Оксана Дмитриева: “Если Россия не изменит свою экономическую политику, то процесс стагфляции затянется надолго”

Необходимо менять правительство, особенно экономический блок, провести расследование экономических и финансовых афер, повернуть вспять вредные реформы

В этом году отток капитала из России может составить $100 млрд, что приведет к замедлению роста ВВП до 0,6% и падению инвестиций на 1,3%. С таким прогнозом накануне выступил глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев в Госдуме. К апрелю ведомство представит несколько сценариев экономического прогноза, однако пока, по словам министра, цифры неутешительные. Так, уже в I квартале отток капитала может достичь порядка $60 млрд. Министр финансов Антон Силуанов не исключает, что по итогам года экономический рост в России может составить 0%. И санкции здесь не причем, говорит первый заместитель председателя комитета Государственной Думы РФ по бюджету и налогам Оксана Дмитриева. В интервью Накануне.RU она рассказала о том, почему экономический блок правительства находится в плену бесконечных мифов, а закон о промышленной политике мало что поменяет в экономике страны.

Вопрос: Как Вы оцениваете выступление министра Улюкаева вчера в Госдуме? Министр экономического развития считает, что ничего утешительного в экономике не происходит.

Оксана Дмитриева: Мне кажется, что он в плену бесконечных мифов, правил и ограничений. То есть, с одной стороны, он понимает необходимость государственного стимулирования экономики через инвестиционный спрос и использование средств нефтегазового экспорта на эти цели, но, с другой стороны, он утверждает, что ни в коем случае не надо отменять “бюджетное правило”. При этом 900 млрд рублей из нефтегазовых доходов взять можно, но не в связи с отменой “бюджетного правила”, а в связи с тем, что у нас изменился курс рубля к доллару… В общем, он построил несколько несвязных логических цепочек, что является спонтанной реакцией на ухудшение ситуации в экономике и необходимость поиска новых источников роста. Какого-то грамотного комплексного анализа и комплексных системных мер предложено не было.

Вопрос: То есть “бюджетное правило” является одной из причин экономического спада в стране?

Оксана Дмитриева: Вложение средств, полученных от нефтегазового экспорта, в чужую экономику (в облигации иностранных государств, – прим. Накануне.RU), является, безусловно, причиной спада. Эта практика существует с 2004 года, когда нефтегазовые доходы направлялись сначала в Стабилизационный фонд, а потом в Резервный фонд и Фонд национального благосостояния.

Бюджетное правило было принято Госдумой в декабре 2012 года. Согласно ему, если фактическая цена на нефть и газ оказывается выше базовой (средней за несколько последних лет), избыток нефтяных доходов отправляется не на увеличение бюджетных расходов, а в Резервный фонд до тех пор, пока его размер не достигнет 7% ВВП, размещается в ценных бумагах иностранных государств, и составляет часть золотовалютных резервов страны.

Вопрос: Значит ли то, что мы храним эти средства за рубежом, что в условиях сегодняшних санкций это может дорого нам обойтись?

Оксана Дмитриева: Нам это уже дорого обошлось. Ведь получается, вкладывая средства в ценные бумаги иностранных государств, мы финансировали долг США, Германии, Великобритании и т.д. Они на эти деньги все эти годы строили дороги, платили своим врачам, финансировали космос, оборонку и многое другое. Эта история длится уже десятилетие, и я каждый год боролась против этого при рассмотрении бюджета. Идеологом этой политики был Алексей Кудрин. Я была категорически против формирования Стабилизационного фонда, когда эти поправки вносились в Бюджетный кодекс. История моей борьбы с этой аферой очень долгая.

Мы уже сталкивались с похожей проблемой, когда был кризис, и были потеряны средства, которые были вложены в ипотечные иностранные бумаги. В условиях кризиса деньги лежат не на “черный день”. В условиях кризиса – политического или экономического – никто нашу страну кормить не собирается. Пока, правда, эти деньги никто не арестовал, но вложены они в чужую экономику и работают на чужую экономику, а не на нас.

Вопрос: Министр сегодня начал свою речь за упокой, о том, что все плохо, роста нет, только спад, потом перешел к тому, что и промышленность поднялась, и безработица уменьшилась, а потом выдал тезис про почти нулевой уровень ВВП. Как же так? Это все внутренние проблемы или все же так внешние санкции на нас давят и политическая международная обстановка?

Оксана Дмитриева: Экономика 2014 года испытывает те же проблемы, что и в 2013 году. Причины спада, застоя или, как его еще характеризуют – стагфляции, носят внутренний характер и связаны с исчерпанием прежних источников экономического роста.

