Андрей Паршев: «С самого начала рыночных реформ в нашей стране все делалось неправильно»

Опосредованно убыточность погашается за счет нефтяной трубы

По сообщениям СМИ, министр экономического развития Алексей Улюкаев на заседании правительства представил план, призванный улучшить инвестиционный климат в России, повысить доступность кредитов, поддержать малый и средний бизнес и т. п. Все эти шаги должны повысить темпы роста экономики.

Обнародованные меры и общую ситуацию в российской экономике для KM.RU комментирует известный публицист Андрей Паршев.

По большому счету, в нашей стране нет прибыльных предприятий

Когда я читаю такие сообщения, мне вспоминается фильм «День сурка». Главный герой просыпается каждый день и, что бы он ни делал, получается всегда одно и то же: видит он одно и то же и слышит он одно и то же. Причем формулировки предлагаемых мер звучат как плохо переведенный текст с английского языка. То есть у нас не просто «День сурка», а плохо дублированный «День сурка».

Правительство делает многое: посмотрите, например, на перечень тендеров, которые широко публикуются. Там есть заказы на научные работы, посвященные тому, куда вкладывать деньги пенсионных фондов. Пенсионные фонды – это инвестиционный источник, но вкладывать их надо так, чтобы они принесли прибыль, иначе пенсионеры останутся без пенсий. Эти деньги нельзя вкладывать не только в рискованные проекты, но даже в модернизацию инфраструктуры. Так вот: по большому счету, в нашей стране нет прибыльных предприятий. Казалось бы, как такое может быть? Ведь мы же видим, что предприятия существуют и работают.

Дело в том, что опосредованно убыточность погашается за счет нефтяной трубы. То, что осталось от промышленности, по сравнению с тем, что было, – это слезы крокодила, а точнее, мелкого крокодиленка. Это проблема для любого инвестора, потому что у нас нет конкурентоспособных отраслей. А почему же у нас их нет? Потому что с самого начала все было сделано неправильно.

Наша банковская система несамостоятельна

Когда экономика переводилась на рыночные рельсы, надо было создать протекционистскую атмосферу в стране. А без этого оказаться на мировом рынке очень опасно, потому что поначалу ты еще не умеешь достигать среднемирового уровня издержек и прогораешь. Если мы посмотрим на список богатых людей, то мы увидим, что они состоялись как крупные бизнесмены в сырьевой области, торговле, финансовой сфере, но, как правило, не в обрабатывающей промышленности. Конечно, есть и исключения из правил. Это некоторые предприятия, например, в пищевой и мебельной промышленности и в сферах, где невыгодно ввозить готовую продукцию. Отмечу, что нас учат экономике рынка, а не экономике издержек, но эта составляющая исключительно важна, когда речь идет о промышленности.

Кроме того, у нас совершенно ужасающая ситуация с банковским процентом. Во всем мире бизнес держится на кредитовании, причем для предпринимателя сначала должен быть льготный период. А теперь – смотрите: норма прибыли в американской экономике в среднем порядка 4%. Ясно, что процент по кредиту должен быть меньше четырех, иначе долг невозможно вернуть. А вы где-нибудь видели, чтобы у нас давали кредит хотя бы под 3,5%? В других странах процент именно такой, а у нас – нет.

Наша банковская система несамостоятельна, наш кредит не может быть дешевле зарубежного, потому что источником для нашего кредита служат иностранные деньги. Причем к этому добавляется еще одна проблема: не в полной мере обеспечена безопасность ссуды, то есть возможна ситуация, когда деньги взяли и не отдали.

Возвращаясь к мерам, о которых говорил Улюкаев, я хочу сказать, что, на мой взгляд, это не меры, а перечень проблем, с которыми сталкивается наша экономика. Этому перечню двадцать лет, и о нем знают даже неспециалисты.

Источник