Лоббисты элитной национализации получили возможность перейти от слов к делу

В России заявляют, что американцы опять путают ноги и педали

За последние недели российские топ-менеджеры предприятий “нефтянки” из числа держателей акций крупных компаний активно совершали сделки по купле-продаже ценных бумаг. Акции покупали и продавали председатель совета директоров “Газпрома” Виктор Зубков, президент “Роснефти” Игорь Сечин, совладелец НОВАТЭКа Геннадий Тимченко и другие. Пакеты акций переходили от одних владельцев к другим на фоне введения США санкций против российских чиновников и бизнесменов.

Эксперты Накануне.RU полагают, что олигархи, гоняясь за выгодой, сами того не понимая, ускоряют процессы деофшоризации и национализации элиты, которые в России пока происходят только на словах.

Сделку по продаже пакета в 44% акций нефтетрейдинговой компании Gunvor Геннадий Тимченко закрыл за день до расширения списка лиц, на которых США наложило экономические санкции. Новым владельцем стал генеральный директор Gunvor Торбьорн Торнквист, который теперь держит в своих руках контрольный пакет акций – ему принадлежит чуть больше 87% компании. Выход одного из крупнейших российских олигархов из зарубежного актива пришелся на время продвижения идеи национализации элиты и борьбы с офшорами (пока процесс не продвинулся дальше поручений президента). Очевидно, что бизнесмен, завязанный с международной энергетической группой, заранее узнал о документе, поэтому эксперты склонны полагать, что Тимченко, в первую очередь, пытался уйти из-под удара американских властей, а не следовал “патриотическому” курсу, заданному властями российскими.

Я не думаю, что можно говорить о национализации элит. Это попытка как-то спасти свои активы. Президент действительно заявил о необходимости деофшоризации экономики, но, по большому счету, вектор движения капиталов не изменился, а темпы его вывоза ускорились в два раза. Тимченко очень богатый человек: он входит в число крупнейших российских олигархов, его компании в прошлом году заняли третье место по количеству всех выигранных господрядов и госконтрактов (сумма более, чем 51 млрд руб.). Однако, избавившись от своего зарубежного актива, кардинально повлиять на общую ситуацию он не сможет, на самом деле, это капля в море, и его поведение является, скорее, исключением. Мы не видим, как все остальные олигархи, которые не попали в список американского Минфина, массово занимаются дефшоризацией, возвращают капиталы под российскую юрисдикцию, расплачиваются с долгами, кредитуются в российских банках… Поэтому Тимченко – всплеск “патриотизма”, на системном уровне мы не видим реальных подвижек“, – дал комментарий Накануне.RU экономист Владислав Жуковский.

Отметим, что деньги, вырученные от продажи акций, Тимченко намерен инвестировать в России. Как сообщал ранее представитель Volga Group, управляющей российскими активами бизнесмена, рассматриваются несколько вариантов: логистические проекты, ТЭК или энергетика.

Директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин отметил, что продажа Тимченко акций компании – формальность, и он продолжит принимать участие в работе нефтетрейдера. Однако, на фоне ситуации с Украиной группа, лоббирующая национализацию элиты, получает возможность перейти от слов к делу. Поэтому вынужденная продажа доли в Gunvor весьма показательна.

Расширенному списку россиян, против которых были введены санкции США, предшествовала публикация статьи Навального в американской прессе. У меня возник большой вопрос: как человеку, который находится, фактически, под домашним арестом, удалось передать эту статью в прессу? У меня ощущение, что он действовал по поручению этого самого лобби. После статьи у Обамы не осталось выбора, он был вынужден включить в список не номинальных представителей российской элиты, таких как Мизулина, а реальных – тех, которые занимают первые строчки по уровню влиятельности в России“, – сообщил корреспонденту Накануне.RU Павел Салин, добавив, что в действиях Тимченко нет признаков национализации элиты, но действия США дают шансы на то, что процесс будет запущен.

