развития и геополитического могущества в XXI веке будет огромным.

Источник