Экология – категория не только природная, но и духовная

О проблемах охраны окружающей среды и экологического движения беседуют писатель, руководитель Архангельского регионального отделения движения «Народный Собор» Александр Тутов и журналист Анатолий Беднов

О том, что окружающую среду необходимо беречь и защищать, знают все. Однако, несмотря на горы литературы, посвященной экологической тематике, деятельность множества «зеленых» объединений в мире и в России, число «горячих точек» на экологической карте не уменьшается, к ним добавляются новые. В восьмидесятые годы, благодаря протестам общественности (значительную роль в этом сыграли архангельские экологи), удалось остановить пагубную для регионов России реализацию проекта переброски части стока северных и сибирских рек на юг. Но времена меняются, и на смену старым проблемам (далеко не все из них решены) приходят новые. Вспомним Химкинский лес, планируемую добычу никеля на Хопре, против которой выступили экологи и казаки.

Одна из серьезнейших экологических проблем – сохранение редких видов: белых журавлей-стерхов, уссурийских тигров, снежных барсов, судьбой которых озаботились и первые лица государства. Сохранение среды обитания – тема, сопровождающая человеческий род на протяжении, наверное, всего периода его существования, а в современную эпоху обретшая глобальное звучание.

О проблемах охраны окружающей среды и экологического движения беседуют писатель, руководитель Архангельского регионального отделения движения «Народный Собор» Александр Тутов и журналист Анатолий Беднов.

Главная угроза человечеству

Александр Тутов:

– На самом деле, экологическая проблема – одна из главных проблем и опасностей, угрожающих человечеству. Какие основные угрозы стоят сегодня перед ним? Ядерная война, удары из космоса (от падения огромного метеорита до вторжения инопланетян), но наиболее реальная опасность – экологическая. Нужно обратить внимание, как резко меняется климат на планете, идет разрушение структуры Земли. И виной этому в основном человеческий фактор. Вырубаются леса, отравляются реки, гибнет рыба, накапливается радиоактивный мусор. То есть человек в определенном смысле оказывается сам себе врагом.

Анатолий Беднов:

– твои первые рассказы, написанные в конце восьмидесятых, как раз и были посвящены экологической тематике.

А.Т.: – Экологические и антиалкогольные рассказы.

А.Б.: – Экология природы и экология человека.

А.Т.: – Во многом так, потому что духовная составляющая человека сказывается на окружающем мире. Чем духовнее человек, чем меньше он будет приносить вреда планете. Вспомним такую классическую вещь, как «Властелин колец» Джона Толкиена. Он был противником грубого механического воздействия человека на природу. И не зря у него отрицательные герои – Саруман, Саурон, орки – причастны к уничтожению природы Средиземья. Во второй книге трилогии деревья уничтожают машины Сарумана. Писатель еще тогда хотел сказать об этом.

А.Б.: – И не единственный. Можно вспомнить и «Синюю птицу» Метерлинка – там тоже говорится о взаимоотношениях человека и природы. И у русских классиков тема уже просматривалась, хотя тогда экологии как научной дисциплины еще не существовало, и об этих проблемах говорилось на уровне догадок и наблюдений. Но уже в девятнадцатом веке стали писать о том, что вырубаются вековые леса, охотники и фермеры истребили бизонов, странствующих голубей, козы, которых завезли на остров святой Елены, уничтожили там всю растительность…

А.Т.: – С каждым годом ситуация все опаснее. Меняются погодные условия.

А.Б.: – Раньше в начале ноября в Архангельске уже плотно лежал снег, а сейчас – слякоть, ледостав практически каждый год запаздывает, чайки улетают на юг намного позже, чем обычно, утки остаются зимовать в городе. Свидетельства глобального потепления, которое многие специалисты связывают, прежде всего, с деятельностью человека.

А.Т.: – И это все отражается на людях. В частности, увеличилось количество суставных и сосудистых заболеваний, Это очень четко заметно.

Поэтому неудивительно, что появляются экологические организации, которые пытаются защищать окружающую среду, ограничивать воздействие человека не нее.

Тюленей защищают, а о людях забывают

Экологическое законодательство у нас несовершенно. Чем бывает опасен иностранный капитал? Тем, что компаниям очень удобно размещать экологически вредные предприятия на чужой территории. Им важнее не экологическая обстановка в чужой стране, регионе, а извлечение прибыли, ведь им здесь не жить: получили прибыль – и убежали.

Надо учитывать и другие факторы. Молодежные экологические организации борются против вредных химических производств, но при этом больше всего говорят о высадке «Гринписа на «Приразломной». То есть при всей полезности экологических организаций их деятельность может принимать и крайние формы.