Национализация элиты – это не просто прописка и схема базирования капитала, это, прежде всего, мировоззрение, идеология, в восприятии себя, как гражданина России. Я не вижу изменения этой идеологии”, – оспаривает позицию политолога Жуковский, напоминая, что в условиях, когда пакеты акций крупных российских корпораций, в том числе в нефтегазовом комплексе, металлургии, нефтехимии, банковском секторе, – заложены зарубежным корпорациям и банкирам, проводить национализацию бессмысленно.

Стоит отметить, что “не друг” Путина до сих пор ведет практически весь свой бизнес за рубежом. В 2012 г., когда идея национализации элиты вновь стала первым вопросом повестки, Тимченко обещал подумать над тем, чтобы перевести свои активы в Россию и самому, наконец, переехать из Швейцарии. Однако, уже в середине прошлого года в интервью он заявил, что по-прежнему будет пополнять казну Швейцарии: “Лично я не имею никаких планов переезжать в Россию, в эту страну я перевел только одну подконтрольную мне компанию (в России зарегистрирована УК “Урал инвест”, – прим. Накануне.RU). Я плачу налоги в Швейцарии и не намерен ничего менять, даже несмотря на то, что в России налогообложение мягче“.

Не менее влиятельный нефтяник Игорь Сечин оказался за скобками американского списка, хотя его фамилию вдохновивший Госдеп блогер привел в числе первых. Почему президент “Роснефти” не попал в список? Эксперты предполагают, что здесь сыграл фактор тесного партнерства с американскими компаниями и близкой дружбы с первым лицом государства.

Есть две позиции. Первая – мочить Россию из всех орудий, а вторая – сдерживающая, от людей, которые понимают, что санкциями сами себя выпорют. Поэтому и Сечина не включили. Потому что если бы Сечина включили в список – Exxon завтра бы вылетел из всех проектов, которые у него есть в России“, – рассказал Накануне.RU руководитель Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Павел Салин добавляет, что архитектор антиамериканского поворота в российской политике частично обязан своей неприкосновенностью партнерам из нефтегазовой BP.

Не вхождение Сечина в этот список объясняется наличием влиятельных партнеров. Он является бенефициаром и извлекает выгоду из обмена активами с British Petroleum. “BP” сейчас стратегический партнер и один из собственников “Роснефти” и он терпит серьезные убытки на Западе. Но на “BP” сейчас все большее давление оказывает американская сторона и возможно, что компания в этом вопросе капитулирует“, – считает Салин.

Включение Сечина в список Белого дома стало бы не вызовом Путину лично, но сигналом к тому, что даже самые близкие олигархи подверглись санкциям, а, значит, следующим может стать сам глава государства, полагает Владислав Жуковский.

Президент “Роснефти”, воспользовавшись моментом, решил увеличить свою долю в акционерном капитале компании. Игорь Сечин купил 0,0424% акций “Роснефти”, увеличив свою долю до 0,1273%. На новый пакет акций, исходя из сегодняшних котировок, он мог потратить 1,045 млрд руб. Вместе с главой структуры акции приобрели 15 топ-менеджеров, включая вице-президента Эрика Лирона, статс-секретаря Ларису Каланду и пресс-секретаря Михаила Леонтьева, который приобрел 0,0004%.

Для “Роснефти” приобретение Сечиным акций – положительное событие. Когда глава структуры наращивает свою долю в компании, фактически, вкладывая собственные средства в ценные бумаги – это всегда оценивается возможными инвесторами. Учитывая нависшую угрозу расширения списка бизнесменов, подвергшихся санкциям со стороны США, их собственные инвестиции в российский бизнес помогут поддержать цены на акции“, – оценил покупку отраслевой аналитик Виктор Стреков.