Все это прогнозировалось мною, еще при рассмотрении бюджета на 2014 год, в октябре 2013, до всей ситуации с Украиной, до санкций и до оттока капитала, который был этими санкциями спровоцирован. Правительство прогнозировало рост 3%, мы же в альтернативном бюджете указывали на то, что при реализации правительственной политики более 1% роста не будет.

Вопрос: То есть то, что мы “сидим на нефтяной игле”, уже сейчас начинает серьезно влиять на нашу экономику?

Оксана Дмитриева: Вспоминается абсолютно порочный тезис господина Кудрина, что для того, чтобы не сидеть на нефтяной игле, мы не должны использовать нефтегазовые доходы внутри страны. В итоге мы не только не получаем других доходов, но и сделали все возможное, чтобы и в будущем у нас не было такой возможности. Благоприятная экономическая конъюнктура упущена.

Вопрос: К чему эта ситуация может привести и что делать необходимо уже сейчас?

Оксана Дмитриева: Она уже привела к застою, стагнации. Первое, конечно, что надо делать, это проводить совершенно другую экономическую политику. Но для этого необходимо менять команду, потому что сейчас работают те же люди, которые 10 лет назад эту политику придумывали – члены правительства, главы крупнейших банков…

Вопрос: Сегодня Улюкаева не один раз назвали либералом, и, как известно, у нас их немало в правительстве. К чему по-Вашему мнению, приводят страну либералы в правительстве?

Оксана Дмитриева: Я бы не стала говорить про либералов. Это, прежде всего, непрофессионалы. Не имеет значение, кого ставить –непрофессионального либерала или непрофессионального патриота – от этого лучше не станет. Они просто не знают что делать. У них была одна, на мой взгляд, абсолютно порочная линия, и они удерживались только потому, что было очень много денег, был огромный приток нефтедолларов, который к тому же ежегодно значительно рос. Все проблемы начались как раз после того, как в 2012-2014 цена на нефть оставалась по-прежнему на высоком уровне, но перестала расти. Она колеблется от $107 до $110 за баррель. А до 2008 года и в 2011 году она росла по $30-40 за баррель, и каждый год были незапланированные доходы от ее продажи по два триллиона рублей. Деньги, как говорится, с неба падали. Но все это было абсолютно бездарно использовано. При таких подпитках объем промышленного производства меньше, чем 24 года назад. То же самое в сельскохозяйственном производстве, то же самое по объему грузооборота железнодорожного транспорта.

Вопрос: Тем не менее, министр отметил понижение безработицы, а также рост промышленного производства в 1,1%.

Оксана Дмитриева: Рост действительно составляет 1,1%, по сравнению с первым кварталом прошлого года, а в марте – 1,4%. На самом деле, в этом нет ничего радужного. Наоборот, февраль дал даже лучшие результаты, благодаря эффекту низкой базы. Январь – 99,8% по сравнению с прошлым годом, февраль 102,1, и март – 101,4%. Эффект небольшого оживления произошел за счет девальвации рубля, лишь это поддержало экономику хотя бы частично, но по большому счету, это тоже очень мало.

Вопрос: А что касается закона о промышленной политике, который уже давно находится в подвешенном состоянии? Ведь все, о чем говорил Путин (импортозамещение, кредиты для промышленности), в нем прописано, но Минфин его все тормозит.

Оксана Дмитриева: Для того, чтобы разработать закон о промышленной политике, должна быть промышленная политика. Вначале надо сформулировать ее концепцию, а уже затем конкретные направления и механизмы законодательно оформлять. Я не знаю, нужен ли здесь специальный закон, но в основе стратегии и концепции промышленной политики должны быть тарифные, налоговые и другие изменения в законодательстве. А создать закон, когда нет концепции и стратегии в целом, довольно сложно и бессмысленно.

У нас получится как с законом о национальной платежной системе. Закон был, а создания национальной платежной системы он даже не предполагал. Вот и с промышленной политикой будет то же самое – примут закон при полном отсутствии промышленной политики.

Вопрос: Как Вы можете описать сегодняшнюю экономическую ситуацию, и какие прогнозы на будущее даете?

Оксана Дмитриева: Сейчас у нас ситуация застоя, стагфляции – когда инфляция и застой одновременно. С такой политикой, как сейчас, мы в этом состоянии и останемся. Необходимо менять правительство, особенно экономический блок, который надо было сменить давно. Надо провести анализ и расследование экономических и финансовых афер, повернуть вспять вредные реформы, потому что было принято очень много ошибочных для нашей экономики решений. И кто-то должен за это отвечать.

Источник