А.Б.: – Например, «защитники животных» жгут меховые магазины…

А.Т.: – Перебор, фанатизм в любом деле, даже хорошем, вреден. Условно говоря «За муравья пасть порву!» Или, как некоторые пацифисты; «Убью всех за мир во всем мире!» А иногда это используется и для воздействия на экономические структуры какого-либо государства.

А.Б.: – Есть и такая точка зрения, что лучший способ сохранить природу Земли – самоуничтожение всего человечества. Вот только сторонники безлюдной планеты почему-то не собираются начать ее зачистку с себя.

А.Т.: – Но я, например, считаю, что не надо строго наказывать «гринписовцев», которые высаживались на платформе, потому что у большинства из них цели-то наверняка были благородные. Не думаю, что у них была какая-то экономическая заинтересованность. Хотя я знаю, что есть попытки использовать экологические организации, чтобы приостановить деятельность какого-либо предприятия.

А.Б.: – В качестве оружия в корпоративных конфликтах – чтобы руками экологов, под «зелеными» лозунгами устранить конкурента.

А.Т.: – Можно вспомнить ситуацию с бельком. Да, конечно, жалко это животное. Но, если раньше тюлень уничтожался поморами в умеренном количестве, то теперь, когда промысел запретили полностью, люди, живущие на побережье, оказались без средств к существованию. А в других странах гренландского тюленя продолжают добывать.

А.Б.: – Скажем, в Норвегии, где мясо белька считается деликатесом. Но дело еще и в том, что наряду с добычей детеныша-белька запретили и промысел взрослой особи – серки. В результате тюлень размножился (он и раньше-то не принадлежал к числу вымирающих видов) и стал уничтожать промысловые породы рыб. Кстати, больше всего тюленей гибло не в результате зверобойного промысла, а оттого, что оказывалось на пути ледоколов. То есть надо было не промысел запрещать, а изменить маршруты судов. И вообще, насколько я знаю, в старину поморы предпочитали добывать не белька, а, как раз, взрослого зверя (мех белька не имеет большой ценности, одежда из белькового меха облезет после первого дождя или мокрого снегопада). Массовая добыча белька началась в то время, когда господствовал принцип «Даешь план любой ценой!» Не выполняешь план по количеству туш – не быть тебе председателем колхоза, и из партии вон. А в девятнадцатом веке белька добывали только на Каспийском море, причем не уральские казаки, а приказчики волжских купцов (свидетельство писателя Мельникова- Печерского). То главный есть враг морского зверя – вовсе не коренные жители побережий, а «казарменный» социализм и «дикий» капитализм.

Помогать экологам, а не искать «агентов»

А.Т.: – То есть даже к экологическим действиям надо подходить с определенной осторожностью. Но при этом не надо преувеличивать тот факт, что некоторые организации получаются зарубежные гранты. Есть определенное экологическое пространство. И когда молодежная экологическая организация получает деньги от норвежцев на исследование окружающей среды, то это не значит, что ее надо зачислить в «шпионские».

В Архангельской области активно действует организация «ЭТАС» – например, проводит акции по раздельному сбору мусора, высадке деревьев из реликтовых питомников, привлекает для этого большое количество молодежи. Это – одна из крупных молодежных структур,

Я бы усилил экологическое воспитание в школах и, одновременно, поддержку молодежных экологических организаций. А с крупными экологическими организациями вроде «Гринписа» надо вести переговоры и вырабатывать консенсус.

А.Б.: – Есть хороший пример – недавнее подписание соглашения между руководством области и Всемирным фондом дикой природы.

А.Т.: – Их беспокойство тоже понятно. Не всегда ясно, чем может закончиться строительство того или иного объекта. Например, огромные карьеры в Приморском и Мезенском районах сильно нарушают экологическую среду. Или химические заводы, сливающие стоки в реки. И, кто знает, может быть, если бы у нас не было ЦБК, Архангельская область зарабатывала бы гораздо больше на той же рыбе в экологически чистой реке.

Раньше были обычными видами семга, сиг, нельма. А сейчас это большой дефицит и большие деньги. И еще неизвестно, сколько в них хорошего мяса.

А.Б.: – Едим норвежскую семгу, которую на родине пичкают гормонами.

А.Т.: – И вкус не тот, и качество: более сухая, чем наша, полезных веществ меньше. А еще у нас раньше было много видов съедобных грибов. А сейчас рискуешь ими отравиться, потому что эти грибы росли где-нибудь рядом со свалкой токсичных отходов.

Поэтому нужно вырабатывать единый конкретный план по защите окружающей среды и компенсации экологического вреда, наносимого ей.