Однако, вложение средств в бумаги собственной компании – попытка вывести из-под действия экономических ограничений собственные активы, предполагает Владислав Жуковский:

Игорь Сечин не захотел ставить их под удар. Почему бы тогда не купить акции Роснефти, убив тем самым нескольких зайцев? Во-первых, защитить свои активны от заморозки, во-вторых, получить замечательный пиар и пропаганду – “наши крупные собственники и управленцы разродились чувством любви к Родине и вкладывают деньги в бумаги и акции компаний, где они работают”. Игорь Сечин купил акции не по самой низкой цене, у бумаг есть потенциал роста порядка 15%. Плюс ко всему, наши госкомпании будут обязаны выплачивать дивиденды до 30% от чистой прибыли по МСФО, поэтому он неплохо заработает на дивидендах. Это хорошее вложение, в перспективе двух-трех лет оно окупится”.

За последний месяц изменения произошли и в акционерном капитале “Газпрома”. Председатель совета директоров компании Виктор Зубков, имевший долю в 0,00098739% в уставном капитале компании, продал все свои акции. Зубков завершил продажу акций еще до событий в Крыму, таким образом, успев продать их по цене в 147,6 руб. за штуку (в марте акции падали до 113 руб.), тогда как сейчас акции торгуются по 135,14 руб.

Продажа Зубковым акций “Газпрома” в тот момент, когда государство возвращает чиновников в советы директоров, усиливая госконтроль за их работой, выглядит нелогично. Виктор Зубков представляет президента в газовой ОПЕК и вполне логично, что он имел акции “Газпрома”, это не противоречит законодательству и не вызывает конфликт интересов. Думаю, продажа была продиктована личным желанием Зубкова“, – предполагает Виктор Стреков.

Его поддерживает Владислав Жуковский: такого тяжеловеса, как Зубков, сложно заставить или даже попросить продать акции: “Либо господин Зубков вообще не видел перспективы акций “Газпрома”, либо были перспективы только долгосрочные и среднесрочные, а он не хотел ждать“.

Так или иначе, аналитики отмечают, что Зубков выбрал точку продажи очень удачно, когда акции были еще на высоком уровне. С тех пор бумаги заметно упали, поэтому с точки зрения, по крайней мере, своего личного дохода он поступил очень правильно.

Пока действия крупного менеджмента компаний и олигархов выглядят, скорее, как вынужденные. Однако, если говорить именно о лоббистах и сторонниках элитной национализации, то они отчетливо проявляются. Характерен комментарий Игоря Сечина – он считает, что российский бизнес имеет возможность перенести свою деятельность на Восток при введении санкций Запада. И пока США вновь “путают ноги и педали”, сам глава “Роснефти” намерен воспользоваться рыночной конъюнктурой для приобретения акций компании:

“Что касается конкретных людей, которым угрожают, заявил “Прайму” Сечин в середине марта, хотелось бы спросить — какая цель преследуется? Обидеть? На обиженных воду возят. Запугать? Уже пугали. Или, может быть, сделать предложение, от которого трудно отказаться? По известной схеме: шантаж — подкуп — угроза убийством? Такого рода действия, в принципе, эффективны в отношении собственной агентуры влияния. Что касается лояльной стране элиты — всегда и везде санкции приводили к консолидации, концентрации сил на противодействие давлению извне.

Напомню замечание Рауля Кастро по поводу претензий господина Обамы, что он недостаточно активно жмёт на педаль реформ. Рауль ответил: “На педали моя нога, а не Обамы!”. Есть ощущение, что они опять путают ноги и педали. С точки зрения бизнеса у российских компаний есть куда переносить свою деятельность. Есть глобальная экономика, большой мир, в котором Европа или Америка уже давно не хозяева. И сама истеричность и суетливость вокруг этих санкций — очевидное тому свидетельство.

Если говорить о личных планах в этой связи — сосредоточиться на работе компании и воспользоваться сложившейся в этой связи рыночной конъюнктурой — дополнительно приобрести акции компании. Как всегда, за счёт личных и заёмных средств с российских счетов. Других не имеется. Как говорится в популярном фильме: “Кто нам мешает, тот нам и поможет”.

Источник